По тонкому льду

19 мая 2001 в 00:00, просмотров: 961

Андрей Дмитриевич Сахаров, знамя нашей демократии, святой человек, чье восьмидесятилетие будет отмечаться в понедельник с подобающей скромностью... Что он пережил, что передумал, какой путь прошел, прежде чем взялся бороться за права человека?

Специалисты, отвечающие за историю нашей ядерной физики, к примеру, рассказывают, что до того еще, как Сахаров вступил в правозащитную полосу, он истово добивался испытания своей бомбы, в котором ему отказывали начальство и власти. Дело в том, что бомба у него получилась невероятно мощной. По расчетам выходило, что если взорвать у берегов США всего парочку экземпляров, цунами поднимется такой высоты и силы, что захлестнет весь континент.

Так что проведи Андрей Дмитриевич желанное испытание, от Америки осталось бы мокрое место. Но это ладно. Хуже, что земной шар мог треснуть и даже расколоться на куски — тогда бы и нам досталось от этого маленького испытаньица. К счастью, власти таких радикальных последствий не жаждали, поэтому Сахарова очень хвалили и награждали, но бомбу его считали “неиспытуемой”. А он был ужасно азартный, увлекающийся человек. Так ему хотелось свою бомбу опробовать — ну просто сил никаких не было.

В конце концов он добился, уговорил. Власти сдались, правда, позволили взрывать бомбу с зарядом не максимальной мощности, а всего лишь с половиной минимальной. Взрывная волна от того испытания четыре раза обогнула земной шар, а всякая радиосвязь на три дня вышла из строя.

...Конечно, доподлинно неизвестно, так ли оно было на самом деле, но компетентные товарищи, отвечающие у нас за историю ядерной физики, утверждают, что именно так. И хотя они рассказывают эту историю с выражением: “Сахаров-то ваш тот еще пацифист был”, она никоим образом его не дискредитирует, а наоборот, показывает, каким масштабным и одержимым должен быть человек, какой широты и размаха крыльев должна достигать душа его, чтоб он всерьез взялся за столь пустое, безнадежное дело — защищать права человека в нашей стране. * * *В основе демократических режимов лежит понимание того, что некие фундаментальные права даны каждому человеку от рождения — причем даны не государством, а Богом. Например, в американской Декларации независимости, принятой в конце XVIII века, эта идея выражена так: “Все люди созданы равными и обладают некоторыми неотъемлемыми правами, врученными им Создателем, среди которых право на жизнь, свободу и стремление к счастью”.

Фундаментальные права — именно что “неотъемлемые”. Никто — в том числе государство — не может их отобрать, потому что не оно их давало. Наоборот, задача государства заключается как раз в том, чтобы эти данные свыше права охранять от любых посягательств и нарушений.

Из фундаментальных прав, данных человеку от рождения, вытекают и все прочие гражданские права и свободы: свобода слова, собраний, религии, равенство наций, право самому выбирать, где жить и с кем общаться, право учиться, право зарабатывать деньги, богатеть и приобретать собственность. Правоохранительная и судебная системы государства следят за соблюдением этих прав. Конечно, не всегда у них все хорошо получается, бывает множество спорных случаев, когда одно право наезжает на другое, приходится что-то выбирать, и тогда кто-то оказывается несправедливо страдающей стороной. Считается однако, что подобные случаи — проблема законодательства. Просто законы нужно постоянно усовершенствовать, и со временем они станут настолько хороши, что не оставят щелей и лазеек для несправедливости.

Законодательство таких стран исходит из того, что государство, разумеется, гораздо сильнее отдельного гражданина. Государство может в любой момент его раздавить, расплющить вместе со всеми его правами, как трактор муравья, поэтому задача закона — уравнять их в возможностях, компенсировать слабость отдельно стоящего муравья-гражданина и обеспечить равенство всех перед законом, будь то муравей, президент, олигарх или бомж.* * *Россия хороша тем, что здесь у людей начисто отсутствует представление о фундаментальности своих общечеловеческих прав.

Россиянин не знает и не ощущает того, что у него есть некие неотъемлемые права, просто потому что он — человек.

Россиянин полагает, что за все свои права и свободы он должен благодарить государство. Если б не государство — он бы и на свет не родился. Поэтому за наше счастливое детство спасибо, родная страна, а также лично дорогой товарищ генсек, вождь, отец, учитель или как там он у нас сегодня называется...

Но если нет ничего и никого выше государства, то вполне естественно, что и судебная система, и правоохранительные органы, и вообще все законодательство работают на то, чтоб защищать исключительно интересы власти и обслуживать их верой и правдой.

Впрочем, в последние годы у государства появился серьезный конкурент — деньги. Права и свободы теперь можно получать не только благодаря принадлежности к власти, но еще и покупать за деньги. Правда, как показывает жизнь, при столкновении интересов власти и денег власть все же пока оказывается сильнее. Вон как, к примеру, Березовского и Гусинского обчистили и вытурили из России, несмотря на все их богатства, и добились этого именно судебные и правоохранительные органы.

Но если не брать в расчет исключительные случаи, можно сказать, что основа нашего чудо-режима остается прежней: чем больше у тебя власти и денег, тем больше у тебя прав и свобод.

В Конституции и в законах при этом могут быть записаны самые правильные слова по поводу прав личности. Однако в реальной жизни суды, следователи и прокуроры все равно будут защищать не ее права, а власть и деньги. * * *Если в стране нет честного и справедливого суда, тогда люди там постоянно живут на грани беды. Они идут по тончайшему льду, по стеклу, которое в любой момент может треснуть, обломиться без всякой твоей вины, и тогда провалишься в параллельный мир, захлебнешься, утонешь... а здесь в обычном нормальном мире будет светить солнышко, твоя родня будет продолжать брести по стеклу и печалиться, и пытаться вытащить тебя наверх. Родня продаст квартиру, чтоб платить адвокату, займет денег на взятку следователю, вконец разорится, забросит службу, карьеру, заболеет от переживаний и, если повезет, все-таки вытянет тебя наверх — беззубого, сломленного, с отбитыми почками и туберкулезом...

Гражданин России беззащитен, в точности как муравей перед трактором. Гражданина России в любой момент можно остановить на улице и проверить паспорт. Нет паспорта — тогда в отделение, не хочешь в отделение — тогда на землю, наручники, и оформим как задержание. И будут бить там, в отделении, и издеваться, пока мать или жена не привезет деньги, выкуп за тебя. Но это не самое плохое. Хуже, если подложат в карманы наркотики или патроны. Тогда — труба. ...А их подкладывают сплошь и рядом, и если вы слышите в “новостях”, что какой-то страшно опасный тип задержан доблестным РУБОПом и у него обнаружено 0,3 грамма наркотического вещества — можете быть уверены на сто процентов, это тот самый случай.

Примеров можно привести множество, мы живем в диком темном лесу абсолютного беззакония, и если вы еще не столкнулись с ним ни разу — значит, вам безумно везет в жизни.* * *Из-за того, что у нас вместо истинных ценностей и фундаментальных прав постоянно подставляются искусственные задачи якобы государственного значения, мы сами превращаемся в сумасшедших. Дикая путаница в мозгах, неадекватность полная — причем ладно б, если только у обывателей, замороченных пропагандой. Нет, неадекватны уже сами правители, депутаты, чиновники, всякие там “лучшие” люди, политологи, трактователи и предсказатели.

В Чечне за год пропало без вести порядка двух тысяч людей, задержанных военными “для проверки”. Около сотни потом были найдены родственниками. Убиты и выброшены неподалеку от места дислокации воинской части. Каждый гражданин нашей великой страны — каждый! — знает прекрасно, что чеченцев убили военные. Все понятно, не надо никаких доказательств. Захотели и убили.

Тем не менее прокуратура, представитель президента по правам человека — все, кто стоит на страже интересов государства, — талдычат в один голос, что нет, военные никого не убивали, и наше черное — белое, а белое — черное.

Европа смотрит на нас с ужасом. С у-жа-сом. Англичане и немцы, поначалу высказывавшие намерение поддерживать Путина, теперь стараются держаться от него подальше. Теперь даже какие-то вещи делаются специально в пику России. Отпустили Живило, дали политическое убежище Литвиненко... А наши ребята-молодцы будто и не замечают ничего. Жизнерадостные такие, собой довольные. Знай учат весь мир бороться с терроризмом, ждут потока инвестиций и обсуждают записи телефонных разговоров в приемной Волошина, напечатанные в газетах. Вот это им интересно, это важно. Кто кого спихнет, подсидит на этот раз? А то, что в стране людей убивают от лица власти, как скот, режут сотнями — это им совсем не важно и не интересно.

Депутат Надеждин совершенно открыто говорит, что закон об избрании губернаторов на третий срок подтасовывался под президента Татарстана. Подтасовали, Шаймиева выбрали, теперь — все, меняем закон обратно, чтоб отныне все было по Конституции — два срока и никаких третьих, ну там за небольшим исключением, буквально шесть человек еще, но люди все очень хорошие.

Где это видано, чтоб федеральный закон принимался специально для обеспечения прав одного конкретного человека?.. Право, у нас все же не депутаты, а какое-то племя туземцев. И депутат Надеждин в юбке из папоротника.

А по Думе уже ходит другой посланник небес и пробивает уже не губернаторские сроки, а судебную реформу. Чтоб, значит, депутаты сейчас быстренько приняли законы, касающиеся судебной системы — до того, как разъедутся по заграницам в отпуска. И здравомыслящие силы возлагают на реформу огромные надежды и говорят, что с ней все изменится, пойдет по-новому. Еще бы не по-новому, если теперь можно будет человека арестовать только с разрешения судьи, а раньше хватало разрешения прокурора!

...Мне, однако, непонятно, отчего возникнет такая большая разница, если у нас судья — точно такой же защитник интересов власти и денег, как прокурор? И действовать он будет точно так же, как действует сейчас, до судебной реформы. Заплатят — посадит. Прикажут — отпустит.

Нет, все это иллюзии и пустые хлопоты. Нельзя изменить устройство нашей жизни, приняв даже очень хорошие законы. Система все равно их перемелет и освоит под себя. Нельзя изменить устройство жизни, назначив на ключевые посты хороших людей. Их тоже перемелют и притрут, адаптируют к реалиям. Нет, менять нужно что-то совсем другое. Нужно сделать так, чтоб над государством стояло еще что-то, над чем государство не властно. К примеру, права человека, данные каждому от рождения.

Впрочем, нет, это тоже иллюзии. Заставить наше государство кого-то пропустить наверх, поставить выше себя — нереально. Нет таких рычагов. Вот разве что бомба академика Сахарова... Она, наверное, могла бы здесь что-то изменить.



    Партнеры