Родина за Бородина

19 мая 2001 в 00:00, просмотров: 488

Это такой плакат имеется: “Родина за Бородина”. Плакат сей (он висит у нас в редакции) извещает о некоей акции в защиту кремлевского завхоза, участники которой — люди весьма именитые: Никита Михалков, Людмила Зыкина, Иосиф Кобзон. Имеются и менее именитые участники этой акции. Например, детишки, которые послали письмо “на деревню дедушке” (письмо почему-то дошло) с такими строчками:

Кто ты, что ты — мы не знаем,

Но добра тебе желаем.


Ну что тут скажешь. Дети. Для них слова “Мерката” и “Мабетекс” — пустой звук.

Тут как раз Пал Палыча по телевизору показали. Из Женевы. Упитанный такой мужчина, веселый. Да я, говорит, с удовольствием сюда прилетел. И еще прилечу. Сколько нужно, столько и прилечу.

Еще бы не с удовольствием! В Швейцарию да за казенный счет — кто бы отказался?

Хотя почему — за казенный? В конечном-то итоге это наши деньги, налогоплательщиков. Да только кто ж и когда их считал. Особенно в том случае, когда в дело замешана такая штука, как престиж государства. Он, говорят, дороже.

Это правда: дороже. Престиж никакими деньгами не измеришь. Однако с ним, с престижем, да и с Бородиным тоже как-то не совсем ладно выходит.

Честно говоря, тонкости швейцарского правосудия меня мало интересуют. И то, что Пал Палыч на допросе у следователя Дево решил “играть в молчанку” — это его личное дело. В конце концов, адвокаты у Бородина очень даже именитые, случись чего с нами, к ним и не подступиться. Может, это они ему такую “тактику” присоветовали. А может, сам Бородин решил таким способом свое презрение к швейцарским правоохранительным органам выказать. Не важно это. Важно другое.

На счетах Пал Палыча, его жены, дочери и зятя в западных банках лежали огромные деньги — не то 25, не то 30 миллионов долларов. Подписи Бородина идентифицированы, управляющие банков подтверждают свое знакомство с Бородиным. Все это не опровергает даже российская прокуратура, которая при всем при том официально заявляет своим западным коллегам: ни в чем противозаконном г-н Бородин не замешан.

Очень хочется верить. Прямо до слез. Как тем детишкам.

Но когда умиление иссякает, остаются кое-какие вопросы. Собственно, всего только один вопрос: откуда? На этот вопрос должна была бы ответить российская прокуратура. Бородин заработал честным трудом? Тогда извольте, господа прокуроры, так и объяснить нам — так сказать, общественности, которая почему-то очень любит считать деньги в карманах российских чиновников. Мол, Пал Палыч совершенно честно и легально их заработал. Откладывал из зарплаты. На старость.

Адвокаты Бородина утверждают: даже если на его счета и поступали какие-то деньги, то они сразу же были переведены на совсем другие счета, не имеющие отношения к Пал Палычу.

По-моему, сомнительный аргумент. Подобная операция называется “уничтожением следов”: деньги кочуют со счета на счет (разумеется, в операции участвуют только “доверенные лица”), и в конце концов найти истинного владельца весьма и весьма трудно.

Но можно. И если раньше Пал Палыч попросту отрицал наличие у него каких бы то ни было банковских счетов на Западе, то теперь он замкнулся в гордом молчании. И о счетах своих близких родственников тоже молчит. Может, у них был свой, совершенно легальный бизнес, и они время от времени подбрасывали папе кое-какие незначительные суммы?

Было бы замечательно, если бы российская прокуратура ответила на все эти вопросы. Прокурорские между тем молчат, как и Бородин, который на них же и ссылается. Прямо так и говорит из Женевы в камеру (телевизионную): меня, говорит, российская прокуратура три года проверяла и ничего не нашла.

Охотно допускаю. Ведь проверка столь важного лица ведется на серьезном прокурорском уровне. Я бы сказал — на высшем. А кто ж там проверять будет? Те, кто по решению Пал Палыча получал за бесплатно роскошные квартиры в элитных домах?

Эти не будут.

Так что проблемы швейцарского правосудия меня не трогают. Отмывал г-н Бородин деньги на Западе или не отмывал — не в том суть. А в том, что миллионы долларов на счетах семьи кремлевского чиновника все равно грязные. И наше высшее прокурорское начальство прекрасно это знает.

Не так ли, господа прокуроры?

...А за “Родину”, которая “за Бородина”, мне стыдно. Почему бы тогда не “за Козленка”? Или “за Быкова”. Тоже ведь — как и Пал Палыч, когда он в нью-йоркской тюрьме пребывал, — “узники совести”.



Партнеры