Дело - табак

23 июня 2001 в 00:00, просмотров: 533

Когда караул устает, наступает абзац. Полный. В том смысле, что тоже караул, но другого сорта. Один раз мы это уже проходили.

Кстати говоря, тогда, на заре революции, Учредительное собрание разогнали вовсе не большевики. Знаменитую фразу, после которой у нас и начался тот самый абзац, произнес анархист Железняков. Впоследствии народ сложил про него песню, согласно которой “матрос, партизан Железняк шел на Одессу, а вышел к Херсону”.

Сильно промахнулся.

А тенденция между тем осталась. Мы все время выходим куда-то не туда. Целим вроде бы в одно место, а попадаем совсем в другое. Сами знаете, в какое. А к осени и другая тенденция обязательно проявляется. Очень нам хочется чего-нибудь разогнать. В последние годы частенько задают один и тот же вопрос: “Ну, разгонят осенью Думу?..” Хоть и нехорошо это, но я всегда отвечаю вопросом: “А зачем?”

Давайте подумаем вместе, граждане. Действительно: зачем? Разве она кому-нибудь мешает, наша Дума? Особенно теперь? Я еще понимаю — при Ельцине. Тогда парламентарии Борису Николаевичу сильно досаждали — и справа, и слева. Но гарант все равно не стал вытряхивать их из насиженных московских квартир.

А теперь и вовсе незачем. Теперь наши всенародно избранные прямо-таки соревнуются, кто ловчее власть вылижет. А поскольку мест для вылизывания у власти все-таки ограничено, среди депутатов давка образовалась — все пытаются отхватить наиболее удобные места для этой сангигиенической процедуры. А некоторым и вовсе никаких не досталось — стоят без дела, языки наружу, слюна капает. Зрелище, между прочим, не слишком привлекательное, многих избирателей уже подташнивает.

Раньше такого лизоблюдства не наблюдалось. То есть явного не наблюдалось. В кулуарах-то кремлевских оно присутствовало, тут никаких сомнений нет. Но чтобы так — в открытую, прилюдно — такого не было. Надо думать, потому что депутаты нас, избирателей, стеснялись. Мы ведь за ними тогда очень тщательно присматривали. А нынче как-то это нам надоедать стало. Жизнь заела. Ну кого, скажите на милость, интересуют нынче истерики Жириновского, всегда готового повернуться под кремлевским ветром в нужном направлении? И от косноязычия Шандыбина уже не смешно, а грустно, потому как за истекшие десять лет мы все-таки сумели понять, что кухарка не может и не должна управлять государством.

Так что Дума наша никому не мешает. Правда, денег на нее уходит прорва, ну да это ничего. Богатенькие мы. Как Буратины. Кое-какая нефть на нашем Поле Чудес еще имеется.

Сами депутаты между тем решили промеж себя что-то такое перераспределить. В стране передел собственности происходит, ну и они не отстают. Опять никчемные комитеты свои делят. И дело не в том, что никчемные, а в том, как это происходит. А происходит это, граждане, весьма примечательно. Слишком много думских комитетов оказались под коммунистами, а они, дескать, “саботируют президентские законопроекты”. Стало быть, комитеты у них надо отобрать и передать тем, кто не саботирует.

Вдумайтесь, граждане. Законодательная власть, которая призвана сдерживать и уравновешивать исполнительную, готова в обнимку с ней, с исполнительной, исполнить ораторию на тему разделения властей.

Гиньоль. С комедийным уклоном.

Конечно, на все это лизоблюдство уходит уйма времени. Удивительно, как Дума успевает еще какие-то там законы принимать. На днях, к примеру, новый Уголовно-процессуальный кодекс одобрила. Знаете, сколько времени она этим занималась? Одобрением? Девять лет . Но и новый УПК наши народные избранники решили не сейчас ввести, а через три года. Дать отстояться.

К тому времени то ли ишак сдохнет, то ли хозяин. А хозяин-то, между прочим, — мы с вами.

А позавчера депутаты еще один закон приняли. “Об ограничении курения”. При этом похвалялись, что закон — ну прямо как у американцев. И на рабочих местах теперь курить нельзя, и в транспорте (в собственном автомобиле тоже?), и “в организациях здравоохранения, образования и культуры, а также в помещениях, занимаемых органами государственной власти”.

Поддались, стало быть, тлетворному влиянию.

Между прочим, американские чиновники — народ ханжеский. Мой знакомый из Госдепа рассказывал мне, как многие его коллеги частенько бегают на какую-нибудь дальнюю лестницу или к черному входу — подальше от начальственных взоров, — чтобы выкурить сигарету-другую. Но на людях — ни-ни.

Мы, понятное дело, американцев переплюнули. Цитирую:

“Не допускается демонстрация курения табака во вновь создаваемых телевизионных программах, в кинофильмах и спектаклях и демонстрация курения табака общественными и политическими деятелями в средствах массовой информации”.

Ну не бред ли?

Забота о здоровье народа — первейшая задача депутата. Хотя и сам курю, но понимаю. Не понимаю другого. В стране процветает и чудовищными темпами растет наркомания. По СПИДу мы, кажется, уже обогнали всех кого можно. Ко всему этому Дума только что санкционировала превращение России во всемирную свалку ядерных отходов. До кучи.

На таком фоне закон об ограничении курения выглядит насмешкой.

Смеются, между прочим, опять же над нами.




Партнеры