В Большом театре - передел без предела

29 июня 2001 в 00:00, просмотров: 162

В Большом театре закрылся сезон. Под занавес прошел последний премьерный показ оперы Прокофьева “Игрок”, которая стала линией фронта театра полувоенных действий, конфликтов, скандалов, интриг, бездумных кадровых перестановок и бурных увольнений с демонстративным хлопаньем историческими дверями. Конец сезона совпал с назначением нового главного дирижера Большого театра, которым неожиданно для всех стал молодой дирижер Александр Ведерников.

За стремительными кадровыми перестановками скрывается безумная ситуация с оперой “Игрок”. Злосчастный спектакль был показан всего пять раз, сменив трех (!) дирижеров. Как известно, Рождественский заявил о своем уходе после второго показа. И предложил замену — своего заочного аспиранта Дяченко. Двух спектаклей оказалось достаточно, чтобы понять: подобный уровень дирижирования не соответствует требованиям Большого театра. На спектакле 21 июня в финальной сцене произошел вопиющий инцидент: не дожидаясь окончания сцены, группа молодых музыкантов с шумом начала собирать свои вещи, гася свет на пультах и складывая в футляры инструменты. Что не делает чести оркестрантам, однако в этом проявилось откровенное неуважение оркестра к дирижеру.

Руководство оперной труппы театра принимает решение спасти спектакль, передав его опытному профессионалу, работающему в Большом театре в качестве дирижера уже двенадцать лет, — Павлу Сорокину. И здесь начинается детектив.

Исчезает... партитура “Игрока”. Сорокин начинает готовиться по клавиру. Внезапно директор театра Анатолий Иксанов, который так и не нашел возможности ответить на вопросы корреспондента “МК”, возвращает Дяченко. За день (!) до спектакля вновь вызывают Сорокина, который, как палочка-выручалочка, дирижирует “Игроком” без единой репетиции.

На фоне этих событий назначается главный дирижер — Александр Ведерников. Кто-то в театре относится к этому сдержанно, считая Ведерникова способным дирижером. Однако оркестранты совсем не знают его как оперного дирижера. Кто-то полагает, что не последнюю роль в этом назначении сыграл тот факт, что молодой дирижер — сын известного баса Ведерникова. Многие считают, что раз уж Минкульт принял к действию лозунг “Молодежь — в главные дирижеры!”, гораздо более логичным было бы назначение на пост Павла Сорокина — талантливого 37-летнего музыканта, с 25 лет стоящего за пультом оркестра ГАБТа, поставившего на сцене Большого очень удачную “Иоланту”. Его послужной список выглядит гораздо более убедительным, нежели зарубежные успехи Ведерникова. (Кстати, странно, что не ему предложили “с листа” сыграть “Игрока”: неплохая возможность проявить себя.)

Право, будто бы не на Театральной площади Москвы, а в уездном театрике Усть-Урюпинска идет вся эта мышиная возня...



    Партнеры