Фальшивая борода

21 июля 2001 в 00:00, просмотров: 323

Одним из главных живописных “хитов” Третьяковской галереи уже многие десятилетия считается картина Василия Пукирева “Неравный брак”. Около нее всегда собираются толпы экскурсантов, размышляющих об очевидной жизненной драме, ставшей сюжетом жанрового полотна. Кто-то любуется миловидным, но грустным лицом невесты, кто-то восхищается мастерством живописца в изображении золотой парчи фелони священника или блеска атласа подвенечного платья... И абсолютно все обращают внимание на задумчивое лицо бородатого шафера, о котором экскурсовод непременно сообщает, что это — автопортрет самого художника.

До конца 1940-х годов не возникало сомнений в том, что на знаменитой картине отображен драматический эпизод из жизни самого Василия Пукирева. Подтверждением тому было и авторитетное свидетельство писателя В.А.Гиляровского: “Этот старый важный чиновник — живое лицо. Невеста рядом с ним — портрет невесты В.В.Пукирева, а стоящий рядом со скрещенными руками — это сам В.В.Пукирев, как живой”.

Однако в 1949 году сотрудниками Третьяковской галереи было получено письмо от старого москвича Николая Сырейщикова, который сообщил, что в основе сюжета картины “Неравный брак” лежит любовная история его деда Сергея Михайловича Варенцова, который являлся другом Пукирева и даже брал у него уроки рисования. Пукирев знал, что его приятель был влюблен в девицу Софью Рыбникову, но ее выдали замуж за пожилого фабриканта К., и на долю Варенцова выпала тяжкая доля — быть шафером на их венчании, которое состоялось в 1860 году в храме Трех Святителей на Кулишках. Первоначально на заднем плане картины действительно был изображен сам Варенцов, но из-за его резкого недовольства публичным показом своей жизненной драмы Пукиреву пришлось подрисовать шаферу на картине бороду, которую Сергей Варенцов не носил.

Долгое время иных подтверждений данной гипотезы не существовало. Однако совсем недавно исследователи Валерий Любартович и Елена Юхименко подготовили к публикации рукописные мемуары дореволюционного московского предпринимателя Николая Варенцова — внучатого племянника того самого Сергея Варенцова. Автор мемуаров, в частности, приводит такое семейное предание: “Про Сергея Михайловича рассказывали, что он был влюблен в дочку купца Рыбникова и хотел на ней жениться, но родители предпочли выдать ее замуж за Андрея Александровича Карзинкина, хотя не такого красивого, но очень богатого и хорошего человека”.

Итак, имена всех участников этой истории стали известны. Ко дню венчания Андрею Карзинкину исполнилось 37 лет, а Софье Рыбниковой — 24 года. Разница в 13 лет, наверное, и в XIX веке была не столь разительной, и художнику пришлось “состарить” жениха — ради пущего драматизма картины.

Удалось установить, что моделью для образа жениха — старого чиновника — послужил князь Цицианов.

Но как же выглядели настоящие участники этой истории? Сегодня мы имеем возможность представить портреты истинных действующих лиц знаменитого “любовного треугольника” — потомственного почетного гражданина, купца I гильдии Андрея Карзинкина, купеческой дочери Софьи Рыбниковой (в замужестве — Карзинкиной) и “главного пострадавшего” — московского купца II гильдии Сергея Варенцова.



Партнеры