Дзю - до, слёзы - после

30 июля 2001 в 00:00, просмотров: 219

Выступление российских дзюдоистов на чемпионате мира в Мюнхене иначе как триумфальным не назовешь. Турнир еще не закончился, а в активе нашей сборной уже две золотые медали. Такого не было десять с лишним лет, с союзных времен. А уж “золото” в легкой весовой категории, где первенствовал Виталий Макаров, мы и вовсе не выигрывали 26 лет. Неспроста, наверное, дзюдо с некоторых пор считается президентским видом спорта. А новоиспеченный чемпион Макаров ждет поздравительного звонка от Президента России Владимира Путина, с которым не раз, кстати, пересекался на татами...Репортаж из Мюнхена специального корреспондента “МК”

В Мюнхене ждут звонка Владимира Путина

“Мне сейчас на допинг-контроль идти, а я уже всю жидкость выплакал”, — широко, как водится у дзюдоистов, улыбаясь, пошутил Виталий Макаров, пока доктор российской сборной срезал лейкопластырь с рук нашего борца. “Пластырь — это как защита, — тут же пояснил мне Виталий, — все суставы-то выбиты. Хотя по большому счету с заклеенными пальцами неудобно бороться — кимоно соперника хуже чувствуешь”. “А ты повнимательнее будь, — посоветовали тем временем доктору, — а то еще оттяпаешь чемпиону руку...”

Действительно, зачем нам безрукий обладатель золотой медали? Не для этого в финале Макаров уложил лопатками на татами “Олимпия Халле” японца Юсуке Канамару, одержав чистую победу — иппон. А российская сборная получила здесь второе “золото”, на которое, по правде говоря, в Мюнхене не слишком уж рассчитывали.

...В субботу немцы прямо-таки оккупировали Олимпийский парк. К футбольной арене текла голубая река болельщиков “Мюнхена-1860”, омывая небольшие красные островки фанатов “Кайзерслаутерна”. Еще ни разу я не смотрел футбольный матч почти с 200-метровой высоты. У дзюдоистов был перерыв, поэтому скоротать время и побывать на знаменитой Олимпийской башне — милое дело: 27 секунд на скоростном лифте — и вот она, смотровая площадка на высоте 190 метров.

Короткая экскурсия и созерцание мюнхенских красот с высоты птичьего полета (например, четырехцилиндрового здания известного баварского машиноделательного завода, расположенного рядом с парком) закончилась. И я отправился в ставший борцовским зал. Там, например, я увидел, как серебряный призер чемпионата — турок Селим Татароглу — вкуснейшим баварским сосискам предпочел родную кухню и жевал донат-кебаб — немецкий собрат нашей шаурмы. Причем откусывал он так, словно хотел показать, как в воскресенье он будет поедать своих соперников в абсолютной категории. Возле специального стенда Международной федерации дзюдо раздавала автографы голландская дзюдоистка. “Девушка, а у вас есть бойфренд?” — поинтересовался некий бойкий юноша. “Есть!” — ответила стройная блондинистая спортсменка. А ведь могла бы и прием какой-нибудь провести, если бы сочла такой вопрос чересчур фамильярным...

После пятницы, когда все наши борцы выбыли еще в предварительных раундах, субботние результаты не могли не радовать. В полуфиналы весовых категорий до 73 и до 66 кг пробились Виталий Макаров и Ислам Мациев. Правда, до финала дошел только Виталий, а Ислам, проиграв две схватки, не удостоился, к сожалению, даже бронзы.

— Канамару — очень серьезный японец, не одного валил, — вернувшись в разминочный зал после несложной победы над поляком, оценил своего будущего соперника Виталий. — И меня один раз. Так что есть за что рассчитаться...

Это Макаров припомнил, как он проиграл Канамару на международном турнире в Будапеште. А затем начал бинтовать левую руку: “Не бойтесь, это для профилактики. Чтобы старая травма не напомнила о себе в самый неподходящий момент”.

Финальную схватку между россиянином и японцем все, кто ее видел, назвали самой зрелищной на этом мировом чемпионате. Единственное, что немного огорчило, — судейство.

— Странно, что на финал назначают представителей “третьих” — в дзюдоистском смысле — стран, — удивлялся президент Федерации дзюдо России Владимир Шестаков. — Они же еще не могут профессионально работать! Я не знаю, было ли судейство предвзятым, но зал, вы сами видели и слышали, не одобрял многие решения...

— В таких ситуациях надо следовать поговорке: “Одну ягодку беру, на другую смотрю”, — оценил судейство уже сам чемпион мира. — То есть, если заметил, что они делают что-то не то, значит, надо просто выложиться до конца.

— Виталий, а что сказал тренер перед твоим выходом на татами?

— “Расслабься. Здесь тебе не нужно никому ничего доказывать. Просто покажи свою технику, чтобы все увидели, что ты не зря шел именно к этому старту”. Кроме того, я настраивался показать красивую борьбу, а обращать внимание на посторонние вещи — судейство или же на “похоронную бригаду”, как назвали группу, куда я попал по жеребьевке, — все же не стоит. Иначе бы я не одержал шесть чистых побед.

— Теперь у вас с японцем равенство?

— Знаешь, мой тренер как-то пошутил: “У Макарова два раза выиграть нельзя”. Видимо, его слова попали богу в уши. Вообще, мне было тяжело в моральном плане. После Олимпиады кто-то даже решил, что на мне пора ставить крест, но были люди, которые меня всячески подбадривали. Например, бывший врач сборной сказал, что чемпион мира среди молодежи обязательно должен стать и взрослым чемпионом. Так что говорю “спасибо” всем, кто верил в меня и кто не верил...

— Слышал, ты выступаешь за питерский клуб “Явара-Нева”. Как думаешь, ваш почетный президент и Президент России Владимир Путин лично поздравит тебя?

— Вообще-то я жду звонка от Владимира Владимировича (смеется). Если он узнает о моей победе, то может это сделать. Уверен, он будет счастлив и рад за меня, как и вообще за наше дзюдо.

— За президентское кимоно, наверное, держался?

— А как же! Один раз даже президент мог бросить меня на татами, но почему-то не захотел.

— А ты его?

— Вот это уже провокационный вопрос...

“А мы ведь десять с лишним лет, считайте, с союзных времен, не увозили домой два “золота”!” — привел тем временем историческую справку Владимир Шестаков.

...А вечером из передачи новостей я узнал, что “Кайзерслаутерн” во втором туре чемпионата бундеслиги разнес почти полуторавековой “Мюнхен” в пух и прах — 4:0. Несмотря на “летний” футбол — это как наш “весенний”, — игра была красивой. Но ничуть не жалею, что не видел ее целиком. Наблюдать за восхождением Виталия Макарова к “золотой” вершине было куда интереснее.





Партнеры