ПУШКИН НА КОНЬКАХ, А ЛЫСЫЙ ПОД ЗОНТИКОМ

7 августа 2001 в 00:00, просмотров: 512

  Кто может додуматься до такого эффектного трюка? Выполнить серию шляп котелков из папье-маше в стиле художника-авангардиста Магритта? Только человек театра. И висят они на вешалке, поражая морскими мотивами. На них волны, облака, синее море и голубое небо... такие манящие и ласковые. Есть в этой коллекции котелок “Лысый” — немножко волосяной растительности на лысом черепе, и котелок “Под зонтом” — крохотный зонтик, нависающий над котелком.

     Автор этой коллекции, представленной на выставке “Грани таланта” (филиал Театрального музея им. Бахрушина на Тверском бульваре), Виктор Назарити по образованию не художник и не дизайнер, а... столяр-паркетчик. Работал бутафором-декоратором в театрах им. Гоголя, Маяковского, музыкальном им. Станиславского и Немировича-Данченко, а теперь скрывается где-то в Крыму.

     Все участники выставки: артисты, режиссеры, предстают здесь в неожиданном амплуа. Кто художником, кто керамистом, а кто и краснодеревщиком. Кто бы мог подумать, что Станислав Говорухин — в миру кинорежиссер и политик-говорун, оказывается, прекрасный рисовальщик. Его серия работ “Рисунки на полях” поражает легкостью пера и стремительностью линий. Все не так плохо, если режиссер-политик за годы кровавых госдумовских битв не потерял страсти к художествам.

     Актриса театра им. Моссовета Нина Дробышева рассказывает:

     — Сколько себя помню, всегда что-то пробовала сделать сама. Рисовала, лепила, вышивала, составляла икебаны: чем и привлекла внимание первого и седьмого мужей. Позже занялась мозаикой, в тот период, когда была неудовлетворена работой в театре. В ней многие мои несыгранные роли и “ночные бдения”.

     Среди мозаичных работ Дробышевой поражает портрет Эдит Пиаф, роль которой когда-то с огромным успехом исполняла в театре Дробышева. Синие глаза, обведенные чернотой, и кровавые, как рана, губы, мучительно прорывающие мрачную синеву мозаичного фона, — это трагическая Пиаф Дробышевой.

     Другой артист Театра им. Моссовета, легендарный Ганс Шнир из “Глазами клоуна” Белля, Геннадий Бортников давно известен в узком кругу как интересный художник. Среди представленных на выставке полотен запоминаются портреты Фаины Раневской, Марка Шагала и мима Марселя Марсо. А вот артистка театра “Ленком” Ирина Аугшкап-Серова в своих керамических фантазиях замахнулась на Александра Пушкина, вдребезги разбив хрестоматийный облик поэта. Александр Сергеевич так лихо мчится на роликовых коньках под осенним листопадом, так увлеченно беседует с Чарли Чаплином, что дух захватывает от восторга. А сама Серова, которая называет себя артисткой-керамисткой, вспоминает, что все началось в Риге, где отдыхала летом на море и увидела, как работают художники. Ирина попросила у одного из них кусочек глины полепить и через какое-то время родила на свет чудо-юдо. Но художники над ней не стали смеяться, а перед отъездом Ирины в Москву прямо к вагону поезда подкатили ей в подарок тележку с глиной, килограммов на тридцать...

     Что есть еще интересного на выставке? Да все. Это фотопортреты гримера театра “Мастерская Петра Фоменко” Ларисы Герасимчук, элегантные натюрморты Льва Прыгунова, графические выкрутасы художественного руководителя театра “Монплезир” Игоря Ларина, работы актрисы Валентины Малявиной, рисунки Геннадия и Натальи Назаровых, пронзительная графика кинорежиссера Владимира Наумова. На выставке есть даже симпатичный сундучок с двойным дном, украшенный инкрустацией из мельхиора. Это столярное чудо создал артист Театра им. Сергея Образцова Юрий Калинников, который с четырнадцати лет занимался резьбой по дереву и изготовлением музыкальных инструментов.

     В общем, самодеятельное творчество профессиональных творцов — это страшная сила.

    



Партнеры