Яромир Ягр: Живу по заветам Маркса - Энгельса!

7 августа 2001 в 00:00, просмотров: 1435

Вообще-то знаменитый чешский хоккеист, олимпийский чемпион Нагано-98 Яромир Ягр не такой уж большой любитель давать обширные интервью. Например, максимум, на что могут рассчитывать его соотечественники журналисты, — десять минут общения. И в большинстве случаев на каждый вопрос хоккеист, сменивший этим летом провинциальный “Питтсбург Пингвинз” на столичный “Вашингтон Кэпиталз”, дает односложный ответ: “да” или “нет”... Однако корреспонденту “МК”, побывавшему на прошлой неделе в Праге на подписании контракта с Ягром по поводу его выступления в благотворительном мачте 14 августа “Ягр-тим” — “Буре-тим”, повезло, и он убедился в обратном. Яромир отвечал на вопросы час с лишним. Рассказал о своем фермерском детстве, о том, как ему звонил сам Рональд Рейган, о знаменитом экс-одноклубнике канадце Марио Лемье, даже о том, что готов выполнить приказ Президента России Владимира Путина, и, наконец, почему же он решил обрезать свои длинные волосы...



...Старенький дворец в Литвинове забит до отказа: дают хоккей. Местный “Хемопетрол” против мегазвездной “Ягр-Тим” во главе с одним из лучших (если не лучшим) игроком мира. Болеть в Чехии умеют — это точно. Впервые в жизни увидел на хоккейном матче, как некоторые зрители обнажились чуть не до трусов: то ли оттого, что духота и в самом деле жуткая, почти как на улице (только внизу, у самого льда, чуточку прохладнее), то ли игра так распалила.

А игрушка, на секундочку, выдалась что надо — да и разве может быть иначе, когда на площадке собираются такие суперпупермастера, как Мартин Ручински, Петр Недвед, Мартин Страка, Роберт Райхел, Давид Выборны, а литвиновцев ведет в бой Петр Клима, блиставший, помнится, еще в 80-х. Каждому, кстати, из перечисленных перед началом встречи, когда объявляли составы, досталась изрядная порция аплодисментов. Но когда диктор выдал раскатистое: “Яроми-и-ир Ягр-р-р-р-р!!!” — то мне, честно говоря, на какую-то долю секунды стало не по себе: показалось, этот хлипкий сарайчик, по сравнению с которым даже старый воскресенский дворец — чудо современного дизайна, от оваций того и гляди развалится...

Вообще, все эти дружеские матчи, как правило, довольно занудные — но этот вот получился явно из другой оперы. А уж в последние пять минут при вроде бы классическом ничейном варианте команды и вовсе завелись не на шутку. Закончилось все, правда, тем, что секунд за двадцать до финала форвард с лирической фамилией Бухал промахнулся из такой стопроцентной ситуации, словно накануне и вправду активно мешал сливовицу с бехеровкой — и пришлось исполнять буллиты.

Выиграли “старз” — несмотря даже на то, что Яромир-то свой бросок не использовал. Почему — это я решил выяснить уже на следующий день, после того как он закончил раздавать автографы в одном из пражских магазинов, а менеджер хоккеиста Павел провел нас с очаровательной переводчицей Ханой Деметеровой вниз, в подсобку. Там, подальше от бесчисленных фанатов, мы и устроились для интервью, приуроченного к предстоящему 14 августа в Москве матчу между “Ягр-Тим” и нашей “Буре-Тим”, который пройдет в рамках Кубка “Спартака”. Первого, между прочим, интервью Ягра российскому печатному изданию...

— Если честно, ты, наверное, не забил, потому что просто устал? Или что-то повредили тебе? Да, интересно: в таких матчах защитники так же жестко, как и в официальных, играют?

— Нет, конечно, не так жестко. Но устать — да, устал. Потому, наверное, и не забил. Это ведь был первый мой матч после долгого отдыха.

— А не жалко отпуск-то на хоккей тратить?

— Ну так я же к сезону готовлюсь, правильно? Дело тут в том, что чем позже начнешь, тем тяжелее потом будет... К тому же на пляже уже успел поваляться. В Америке — на Атлантическом побережье...

— Домой ты каждый год приезжаешь?

— Да. Обычно так: сразу по окончании сезона еду на побережье, а потом — домой, в Кладно.

— Ты вырос в том самом доме, где принимал нашу делегацию во главе с председателем совета директоров международного хоккейного турнира Кубок “Спартака” Юрием Карзаловым?

— Нет, я вырос на ферме.

— Что, и сено сам косил?!

— И сено косил, и корову доил — все было. Вообще, я рано начал вкалывать. Может, поэтому хоккейные нагрузки сносил всегда без особых стонов...

— До этой поездки в Москву ты единственный раз был у нас в стране — тогда она еще называлась СССР — в Киеве. Воспоминания приятные остались или не очень?

— Ну, по правде говоря, я толком тогда ничего не посмотрел: мы очень много играли. Да и в 17 лет не слишком тянет шататься по музеям... Мы тогда, помню, заняли второе место. А мне проигрывать кому угодно всегда было крайне неприятно — поэтому воспоминания эти приятными назвать никак не могу.

— Русский язык ты, наверное, как и все чехи твоего поколения, в школе учил. Помнишь какие-то слова?

— Да, с первого класса средней школы у нас был соответствующий предмет. Но у меня как у спортсмена был достаточно свободный режим посещений — не на все уроки ходил. И так почему-то получалось, что все время пропускал именно русский язык. Я-то, конечно, знаю, почему так происходило: у нас была очень противная учительница!..

— А с нашими-то хоккеистами в Питтсбурге общался как — по-английски?

— Конечно. Хотя мне и английский в свое время не очень просто дался: поначалу я не мог заиграть в Америке, как умею, именно по причине плохого владения языком... А что до русских ребят — у меня со всеми из них были и есть хорошие отношения. Хотя больше, признаюсь, подружился с Дарюсом Каспарайтисом.

— Ты, кстати, в курсе, что снялся в небольшом эпизоде в культовом для России фильме “Брат-2”?

— Да, помню-помню... Там еще русский актер с нами катался...

— Каспарайтис рассказывал тебе, что этот фильм стал самым популярным у нас в стране?

— Ну, конечно, стал — потому что он там снялся. Даже какие-то слова, по-моему, говорил.

— А сам ты играл в кино?

— Нет... Хотя вру — один раз было. Жан-Клод Ван Дамм еще в этом фильме снимался — я уж и не помню, как он называется. Дело в том, что владелец “Питтсбург Пингвинз” Болдуин принимал участие в продюсировании этой ленты...

— Но теперь ты — хоккеист “Вашингтон Кэпиталз”. Знаком с Сергеем Гончаром, Андреем Николишиным?

— Пока нет. Но за предстоящий сезон наверняка познакомимся как следует. Тем более что у нас с Гончаром — общий агент.

— Слушай, вообще это очень тяжело — менять команду после того, как десять лет, считай, за нее отыграл?

— Какая-то частичка моей души, безусловно, останется в Питтсбурге.

— Скажи честно, ты переезжаешь в Вашингтон из-за денег — новый хозяин “Кэпиталз”, знаменитый баскетболист Майкл Джордан, говорят, не жалеет зарплат?

— Нет! Ни в коем случае... Знаешь, деньги не значат для меня почти ничего. Что человеку нужно — машина, дом. У меня все это есть. На еду тоже хватает... Поверь, я стараюсь быть выше этого. Если я, к примеру, приду в магазин и мне предложат взять бесплатно что-то, что мне не нужно, я непременно откажусь. Но, к сожалению, большинство людей поступит по-другому... (В этот момент Ягр, словно вспомнив что-то, принялся спрашивать у своего менеджера, много ли его герлфренд — словацкая модель Андреа — накупила за то время, что он раздавал автографы. Павел ответил: “Не знаю — сколько, но все эти сумки еле тащили два человека!” Яромир, вновь развернувшись ко мне, только улыбнулся: “Вот видишь — из-за таких, как она, теорию Маркса—Энгельса и не удастся никогда воплотить в жизнь...”. — А.Л.)

— Расскажи, как проходил твой обмен.

— По окончании сезона я подошел к нашему менеджеру Крэйгу Патрику и сказал: “Хочу в другую команду”. Он ответил: “Да ты каждое лето это говоришь...” — “Я серьезно хочу!” На самом деле я раздумывал об этом очень долго. И пришел к выводу, что в результате для всех будет лучше.

Но вот что мне не понравилось: те журналисты, кто раньше набивался в друзья, за последние два месяца, когда мне реально надо было помочь, ничего хорошего обо мне не написали. Наоборот, начали раздувать слухи. Например, придумали, будто у меня конфликт с Иваном Глинкой.

— И это при том, что в конце сезона ты играл с травмой...

— Ох... Это вечная история. Умом ты понимаешь, что надо просто полечиться, но опять выходишь на лед и играешь. В результате ты же еще оказываешься виноватым — отовсюду сыплются упреки, что сыграл ниже своего уровня... И ведь каждый раз говоришь себе: “Больше так делать не буду!” А потом — по новой. Как пьяница, который просыпается с больной головой, клянется себе: “Все, завязываю!” — а вечером начинается то же самое!

— В “Вашингтоне” теперь появится чешская колония, как в “Питтсбурге”?

— Поверь, я никогда не диктовал руководителям клуба, кого приглашать. Могу высказать свое мнение — не больше. Посоветовать. Если тот же Майкл Джордан спросит.

— Чем прежде всего отличается твоя новая команда от старой?

— В “Питтсбурге” — жесткий бизнес. Ты знаешь, что там были проблемы с деньгами, много говорили о банкротстве клуба... А для хозяев “Вашингтона” хоккей — это хобби. В “Питтсбурге” все делается для зарабатывания денег, а тут для развлечения. Да хотя бы такой момент: когда полетел принимать приглашение “Вашингтона”, мне взяли билет в первый класс. А в “Питтсбурге” мы всегда летали только экономическим.

Но я перехожу не из-за денег — повторю. А из-за того, что хочу еще раз выиграть Кубок Стэнли. Сейчас такое время, что только богатые команды могут на него претендовать. Почему? Да все очень просто. У обладателя Кубка Стэнли “Колорадо” — пять игроков, зарабатывающих по 10 миллионов в год. А в другой какой-нибудь команде — один. Пять суперигроков против одного — это же невозможно сравнивать! А “Вашингтон”, похоже, будет такой командой, как “Колорадо”...

— Ясно, почему ты ушел из “Питтсбурга”...

— Почувствовал: команда не будет играть в такой хоккей, как раньше. А жаль: когда я смотрю кассеты с записью матчей “Пингвинз” где-нибудь семи-восьмилетней давности, я же просто любуюсь!

— Да уж, и Лемье тогда вытворял та-акое!..

— Марио и в этом году, уже будучи владельцем клуба, вернулся на лед феноменально — снимаю шляпу перед этим человеком. Тут вопросов нет.

— Интересно — что он вообще за человек?

— Тихий, домашний такой тип... Хотя когда стал владельцем команды, немного изменился. Теперь ведь ему надо постоянно искать деньги, а значит, человек становится жестче.

Нас с ним, кстати, всегда сравнивали. Помню анаграмму, возникшую почти сразу вслед за моим появлением в Америке: JAROMIR — MARIO JR. Значит: Яромир — Марио-младший...

— А ты с самого детства мечтал об НХЛ? Убежал бы туда, к примеру, если бы по закону не отпустили?

— О чем ты? Я о сборной Чехословакии мечтал!.. А об НХЛ у нас тогда не было никакой информации — это все казалось чем-то таким далеким. Убежал бы? Тяжело сейчас сказать. Единственное, что могу свидетельствовать: рад, что не попал в такую ситуацию.

— Слышал, что ты чуть не с пеленок прослыл “борцом с режимом”. Это правда, что в твоем школьном дневнике была фотография Рональда Рейгана, называвшего СССР империей зла? И что еще в детстве на тыльной стороне шлема ты нацарапал номер 68?

— С Рейганом была вообще интересная история. Когда выиграли Кубок Стэнли, вышла статья обо мне в “Спортс Иллюстрейтед”. И там об этом написали. Так он мне сам прямо домой позвонил — очень мило поговорили... И с 68-м номером — да, так и было. Но я в Москве-то, наверное, номер поменяю. А то ведь вашей публике, видимо, неприятно будет, что я напоминаю о событиях 68-го года...

— Да ладно тебе! Может, не надо? Все же мы действительно тогда изрядно напортачили, и у нас это многие понимают.

— Нет, все равно думаю, что надо поменять номер. Например, на 78-й.

— А вообще отношение к России у тебя сейчас изменилось?

— На самом деле — никаких проблем. Я же в 68-м даже не родился... К тому же нынче, когда расстался с юношеским максимализмом и революционными настроениями, я понимаю, что и у прежнего строя были свои плюсы. По крайней мере, детям тогда жилось лучше. Впрочем, я всячески стараюсь им помогать. Благотворительностью занимаюсь.

— Скажи, пожалуйста, что бы ты хотел увидеть в Москве?

— Лучше спроси — на что времени хватит. Но хочется посмотреть многое. Кремль, Алмазный фонд, например...

— А как насчет национального колорита — икра, водка, девочки?

— Знаешь что: напиши-ка лучше, что меня это не интересует.

— Вообще, мог бы взять в жены девушку другой национальности — русскую или американку?

— Путин прикажет — возьму!.. Нет, кроме шуток: если уж выбирать из этих двух вариантов, то, конечно, предпочту русскую...

— Павел Буре как-то тоже принялся уверять, что на американке никогда бы не женился. Ты с ним вообще-то знаком?

— Да, конечно, на традиционных матчах всех звезд не раз виделись.

— А у вас с ним, между прочим, много общего: знаменитые хоккеисты, у каждого — море поклонниц. Меня, кстати, твои московские почитательницы просили узнать: почему ты решил вдруг избавиться от длинных волос?

— Во-первых, мода 80-х уже прошла. К тому же в этом есть своя символика: я же начинаю новый этап своей карьеры!

...Уже потом, вечером, переводчица Хана удивит меня информацией о том, что Ягр, оказывается, шибко верующий человек, регулярно ходит в православную церковь. И я очень пожалею, что так и не спрошу у Яромира: “Почему не в католическую-то?”

Впрочем, с другой стороны — может, и не стоит лезть к человеку в душу с такими вопросами. Тем более что он — мультимиллионер и суперхоккеист — оказался таким простым и славным парнем...

P.S. Автор выражает огромную благодарность оргкомитету Кубка “Спартака” и лично Гелани ТОВБУЛАТОВУ за помощь в организации этого интервью.

Вот кто собирается в Москву в составе “Ягр-Тим”: Йосеф БЕРАНЕК, Ян ГРДИНА, Йосеф МЕЛИХАР, Михал РОЖИВАЛ, Мартин СТРАКА (все — “Питтсбург Пингвинз”), Вацлав ВАРАДЯ (“Буффало Сэйбрз”), Томаш ВОКОУН (“Нэшвилл Предаторз”), Милан ГНИЛИЧКА, Франтишек КАБЕРЛЕ (оба — “Атланта Трэшерз”), Ян ГОРАЧЕК (“Сент-Луис Блюз”), Томаш КАБЕРЛЕ (“Торонто Мэйпл Ливз”), Петр МИКА, Роман ХАМРЛИК (“Нью-Йорк Айлендерз”), Вацлав ПРОСПАЛ (“Тампа-Бей Лайтнинг”), Владимир РУЖИЧКА, Мартин РУЧИНСКИ (“Монреаль Канадиенс”), Петр ТЕНКРАТ (“Анахайм Майти Дакс”) и, само собой, Яромир ЯГР (“Вашингтон Кэпиталз”). Тренеры — Мариан ЕЛИНЕК и Рихард ФАРАДА.

А вот кто выйдет на лед в составе “Буре-Тим”: разумеется, Павел БУРЕ (“Флорида Пантерз”), Илья БРЫЗГАЛОВ, Сергей БРЫЛИН, Сергей НЕМЧИНОВ (оба — “Нью-Джерси Дэвилз”), Вячеслав БУЦАЕВ (“Локомотив”, Ярославль), Илья БЯКИН (“Лада”, Тольятти), Михаил ВОЛКОВ (“Лос-Анджелес Кингз”), Алексей ЖАМНОВ (“Чикаго Блэкхоукс”), Александр ЗЕВАХИН, Алексей МОРОЗОВ (оба — “Питтсбург Пингвинз”), Дмитрий КАЛИНИН (“Буффало Сэйбрз”), Виталий КАРАМНОВ (“Сент-Луис Блюз”), Игорь КРАВЧУК, Владимир МАЛАХОВ (“Нью-Йорк Рейнджерз”), Александр КОРОЛЮК (“Сан-Хосе Шаркс”), Игорь ЛАРИОНОВ (“Детройт Ред Уингз”), Даниил МАРКОВ (“Финикс Койотс”), Андрей НИКОЛИШИН (“Вашингтон Кэпиталз”), Олег ТВЕРДОВСКИЙ (“Анахайм Майти Дакс”), Александр ХАРИТОНОВ (“Тампа-Бей Лайтнинг”). Тренеры — Евгений ЗИМИН, Сергей БАБИНОВ и Федор КАНАРЕЙКИН.



    Партнеры