"Белый дом" разрушен сладкоежками

2 октября 2001 в 00:00, просмотров: 314

Человек в сером увлеченно ковырял в носу перед парадным входом в отель “Метрополь”. Сначала я решила, что у него, как и у всех москвичей, сопливая вирусная инфекция, но все оказалось гораздо сложнее. Мимо гражданина несли московский Белый дом... Белоснежное здание сладко пахло ванилью и еще чем-то из детства, в общем, оторваться от сказочного зрелища не было никакой возможности.

Зачарованный товарищ остался мерзнуть на улице, а мы с фотокором поспешили вслед за ароматным произведением искусства. Шедевр занял свое почетное место среди не менее экстравагантных собратьев. Но не будем томить читателей — 14 роскошных тортов, придуманных известными художниками, дизайнерами и даже одним кардиохирургом, чинно расположились в Красном зале “Метрополя”. Воплощались в жизнь произведения, естественно, не собственноручно, в осуществлении задуманного каждому творцу помогал известный ресторан и его кондитер. Проект “Сладкий дизайн” удался на славу — еще до начала пиршества публика нервно дефилировала между тортами и сглатывала слюну. Тоненькие барышни с вызывающими декольте тыкали наманикюренным пальчиком в сторону понравившегося произведения и вопрошали: “А этот тортик свежий? И когда его можно попробовать?”. Если честно, то я всегда думала, что подобные нимфообразные создания ничего кроме 0%-ного творога и видеть не могут. Правда, мои сомнения опровергла актриса и по совместительству дизайнер Анастасия Немоляева , пришедшая отведать сладкие произведения вместе с мужем и дочкой. На вопрос, как ей удается сохранять такую замечательную фигуру, она улыбнулась.

— Ну что вы, сладкое я очень люблю, всевозможные пирожки, тортики. Только предпочитаю без жирного крема, а, например, со взбитыми сливками. Дочка у меня вообще без затей — ее самый любимый торт “Птичье молоко”.

Продолжить разговор не удалось, муж Вениамин уже с тарелками для своих дам увлек красавиц пробовать торт “Воспоминания о лете” в виде обнаженной девушки на берегу моря.

Оказалось, что любви к сладкому не чужды и известные политики. Константину Боровому было доверено право первого куска торта “Черный квадрат” художника Сергея Присекина . Рука не дрогнула, шоколадно-сливочная картина перекочевала на тарелку высокой красавице с экзотической восточной внешностью. Оказалось, что соединяет Константина Натановича и главного редактора одного из модных изданий Марину Левашову не только любовь к прекрасному, но и совместный ребенок, о чем пара и объявила во всеуслышание, и сладко-сладко поцеловалась.

Больше всех из художников волновался знаменитый карикатурист Андрей Бильжо , хотя его творение “Советский натюрморт” было наиболее близко публике. Газетка, а на ней — как в старые добрые времена — бутылка водки, селедка и буханка черного хлеба. Сам Андрей сладкого не ест вот уже год и даже собственную композицию пробовать отказался.

А вот публика, наоборот, с азартом отдавала должное тортикам, тортам и тортищам. В мгновение ока были сметены произведения под названиями “Не рыба, не мясо”, “Одной левой”, “Кремоторий” (от слова крем), “Руины” и многие другие бисквитно-кремовые вскусности.

Самым экстравагантным и натуралистичным стал торт “Сердце” кардиохирурга Михаила Алшибая , это его золотые руки прикасались к сердцу самой Аллы Пугачевой (несколько лет назад он делал ей операцию). Кондитер Елена Рзаева под чутким руководством доктора в мельчайших подробностях воссоздала жизненный мотор, правда, увеличенный в несколько раз. Сам хирург брать в руки нож отказался наотрез, сославшись на то, что к сердцу может подойти только со скальпелем. Тогда кондитер на глазах у изумленной публики начала препарировать шедевр. Под приглушенные ахи-охи сначала были сняты мышечные покровы, на вкус они оказались чем-то вроде сливочных ирисок. Когда же обнажилось внутреннее содержание сердца, наш фотограф не выдержал и, кровожадно сверкнув глазом, заявил: “А теперь я хочу кровушки отведать!” И смачно слизнул с ложки кизилово-клюквенное желе. Сам же кардиохирург на мой вопрос, у кого из его пациентов самое сладкое сердце, ответил: “У любимой женщины”.

Десертом, если можно так выразиться, стал “Белый дом” художника Гоши Острецова . По задумке автора, всем известное здание на набережной должен был украшать кремовый американский флаг, но кондитеры не решились так шокировать публику и флаг оставили родной. Мармеладные окошки светились теплым светом, и народ шутил, что, мол, Чубайс работает. “Белый дом” сожрали в мгновение ока, и никаких танков и ОМОНа не потребовалось.



    Партнеры