Игры регионов

16 октября 2001 в 00:00, просмотров: 587

Власть в России далеко не поделена — если с Кремлем и парламентом все понятно, то регионы продолжают “гореть” в горниле выборов. До конца года избрать глав должны Чувашия, Орловская область (где правит Егор Строев), Якутия и Коми. А в 2002-м выборная лихорадка охватит еще два с лишним десятка провинций.

За период правления Путина 52 региона уже прошли “испытание урнами”, в 19 из них сменились губернаторы. При этом “неожиданностью” для Кремля стало всего человек пять. По прошествии почти года уже можно поразмышлять о том, лучше ли новички прежних боссов — или, по крайней мере, о том, что они успели сделать на вверенных им кусочках России... Пока мы взяли всего четыре примера, но примера довольно показательных. А вывод прост: все, как и в допутинскую эпоху, зависит от деловых качеств местных правителей, сколь бы лояльными Кремлю они ни были.
КНЯЖЕСКОЕ ПОПУРРИ

Свежий губернатор — не обязательно “вкусный”
Новый глава Курской области коммунист Александр Михайлов любит повеселиться. Собственную инаугурацию он праздновал долго и бурно и в конце концов, по слухам, загремел в больницу с диагнозом “алкогольная интоксикация”. Правда, лидеру КПРФ Геннадию Зюганову лицезреть этот праздник души не пришлось — на инаугурацию к однопартийцу он просто-напросто не приехал, обидевшись на Михайлова за поднятую им антисемитскую “волну”.

Вообще, информация о деятельности Михайлова — для курян малоутешительная. Например, когда в области начались массовые отключения электроэнергии, региональный властитель долгое время обивал пороги РАО “ЕЭС” в надежде добиться встречи с Чубайсом. Когда наконец встретились, Михайлов сделал замечательное предложение: давайте наша область рассчитается с вами путем взаимозачетов. Интересно, где губернатор был в январе 2000-го, когда взаимозачеты отменили?

Любопытная подобралась у коммуниста и команда. Например, начальником областного комитета финансов остался человек, работавший в этой же должности еще при Руцком и считавшийся одной из наиболее одиозных фигур в администрации генерала. Этот факт как-то слабо вяжется с намерением Михайлова расследовать “преступную деятельность” Руцкого. Зато губернатор может радоваться тому, что у него “карманная” Дума, состоящая сплошь из бизнесменов и при этом имеющая во главе... коммунистов. “Хор буржуинов под управлением красных” — так именуют думский коллектив в области.

Занятно, что Михайлов вместо того, чтобы добиться списания с области части долгов, как это было обещано, обрадовал население тем, что заключил с новозеландским бизнесменом договор... на поставку тушек опоссумов, которыми будут кормить разводимых в курских питомниках пушных зверьков. Ну и, наконец, губернатор-коммунист решил продолжить дело своего “заклятого врага” Руцкого: строительство мемориального комплекса, в состав которого входит знаменитое генеральское детище — Триумфальная арка (затраты на ее возведение не проходили ни по одной бюджетной статье)...Натиск без буриС приходом генерал-лейтенанта Владимира Шаманова заря коммунизма над Ульяновской областью стала стремительно угасать. Первым признаком капитуляции “светлого будущего” стала отмена дотаций на хлеб и молоко — “пропитание пролетариата” резко подскочило в цене. И уж окончательно стало ясно, что родина вождя мирового пролетариата отказалась от его учения, когда новоявленный глава окропил здание обладминистрации святой водой, кресло губернатора помазал елеем, а обычные апрельские торжества по поводу дня рождения Ленина отменил. Однако народ не роптал. Шаманова выбирали вовсе не для того, чтобы он продолжил “дело Горячева”. А поскольку Горячев оставил преемнику область с трехмиллиардным долгом (в рублях), все понимали, что путь будет тернистым.

Новый глава за дело взялся рьяно. Бюджетникам обещал повысить зарплату в два раза, предприятиям ВПК — поспособствовать в получении госзаказов... Население же передавало из уст в уста байку о том, как губернатор в час пик втиснулся в битком набитый трамвай и прокатился по всему городу, выслушивая чаяния простых горожан.

Всех “горячевских последователей” из власти потихоньку выперли. Но через пару месяцев все вдруг с изумлением заметили, что область оказалась под крылом многочисленных варягов, которые вовсю делят ульяновские “богатства”. Из десяти замов губернатора восемь оказались “не местными” — курянами, самарцами, отставными военными... На крупнейших ульяновских предприятиях появились новые собственники: Ульяновский автозавод ушел “под Мордашова”, а моторный завод достался Дерипаске. Вот тут-то уже и у народа стали появляться первые вопросы. План Шаманова по восстановлению сельского хозяйства тоже не всех удовлетворил. Он стал разрабатывать масштабный проект “укрупнения” области: от слияния богатых и бедных колхозов до объединения богатых и бедных районов. Первый опыт слияния в единый “картель” всех птицеводческих хозяйств региона пока результатов не дал, однако недовольство в среде местных предпринимателей, отдавших голоса за Шаманова, вызвал. “Всякой самостоятельности конец? Опять нами будут руководить сверху”, — возмущаются они. Однако у губернатора уже другие заботы. Главная — как утрясти дела с энергетиками, которые грозят превратить область во второе Приморье. Ведь если это случится, у населения появится еще больше вопросов к генералу...Заложник зимыПриморский новобранец — Сергей Дарькин — в губернаторскую должность бросился как в омут. Фразу, ехидно брошенную Кремлем, крестившим его “на царство”: “Времени у него осталось — до зимы”, — он воспринял буквально. Свой медовый губернаторский месяц Дарькин провел в разъездах по “проблемным территориям”. С группой экспертов лазил по котельным Партизанска и изучал ржавую труху коммуникаций Артема. Вывод оказался неутешительным: для того чтобы выжить грядущей зимой, краю необходимо где-то взять 3,2 миллиарда рублей... Для начала штат краевых чиновников сократили с 1200 до 700 человек. Потом появился жесткий план сбора налогов — к финансовым проверкам предприятий подключилась таможня и прокуратура. И все же денег на подготовку к зиме не хватало. Тогда Дарькин утвердил жесткий режим экономии: например, многие социальные программы сократили. Администрации районов и городов получили от губернатора практически ультиматум: “С 15 августа в Приморье все “начинают играть по единым правилам”. Устанавливать эти правила и следить за их выполнением будет некая структура под названием: “Примкоммунтеплоэнергия”...

Интересно, что Дарькин начал искать топливо “под боком”: решил возродить местную угольную отрасль, а на приморских берегах вовсю работают иркутские геологи, разведывающие запасы местного газа и нефти. Результаты настолько обнадежили главу края, что в последнее время он вообще заговорил об “автономном обеспечении” Приморья. Но это в обозримом будущем... А пока результаты деятельности Дарькина приехал проверять бывший выборный оппонент — федеральный инспектор Апанасенко. Из края он уехал со словами: “У Дарькина все в порядке. Впервые за пять лет в Приморье созданы нормативные запасы топлива”. Хоть ненадолго губернатор смог вздохнуть свободно. И отправиться на “отдых” — на военные учения, на границу с Китаем. Где губернатор и еще 50 глав местных администраций готовились к третьей мировой войне. Наверное, выпуская снаряды из гранатомета в сторону дальнего леса, Дарькин видел перед собой злобную старуху Зиму, встреча с которой ждала его не за горами.Наследник по кривойОчень быстро выяснилось, что наследник “батьки Кондрата” — губернатор Ткачев , бывший депутат Госдумы от аграриев — на самом деле не собирался продолжать курс Кондратенко. Новый глава Кубани начал с того, что ликвидировал правительство своего “крестного батьки”. Затрепетали директора совхозов с колхозами, привыкшие сидеть под теплым крылышком Кондратенко, который закрывал глаза на “кредитные игры” бедных сельхозпроизводителей. Ткачев потребовал отчета по всем ранее взятым кредитам, а тем, кто не сумеет внятно объяснить, “где деньги”, пригрозил силой закона.

Поразмышляв о причинах метаморфозы Ткачева, население очень быстро обнаружило, что между Кондратенко и Ткачевым есть “социальная” разница. “Батька” вышел из народа, пройдя по карьерным ступеням “от и до”, Ткачев же был наследником крупнейшей кубанской фирмы “Агрокомплекс”, принадлежащей его отцу, которая имеет в своем владении 62 тысячи га земли, 5 тысяч дойных коров, миллион кур, магазины по всей Кубани и даже два железнодорожных состава для перевозки продукции. В общем, “кулаки” в чистом виде... Деловая хватка у нового кубанского главы оказалась соответствующей. За полгода он сумел пробить для края три мегапроекта, сулящих баснословные выгоды. Во-первых, договорился с Лужковым о строительстве моста через Керченский пролив, во-вторых, дал зеленый свет проекту газовой магистрали “Голубой поток”. И в-третьих, убедил президента, что тому жизненно необходим собственный горнолыжный курорт “Красная поляна”, сметная стоимость которого зашкаливала за полмиллиарда долларов.

Кстати, за полгода губернатор дважды успел слетать вместе в президентом за границу. Катаясь вместе с Путиным на горных лыжах по австрийским склонам, Ткачев убеждал его в том, что кубанскому сельскому хозяйству срочно требуется помощь. И хотя губернатор изрядно помял себе бока (по его рассказам, во время катания с Путиным он упал 17 раз), слова его были услышаны. В результате на свет появился некий федеральный документ, говорящий, что “Кубань — это житница России, а потому правительство должно уделять ей повышенное внимание”. “Батька Кондрат” следит за происходящим в крае из Москвы и вздыхает: “Что поделать — он молодой, энергичный. Он не может работать, как я...”ШАШЛЫК ИЗ НАДЕЖДЫ

Экс-губернаторы перешли на валенки и сырой картофель
После прошедших по стране выборов часть бывших губернаторов осталась не у дел. Проиграли. Так чем же они сейчас занимаются? Это мы и решили выяснить. Оказалось, что у “золотого кадрового резерва” дела по большей части идут ни шатко ни валко.

Исключением, пожалуй, оказались лишь приморец Наздратенко , севший в буквальном смысле слова на рыбное место, и бывший краснодарский губернатор Кондратенко — на инаугурации его преемника было официально объявлено о назначении Кондратенко представителем в СФ от Краснодарщины. Так что теперь он — сенатор. Когда “батьке” вручали сенаторский мандат, он толкнул речь о том, что готовится мусульманский заговор против России, что финансируется он ЦРУ и прочей “мировой закулисой” и что на юге страны — в Краснодарском и Ставропольском краях — начнется “полномасштабная война”. Пока почему-то не началась... Однако, по слухам, знакомая работа не приносит уже “батьке Кондрату” такого удовлетворения, как прежде. Когда дело доходит до народных нужд и происков “мировой закулисы”, он, конечно, по-прежнему рвется на трибуну и произносит пламенную речь. Только понимает, что толку от его спичей, не облеченных губернаторской властью, нет никаких. А потому Николай Игнатович в последнее время к сенаторству поостыл и все больше рассказывает о своих земледельческих успехах. Посадил он тут как-то картофель, а тот так уродился, что не знает сенатор Кондратенко, куда теперь такую прорву девать. Помощница предложила было: “А давайте, Николай Игнатович, картошку на рынок снесем и напишем: “Картофель от Кондратенко” — с руками расхватают”. Но Кондратенко идею не оценил: “Не привык я спекуляцией заниматься...”

Совершенно исчез из новостей бывший ульяновский глава Юрий Горячев . Хотя после своего проигрыша на выборах дал нешуточный повод для слухов. Центральные СМИ выдали слухи о... самоубийстве бывшего главы администрации. На это бурно отреагировал новый губернатор Владимир Шаманов: он призвал журналистов прекратить нападки на экс-губернатора и “с уважением отнестись к пожилому человеку”,. Горячев ведет образ жизни обычного пенсионера, иногда давая интервью. Впрочем, критиковать “сменщика” — Шаманова — он себе не позволяет. Как и не особо оправдывает слухи о накопленных за время губернаторства миллионах. Когда после поражения у Горячева отобрали служебную “Волгу”, то новую машину, тоже “Волгу”, подарил папе сын-бизнесмен. В плане же прикида отставник значительно опростился: вместо дорогих кожаных башмаков зимой носит валенки. Единственное, что досталось Юрию Фроловичу в качестве наследства от “бремени власти”, — это служебная квартира (как говорят, четырехкомнатная), которую новые “начальники” решили не отбирать. Правда, если бы они даже это сделали, Горячев все равно бы не остался без крыши над головой — вместе с супругой, тоже пенсионеркой, он бы поселился на своей благоустроенной даче.

К таким же “ушедшим в тину” бывшим губернаторам относятся и воронежец Шабанов , и экс-глава Ивановской области Тихомиров . Хотя он и избрался в местное Законодательное собрание, до сих пор не родил ни одной сколько-нибудь внятной инициативы. Пытался создать в ЗС фракцию “Единства” — в итоге возглавил ее сам, а единственным “рядовым членом” стал коллега-депутат. После этого фиаско Тихомиров не на шутку увлекся садово-огородными работами и практически безвылазно сидит на собственной даче... Если раньше экс-губернатор курил исключительно “Мальборо”, то теперь перешел на “Золотую Яву”. Говорит, что хочет поддержать отечественного производителя... Об “обнищании” г-на Тихомирова говорить не приходится: по слухам, он — владелец процветающих предприятий по производству муки и сахара.

Экс-губернатор Курской области Александр Руцкой , пожалуй, один из немногих “отставников”, кто не смирился с поражением и с новой силой начал бороться за свое место под солнцем. После скандала, связанного со снятием с регистрации, генерал-негубернатор первым делом прилюдно оттаскал за бороду своего тестя, который, поговаривают, и был главным виновником провала. Ему было доверено такое ответственное дело, как заполнение декларации о доходах, в которую заботливый родственник, дабы представить своего зятя белым и пушистым, решил внести неточность, уменьшив площадь губернаторских хором... Именно в этой “проблемной” трехуровневой квартире на улице Нежинской в Москве Александр Владимирович сейчас и живет. Его частенько видят в дорогих столичных супермаркетах с тележкой, заполненной деликатесами...

После неудачи в Курске Руцкой вознамерился проскочить в СФ представителем от курской облдумы. Ради этой высокой цели ветеран афганской войны проводил встречи с избирателями, на которых агитировал народ в пользу “своих” кандидатов в депутаты. Но все встречи заканчивались одинаково: наездами электората, обвинявшего Руцкого в бессовестном воровстве. Сенаторства тоже не получилось — как и депутатства в Госдуме от Ивановской области (говорят, в Кремле Руцкому порекомендовали снять кандидатуру). После этого генерал озадачился новой идеей: созданием сельхозпредприятия, которое, по информации “МК”, будет иметь филиал в Калмыкии и будущую работу которого якобы уже сейчас одобрил калмыцкий глава Илюмжинов.

А вот на своего тезку, нового главу Курской области Александра Михайлова, Руцкой имеет большущий зуб. На коммуниста он обижается... из-за двух диких кабанчиков, которых приютил в своем знаменитом “домике на болотах” — роскошной загородной резиденции. После переезда в Москву Руцкой особнячок забросил, а кабанов “оставил в наследство” курским свиноводам — для племенной работы. Однако не пригодившихся в осеменительстве “вепрей” вскоре съели. Как подозревает экс-губернатор, доля кабаньего мяса исчезла в желудке Александра Михайлова, который в честь уничтожения “пятачкастых друзей” Руцкого устроил грандиозный шашлык...“ЭСПЕРАНТО” ДЛЯ ПРОВИНЦИЙ

Константин ЗАТУЛИН: “Кремль решил удерживать коммунистов”
Директор Института стран СНГ, руководитель проекта “Регионы России” Константин Затулин по долгу службы следил за ходом всех региональных выборов. Об их общей картине мы и решили его расспросить...

— В прошлом году выборная кампания шла под лозунгом “укрепления власти”. На ваш взгляд, удалось ли Кремлю достигнуть желаемого результата?

— Я думаю, что кремлевская администрация пришла к верному выводу: по большому счету для исполнения воли президента имеет очень мало значения, кто именно будет губернатором в каком-либо регионе. В конечном счете, всегда есть возможность для того, чтобы навязать свою волю и свой курс. Кто бы ни пришел сегодня к власти в регионах, со всеми можно найти общий язык. С этой точки зрения вопрос, поддерживать того или этого кандидата, стал зависеть от двух вещей: от реальных симпатий и антипатий конкретных чиновников в Администрации Президента и реальной возможности поднять те или иные ресурсы, чтобы человека поддержать или, напротив, — опрокинуть. В какой-то момент возникло впечатление, что администрация действительно побеждает во всех случаях. Вопрос только в количестве средств, которые она готова для этого использовать. Скажем, если в регионе Иваново нужно избрать кандидата-коммуниста, то для этого можно не тратить особо много денег, потому что Иваново — бедный район, люди безработные — они и так за коммуниста проголосуют. Но если там надо провести в кандидаты Константина Борового — и это можно сделать, просто потратиться придется значительно больше.

— Почему во многих регионах к власти пришли коммунисты? Этого Кремль хотел или это его промашка?

— Я вам приведу два примера выборов в этом году, которые прошли так, что люди, которые думают, будто у нас администрация антикоммунистическая, сильно бы удивились. В Нижнем Новгороде выбрали коммуниста Ходырева, в Тульской области — переизбрали Стародубцева. Причем оба победили при участии Кремля. Дело в том, что наши коммунистические губернаторы — это не коммунисты, так же, как якобинские министры — не якобинцы. Они хотят жить, они обивают пороги администрации не меньше, а, может быть, больше прочих губернаторов. Потому что им еще надо “отмазаться” от партбилета.

Мы должны отметить тот факт, что весной этого года администрация оказалась недостаточно заинтересованной бороться с коммунистами. Но поскольку в политическом обществе это вызвало самые разные кривотолки, видимо, возникла определенная волна “переоценки ценностей”, и были даны новые указания. Поэтому во время выборов губернатора Ростовской области, которые прошли уже этой осенью, все силы были брошены на то, чтобы этот победный марш коммунистов остановить. Его и остановили. Самыми незатейливыми способами...

Если бы было допущено свободное волеизъявление, то у нас победили бы коммунисты. Изо всех сил администрация теперь удерживает эту ситуацию и на всякий случай не дает коммунистам того, что они могли бы получить.

— Новые губернаторы изменили ситуацию в регионах? Какую роль они там играют?

— Управляемость со стороны Кремля там, конечно, повысилась. Может быть, за исключением Ульяновской области, где победил генерал Шаманов. Который, на мой взгляд, гораздо большая проблема для власти, чем его предшественник Горячев. Особая ситуация — в Краснодарском крае. Ведь Ткачев формально считался преемником Кондратенко. Но сегодня он энергично отстаивает свои интересы — при этом задевая интересы той политической среды, из которой он был делегирован. Мне кажется, партия в Краснодарском крае еще не сыграна. Она может быть сыграна в будущем году, когда там пройдут выборы в Законодательное собрание. Кондратенко уже сейчас выражает желание покинуть Совет Федерации, и если он это сделает, то вполне может баллотироваться в Законодательное собрание края. И нет ни капли сомнения, что его туда изберут. Также не вызывает сомнения, что он при желании станет его спикером. И вот тогда в крае наступит двоевластие...

Во всех других случаях администрация ничего не потеряла. Вот лишь один пример. Экс-губернатор Калининградской области Горбенко, например, просто уже не лез ни в какие ворота — ни по-своему поведению, ни вообще... Это было сплошное недоразумение. Не могу сказать, лучше ли стало жить в Калининградской области, но безусловно адмирал Егоров — гораздо более приятный человек, нежели Горбенко...



Партнеры