Побег из итальянской клетки

23 октября 2001 в 00:00, просмотров: 173

“Девушка, меня под Чикалкина!” — прошу. Милая парикмахерша понимает с полуслова (вот она, сегодняшняя популярность баскетбола в Перми: кумиров знают и стар и млад), но все же чуть удивлена: “Это как, совсем наголо, что ли?..” “Ну да, совсем, — подтверждаю. — Решил вот таким образом отметить первый в истории “Урал-Грейта” матч в Евролиге”.

А получилось — побрился, как говорят сами спортсмены, на фарт. Дебют пермяков в главном континентальном соревновании выдался на славу: даже без главного своего снайпера Сергея Чикалкина, радующего теперь болельщиков итальянского “Бенеттона”, уральцы победили другой апеннинский клуб — “Скаволини”. И победили очень даже уверенно — 99:88. А потом была и победа номер два — над бельгийским “Сунаиром” — 84:79. Вот так: пока ЦСКА, по примеру футбольных “Спартака” и “Локомотива”, в Европе все больше проигрывает, “Урал-Грейт”, даром что дебютант, отдувается за всех...

Так что пермский главный Сергей Белов нынче — в героях. Безусловно. Хотя он сам как-то и бросил: “Тренера любят только в первые тридцать секунд после победы”.

Впрочем, его-то, наверное, как раз мы с вами будем если не любить, так уважать в любом случае. Хотя бы за то, что в том самом историческом финале Олимпиады-72 набрал больше всех в нашей команде — 20 очков. А затем — это и вовсе честь неслыханная! — стал первым неамериканцем, удостоившимся персонального стенда в Зале баскетбольной славы в Спрингфилде. А потом дважды выиграл “серебро” мировых чемпионатов со сборной России — в 94-м и в 98-м. А в прошлом году добрался и до российского “золота”. С “Урал-Грейтом”...

— Сергей Александрович, вы вот за последнее время несколько раз повторили правильную в общем-то, но несколько избитую фразу: “На вершину подняться непросто, удержаться — сложнее вдвойне”. Но в каждом случае понять ее можно по-разному. Иногда под этим имеют в виду так называемое “головокружение от успехов”. Вы про это, да?

— Начнем с того, что чаще употребляют эту фразу как раз журналисты, а не я. Хотя она, безусловно, имеет право на жизнь. Я ее понимаю так: ты выиграл — хорошо, но через две минуты уже должен задуматься о будущем. Кто на это способен, говорят в Италии, тот и чемпион. Давайте вспомним тогда и не менее избитое: “стабильность — признак класса”. Да, у “Урал-Грейта” она, стабильность эта, есть, но пока, увы, не в той степени, как у ЦСКА, девять раз подряд выигрывавшего чемпионат России. А что касается “головокружения от успехов” — чтобы не допустить этого, есть мы, старшие: Кущенко, Хомичюс, я...

— Знаете, у нас порой игроки чересчур бурно обмывают чемпионство.

— Отвечу так: я уже третий год здесь работаю. И если сравнивать с прошлыми сезонами, то баскетболисты вернулись из отпусков даже в лучшем состоянии, чем раньше. Не было никаких проблем!

— Вы, кстати, как тренер во второй, по-моему, раз стали чемпионом страны, только тогда, в 90-м, страна эта звалась СССР, а команда ваша — ЦСКА...

— Ну, во-первых, был еще и 82-й год. Во-вторых, одиннадцать лет назад я, по сути, ушел сразу после того, как мы выиграли “золото”. Хотя я был офицером Советской Армии — и до пенсии, полагающейся через 25 лет службы, оставалось совсем немного. А время ведь было еще то — и военная пенсия сулила вполне обеспеченную старость...

— Тогда тем более вас не понимаю. Хотя меня лично, помню, больше удивило даже не то, что вы уехали за границу, а то, что Белов, честолюбивый человек, максималист, согласился работать не в высшем дивизионе, пусть и в Италии...

— Я помимо того, что и вправду честолюбивый, еще и очень любознательный. Вот и захотелось попробовать что-то новое. В тот момент я понял, что исчерпал себя здесь — на посту главного тренера ЦСКА. И еще очень хотелось узнать: способен ли наш человек работать там, действительно ли эта загадочная русская душа не приживется нигде?..

— А у вас что — душа оказалась не загадочная?

— Не то чтобы я приспособленец — просто я могу выжить в любой обстановке. Создать себе мир, в котором мне будет уютно, — и работать…

— Вы ведь не имели тренерской лицензии — и на скамеечке с командой находиться права не имели. Насколько все это помешало проявить себя?

— Прежде всего помешало вот что. Мы же не знали, что это за мир такой — мир агентов. Не знали вообще о существовании такой профессии. И в результате мои дела вел один итальянец. Хороший, между прочим, мой друг. Но, как выяснилось, далеко не тот, кто мог бы грамотно ввести в тот мир. И это, конечно, моя ошибка… В результате получилось даже забавно. На домашней-то арене мне еще сделали специальную клетку рядом со скамейкой игроков, я оттуда мог указания отдавать. А вот когда играли в гостях, меня всячески пытались до команды не допустить. Приходилось даже по телефону руководить!

— Извините, а человеческий контакт с командой у вас был? Я вот, помню, читал как-то, будто вы ребятам запретили вино пить за обедом. Вас ведь могли и не понять: Италия, традиции...

— Да на самом деле все этого хотели: и президент, и предыдущий главный тренер. Просто не решались так поступить... И два раза в день там никогда не тренировались. И в тренажерный зал не ходили. Умом-то понимали, что это необходимо. Но рассуждали примерно так же, как вы...

— И все же в результате сбежали, образно говоря, из итальянской клетки — домой...

— Я мог бы пойти на курсы, отучиться два года и получить лицензию. И до сих пор спокойно работал бы там — в этом уверен. Но в 92-м я приехал в Россию в отпуск. И... элементарно заинтересовался: а что происходит-то? Помните ту обстановку? Все меняется ежедневно, особенно цены. Я поражался: раньше на 50 рублей я жил месяц, а тут — несколько пучков укропа могу на них купить... Но главное — не цены. А то, что я увидел: наконец-то здесь люди зашевелились.

Ничего не имею против СССР, но в ту страну я бы не вернулся. Да, я прекрасно осознаю, что у той системы были свои преимущества. Стабильность. Бесплатность. Но и минусов хватало. Тренер мог быть вызван на ковер в любой момент. И получить разнос от человека, который мало что понимает в баскетболе. А еще — наличие КГБ. Конечно, при той ситуации я уехал в Италию. И не было никаких сомнений!

— Вернувшись, вы возглавили сборную России. Два “серебра” на чемпионатах мира — успех, конечно. Но если первое, в 94-м, — успех несомненный (проиграли в финале американской “Дрим Тим”), то второе — относительный: с югославами могли бы и справиться...

— Не только могли, но и должны были. Но тут сказался менталитет игроков. Мы же пока этим поколением нигде не побеждали — откуда взяться психологии победителя? Последний, кто что-то выигрывал, — Базаревич! Он 65-го года рождения. Был чемпионом Европы среди молодежи... И еще вот что сказалось. Не было в том финале против югославов в нашей команде лидера. Карасев повел за собой в четвертьфинале, Бабков — в полуфинале против США. А в финале — не нашлось такого. Мог Куделин, но — увы...

— Банальный вопрос, и все же: довольны ли работой со сборной? Скажем, то, что вы до 98-го года совмещали два поста — президента Российской федерации баскетбола и главного тренера сборной, — не мешало вам?

— Так я же и пошел в президенты как раз для того, чтобы не мешали работать. Если все время находиться под давлением — ничего не получится... А доволен ли? Конечно, доволен. Стать два раза вторыми в мире при наших возможностях — разве не впечатляет?

— Почему в итоге вы добровольно ушли с президентского поста?

— Я прекрасно понял, что не могу уже обеспечивать команду. А если не справляешься — зачем занимать чье-то место? И потом, мы в какой-то степени потеряли контакт с игроками. Возникли проблемы с приездом ребят. Думал, может, новый человек их всколыхнет...

— Вы еще в то время, когда работали со сборной, пытались возглавить московский “Спартак”. Но — что-то там у вас не получилось...

— В клубе потрудиться мне давно хотелось, а тут — интересное предложение. Ведь согласитесь: работать по-настоящему три месяца в году — скучно. Увы, недели мне хватило, чтобы разобраться: это не клуб, а мыльный пузырь. Как я могу работать, если подавляющему большинству игроков должны деньги? Причем еще за прошлый год!

— А когда шли в “Урал-Грейт”, не боялись столкнуться с теми же проблемами?

— Нет, потому что знал Сергея Кущенко, других руководителей клуба — еще с тех пор, когда находился на посту президента РФБ. Мне близок их подход. Я бы никогда не пошел, скажем, в “Автодор” или в Минеральные Воды. Хотя, конечно, сейчас Родионов или Сухачев могут прочитать это и сказать: “Да мы его и не позовем никогда!..” И все же: я верю в ту систему, что создается здесь. Мне это ближе. Можно за год срубить денег, а можно вот так выстраивать настоящую баскетбольную пирамиду — с интернатом, прочими атрибутами серьезного клуба...

— Вы как-то сказали: иногда мешает то, что вспоминаете, каким сами были игроком. Сейчас эта проблема осталась?

— В меньшей степени. Все же с годами прекрасно понимаешь, что это все блеф: “Да что они, нынешние, — я сделал бы лучше!” Самообман... Да, мы, наше поколение, могли бы существовать в нынешнем баскетболе. Но были бы лучше — еще вопрос!

— Вернемся к Евролиге. Мне кажется, вам сложно определиться с приоритетами. С одной стороны, глупо ставить цель “не занять последнее место”, с другой — вы все же пока на континентальной арене ученики...

— А что значит — цель? Вот у ЦСКА была цель. Попали они в Финал четырех. А что изменилось?.. Мы — реалисты. Конечно, хочется победить в каждом матче. Но задачи будем ставить поэтапно. Сначала надо выйти во второй раунд.

— От Северной лиги нет мысли отказаться?

— Ни в коем случае — хотя бы из уважения к организаторам. Мы не можем бросать тех, кто нам в свое время помог. Ведь это будет прекрасный повод, чтобы с ними и ФИБА, и УЛЕБ порвали. Четыре года существует лига — а тут все уходить начинают. Даже Восточная Европа...

— Тогда вам тяжело придется. В том числе и на российской арене. ЦСКА-то вон какую селекцию провел: Туркана одного взять...

— А что Туркан? Я считаю, наш Валерий Дайнеко посильнее! У нас это сознательная политика: приглашать в первую очередь наших баскетболистов. Я считаю — они не хуже. И хочу, чтобы они это доказали. Мы же в 72-м доказали: впервые в истории Олимпиад победили американцев. Можно сейчас долго рассуждать — те это были американцы или не те. Все это — ерунда. В итоге остаются конкретные пять человек на пять других. И в конечном счете я — как тренер — один на один.

...В Перми народ просвещают оригинально: в трамваях, например, понаклеили всяких изречений знаменитых людей, снабдив всех их примечанием “Мудрость мира”. Мне лично вот какая мысль больше всего запомнилась — из Миклухо-Маклая: “Ценить людей надо по тем целям, которые они перед собой ставят”.

Согласитесь: Сергея Белова явно есть за что ценить...



Партнеры