Оберег по-физтеховски

23 октября 2001 в 00:00, просмотров: 1190

Человек изначально наивен и мечтателен, доверчив и ленив. А потому всегда надеялся заполучить подарок судьбы — этакую мелкую штучку, которая отведет все напасти, подстрахует от болезни, выправит окружающий мир так, что он всегда будет приятным и безопасным.

Обалденный фокус в таксопарке

Однажды на излете прошлого столетия на 2-ю Черногрязскую улицу, в 7-й московский таксомоторный парк пожаловали два элегантно одетых, приятной наружности господина. Представились независимыми исследователями, физиками и попросили препроводить их к начальнику кузовного цеха Александру Николаевичу Камалетдинову.

Не отнимая у занятого человека драгоценного времени долгим предисловием, гости положили на его рабочий стол тонкий пластмассовый кругляш не шире спичечного коробка с блестящей черно-белой нашлепкой на поверхности, смахивающей на популярные нынче голограммы. “Райдуга” — поймал наметанный глаз инженера-автомеханика надпись на нашлепке. Оказалось, это название научно-технического внедренческого предприятия, а пожаловали в таксопарк генеральный директор “Райдуги” Валентин Павлович Аванесян и директор Сергей Динович Авдеев. Они предложили начальнику цеха налепить такие шайбочки на бензобаки автомобилей.

Александр Николаевич не заставил себя долго уговаривать, повел гостей на диагностический участок. Там как раз стоял “жигуленок” одной из устаревших моделей — такие оказалось выгодней гонять по столице для перевозки пассажиров . Приклеить пластмассовый кругляш к днищу бензобака — минутное дело. Щуп вставлен в отверстие выхлопной трубы — и на двух стендовых циферблатах подергиваются стрелки: одна показывает процент окиси углерода (СО), другая — углеводородов, содержащихся в выхлопных газах машины.

Изначальный процент СО составлял 2,2. И вот на глазах матерого автомобильного волка стрелка медленно поползла влево: 2,0; вскоре 1,8... За полчаса спустилась до 1,6. Немного забегу вперед: через два часа на циферблате значилось 0,4; две недели спустя — 0,2.

Этого не может быть, потому что такого еще никогда не было.

Камалетдинов с его четвертьвековым опытом автомобилиста отлично знает: существуют фильтры, очищающие выбросы, есть нейтрализаторы вредных веществ, воздействующие на них химически, на худой конец содержат катализаторы, стимулирующие нужную химическую реакцию. Но здесь пластмассовая шайба с какой-то нашлепкой — никакой тебе химии нет в помине, никакого источника энергии...

Посмотреть на диво дивное сбежался весь таксопарк — и шоферня, и механики. Народец этот ушлый, его на мякине не проведешь. А тут — сомнение и чуть ли не испуг на лицах. Вертели-крутили в руках чудо-плашку, кое-кто втихаря ногтем подцеплял нашлепку: ну должен фокус как-то объясняться. Позже, когда странные гости, оставив в таксопарке два десятка “таблеток гармонии” (так игриво создатели окрестили свое произведение), ретировались, мужики не выдержали — взяли да разрезали одну из них по диаметру. Раздобыли микроскоп: ну что там за зверь сидит?

Да ничего особенного. Пористо-ячеистая структура, содержащая правильные геометрические формы — сферы, спиральки, пирамидки. Ни тебе электросхемы, ни магнитов, ни капсул с экзотическими элементами.

А замеры содержания вредных веществ в выбросах продолжились. На “Пежо” процент окиси углерода снизился с 1,3 до 0,1; на “Фольксвагене” — с 1,7 до 0,1.

С углеводородами картина менее четкая: на одних машинах этот компонент выбросов снижается, на других увеличивается, на третьих остается без изменения.

Но уменьшение окиси углерода — стабильное и повсеместное — не может не удивлять: никаких затрат, копеечная блямбочка — и стойкий эффект, фактически избавляющий нас, пешеходов и водителей, от удушающего смрада.

Раз эффект повторяется без присутствия создателей “таблетки”, это не фокус. А изобретение, обещающее переворот в экологии.

Есть кое-что поважней денег

Александр Николаевич Камалетдинов сам себя называет материалистом и прагматиком, в чудеса не верит, мистикой не увлекается, на целительные сеансы экстрасенсов, устраиваемые, кстати, здесь же, в таксопарке, не ходит.

Тем значительней его вывод после полутора лет использования “таблетки гармонии”.

— Эта штука работает. Когда двигатель хорошо отрегулирован, она за полчаса снижает количество окиси углерода на сорок—пятьдесят процентов. Зато, если барахлят клапана, сильно изношен шатунно-поршневой механизм, действие “таблетки” обратное: уровень СО возрастает. Она словно показывает: ездить на этом автомобиле нельзя.

Александр Николаевич, не раз с уважением отозвавшись об изобретателях Аванесяне и Авдееве, явно не склонен плясать под их дудку. Утверждение ученых о том, что при наличии “таблетки” экономится расход бензина, он подтвердить не может.

— Понимаете, иной раз, скажем, на моей машине, в самом деле с помощью “таблетки” бензина уходит на 10—15 процентов меньше. Но отследить столь малую величину в масштабе целого таксопарка невозможно. Другие факторы — техническое состояние машин, разброс характеристик однотипных двигателей, состав экипажей, время года, сложность маршрутов — влияют на расход топлива больше. Так что 10 процентов, даже если они и есть, теряются на этом фоне.

Зато Александр Николаевич заметил другое — капельки воды, появляющиеся на срезе выхлопной трубы, если машина оснащена “таблеткой”. Откуда в выбросах вода? Камалетдинов рассуждает так: раз содержание фиксируемой СО снижается, “лишний” углерод выводится в виде сажи, а кроме этого появляется кислород. Который тут же реагирует с водородом (есть же еще, не забудем, углеводороды), образуя воду.

— Физика действия этой “таблетки” мне непонятна, но само действие не вызывает сомнения, — резюмирует инженер.

А потом неожиданно добавляет:

— Прихватил меня радикулит. Привязал я “таблетку” к больному месту — и отпустило.

Но тут же, спохватываясь, оговаривается, что, разумеется, никакого научного значения этот единичный, к тому же субъективно зафиксированный факт иметь не может.

Поскольку “таблетка” гармонизирует автомашину, можно ожидать снижения числа поломок и аварийности. Камалетдинов отказывается от такого утверждения: условия реального производства не позволяют корректно собрать такую статистику.

— Правда, “таблетки” мы приклеили на “Газели”, которые до того имели один год пробега. А рядом с ними ходили “Газели” без “таблеток”, но со сроком эксплуатации полгода. Число отказов у обеих групп автомашин оказалось равное. Вроде бы это свидетельствует в пользу “таблеток”. Но такой вывод был бы неочевиден. Нужны более строгие эксперименты.

И, незаметно сам себе противореча, Александр Николаевич признается:

— А вообще-то у нас за полтора года ни одной серьезной аварии на маршрутках не было. Маршрутки — вы же представляете — самый уязвимый вид транспорта в городе: то и дело перестраиваются из левого ряда в правый — пассажиров высадить — и снова в левый — автобус обогнать. У соседей в таких же, как наш, таксопарках за это время было по нескольку серьезных аварий, а у нас — тьфу-тьфу.

Как производственник Камалетдинов обеими руками за внедрение “таблеток гармонии”.

— Посмотрите, что требуют от нас городские власти, — собеседник достает из шкафа стальную коробку с двумя патрубками. — Вот такие нейтрализаторы вредных выбросов мы обязаны врезать в выхлопные трубы наших автомобилей. Стоит одна такая штука 250 баксов и годится на 70 тысяч километров пробега, это примерно 7—8 месяцев. Значит, 400 долларов в год как минимум на каждую машину. Стоимость “таблетки” на порядок меньше. И срок годности не ограничен.

— А вообще-то, — привычно перебивает сам себя Александр Николаевич, — деньги деньгами, но есть, похоже, кое-что и поважней. Тут ко мне постоянно наведывался один профессор со своей “Волгой”. У него врожденный дефект координации движений, вот он то и дело при парковке втыкается то крылом, то бампером. Поставил я ему на бензобак такую “таблетку” и — поверите ли? — потерял клиента: прекратились его наезды. Тут есть над чем ученым подумать.

Волшебный пылесос заглатывает любую пыль

Итак, инженер-автомеханик, убедившийся, что “эта штука” работает, понять принцип ее действия не может. Что в таком случае скажут физики?

Аванесян и Авдеев, предвидя трудность объяснений, решили, что лучше один раз увидеть. В помещении Российского инновационного консорциума, где мы встретились с изобретателями, стоит интересный прибор. Замеряя параметры ауры человека, которую он сканирует по эффекту Кирлиан (в высокочастотных разрядах), выводит картинку на монитор компьютера. Вот я встал возле прибора и вижу на экране свой собственный схематический силуэт и яйцеобразный голубой контур, вертикально охватывающий мое тело.

— Это ваша аура, — поясняет Валентин Павлович, — видите: почти ровный овал, без резких изломов — так и должно быть у практически здоровых людей. Теперь приложите к уху вот это.

Мне дают сотовый телефон. Я прикладываю его к левому уху, а Авдеев с соседнего аппарата набирает “мой” номер — слышу звонок. И тут же вижу на экране, как левая часть моей ауры в районе головы получает вмятину — словно в яйце проковыряли глубокую воронку.

— Видите, как действует радиосигнал на человека, — комментирует Аванесян. — Вот почему мобильники вредны для здоровья. А теперь сделаем вот что, — Валентин Павлович наклеивает на заднюю стенку сотового тонкую блямбочку — точно такую же, что на автомобильной “таблетке”. — Ну-ка, Сережа, набери еще раз.

Звонок возле уха. Смотрю на экран — моя яйцеобразная аура не промялась, как в прошлый раз, голубой контур даже не шелохнулся.

— Сработала защита. Теперь вредное воздействие сотового на ваш организм нейтрализовано. Осмотритесь: пленочные кружочки с надписью “Райдуга” — на всех компьютерах, на холодильниках. “Таблетки” защищают сидящих здесь людей от технопатогенного воздействия привычных бытовых электроприборов.

Ну что ж, опыт с деформацией и последующей защитой моей ауры вполне эффектен. Но не очередной ли это фокус? Мне ведь, Фоме неверующему, надо еще доказать, что аура действительно существует, а то ведь что-то прежде я ее на себе не замечал.

— Не темните, Валентин Павлович, раскройте принцип действия “таблетки”.

Аванесян и Авдеев на секунду замирают, перебрасываются несколькими репликами, явно совещаясь, с чего начать.

— Вы уже знаете: при наличии “таблетки гармонии” снижаются вредные выбросы автомобиля. А мы еще добавим: экономится топливо, уменьшается шум двигателя, замедляется процесс коррозии металлических деталей, повышается уровень безопасности. Более того, улучшается самочувствие водителя.

— Позвольте сразу возразить: как раз экономии бензина с помощью вашей “таблетки” в таксопарке не зафиксировали.

— Они ведь имели возможность проверять автомобили только в условиях движения по городу. И тогда действительно экономия не наблюдается. А вот когда мы в Дмитрове гоняли машины по ровному шоссе со скоростью 90 км/ч, экономия топлива достигала 30 процентов. Так действует “таблетка”. Даже ГИБДД реже цепляется, а если все-таки остановит, побеседует, но не штрафует.

— Тогда, извините, это не техническое изобретение, а оберег — аналог крестика, иконки Николы, покровителя всех путешествующих...

— Хорошо, пусть так — оберег. Но что именно он делает с автомобилем, водителем, пассажирами? Гармонизирует пространство, в котором они находятся.

— Как музыка Моцарта?

— Да, только гораздо эффективней. Убираются все возникшие искажения: бензин сгорает более полно, масло идеализируется, воздух очищается. В исправленном, неискаженном пространстве у шофера обостряется реакция, он реагирует на опасность на несколько долей секунды быстрее...

— Но как спиральки и призмочки, из которых состоит структура этой пленки, могут влиять на пространство?

— Это нелегко объяснить, как вообще непросто говорить о принципиально новом привычными словами.

“Таблетка” изготовлена на основе информационных технологий, привлекающих сверхслабые взаимодействия. Современная ортодоксальная физика их пока не касается. Но есть немало ученых, принявших новую научную парадигму, которые успешно работают с этими тонкими энергиями.

— Вы имеете в виду торсионные поля?

— Одни называют их так, другие говорят о поляризационных волнах, о микролептонах, семантических полях, об энергии физического вакуума... Названия могут быть разными — суть одна. Концентрированное информационное воздействие на окружающее пространство словно восстанавливает его идеальные признаки.

К примеру, эта “таблетка” очищает воду — устраняет вредные примеси и придает воде вкус ключевой, родниковой. Почему? Потому что таков замысел питьевой воды.

“Таблетка” раскисляет почву, способствуя повышению урожайности. То есть снижает уровень кислотности земли. Но вот мы ставим на “таблетку” банку с кислотой. И думаете, кислота превращается в воду? Ничего подобного. Она так и остается кислотой, потому что таковой задумана.

Гармонизация — это восстановление всех признаков идеального. Можно для интереса проделать такой опыт. Сварить борщ, попробовать его, а потом поставить кастрюлю на нашу “таблетку”. Через час его вкус изменится, он станет ближе к тому пониманию борща, которое имелось у хозяйки, варившей его.

“Таблетка” убирает информационные шумы, идеализируя любую структуру без проникновения в суть самой структуры.

— Ну совсем волшебство какое-то!

— Тогда и пылесос — волшебство. Он ведь очищает ковер от всех видов пыли, не различая ее и не вникая в состав этой пыли. Лишнее исчезает — и ковер становится чище, ярче, лучше, ближе к своему первоначальному виду.

На этом же принципе основано созданное нами устройство для обезвреживания сигарет. Вот, видите, цилиндрическая трубочка, в которую я всего на одну минуту вкладываю сигарету. Достаю — теперь она совсем другая. С точки зрения курильщика, невкусная, пресная.

А вот протокол исследования, составленный в метрологической лаборатории. Взгляните, через сорок секунд нахождения сигареты в очищающем цилиндре концентрация угарного газа в дыме снизилась с 0,36 до 0,15 процента, углекислоты — с 0,5 до 0,4, зато концентрация кислорода возросла с 19,6 до 19,9 процента.

Получается, “таблетка гармонии” — своего рода индикатор всякой нормы и средство возвращения к этой норме, к идеальному замыслу. Ведь мысль о какой-либо вещи предшествует созданию этой вещи. Неискаженная мысль остается в виде информации. Значит, любую вещь можно “подтянуть” до уровня мысли о ней.

Расплатимся за грех Прометея

Зевс не зря наказал дерзкого титана, похитившего олимпийский огонь и отдавшего его людям. Программа мироустройства по Зевсу была скомкана — люди получили легкую форму энергии и сели на энергетическую иглу.

С тех пор по нынешний день наперекор Божьему замыслу и просто здравому смыслу развивается огневая цивилизация. Все хорошо понимают, что добывать и сжигать ресурсы вредно для здоровья, опасно для планеты, бесперспективно. Понимают — и продолжают сжигать. Любые так называемые экологические мероприятия — от очистки реки до установки ветродвигателя — все равно энергозатратны и требуют для своего осуществления такого количества ресурсов, которое перечеркивает полученный эффект.

Сама идеология добычи энергии всеми известными способами разрушительна. Само понятие КПД, раз он всегда меньше 1, ущербно: значит, непременно будут отходы. Любой наркоман ведет себя так же: потребление непрерывно, доза только растет, остановка — смерть.

А ведь природа устроена иначе — в ней нет отходов. Вернуться к природе нельзя — поздно: энергозатратными способами очистить загаженное пространство уже невозможно. За десять лет ни один суммарный параметр на Земле не улучшился — вопреки любым экологически чистым технологиям.

Экономика никогда не учитывает стоимость ресурсов: нефть стоит столько, сколько стоит ее добыча. А почем сама нефть?

Электроэнергия стоит меньше рубля за киловатт-час. Но КПД электростанции не превышает 30 процентов. Остальные 70 мы не считаем, а ведь это то, что вылетает в трубу. И за что мы уже расплачиваемся — аллергиями, уродствами, депопуляцией.

Можно ли жить по-другому? Живет же дерево, наращивая массу “из ничего”. Шаровая молния несет в объеме куриного яйца энергию, которая выпаривает 200-литровую бочку. Где берет энергию йог, потребляющий еды меньше младенца?

Пространство переполнено энергией, считают Аванесян и Авдеев — не колдуны, а выпускники физтеха и физфака университета. Они убеждены: этой энергией необходимо пользоваться. Более того, другого пути у Прометеева племени не осталось.

Они делают лишь первые шаги по этому странному пути — невидимому, не осознаваемому большинством из нас.

Следующие, ближайшие шаги такие. Сама автодорога может быть распределенной в пространстве “таблеткой гармонии”. Уже испытан 50-метровый участок: за полчаса езды по нему автомобилей выброс окиси углерода снизился с 1,9 до 1,25 процента. “Таблетка” способна корректировать авиатрассу — достаточно поработать с видеосъемкой “коридора” для самолетов.

Структура “таблетки гармонии” вводится в краску, которой будут обрабатывать цоколи больничных и тюремных зданий. Состояние здоровья и психики их обитателей должно улучшиться, считают изобретатели из “Райдуги”.

Хотя им наверняка можно возразить. И заковыристое словечко “панацея” всегда наготове. И апелляция к некоему глобальному закону сохранения: если бензобак у вас сгармонизировался, не упадет ли до опасно низкой отметки уровень гармонии где-нибудь в печени полинезийского аборигена или в графитовых стержнях соседнего атомного реактора?

Нам прописывали уже так много “таблеток счастья”. Где все те доктора?



    Партнеры