Москве светит царь

3 ноября 2001 в 00:00, просмотров: 542

Государь император Николай Александрович о них мечтал, но так и не смог даже увидеть. Заказанные Его Величеством во Франции великолепные хрустальные канделябры помешали доставить в Россию война да революция. Но вот теперь, чуть ли не сто лет спустя, французские мастера-хрустальщики привезли в Москву этот “государев эксклюзив” для публичного показа.

Увы, лишь на очень короткое время...

Николай II “запал” на французский хрусталь еще в 1896 г., когда с молодой женой Александрой Федоровной совершал свадебное путешествие по Европе. На торжественном приеме, данном в его честь в Париже, пили-ели на славу, но даже вкус изысканных блюд и напитков не помешал Николаю Александровичу обратить внимание на удивительную игру света на гранях бокалов. Как ему потом объяснили, французские умельцы достигли подобной переливчатости хрусталя, освоив так называемую фасетку — метод вогнутого гранения орнамента. (К слову сказать, этот стиль и поныне высоко ценится едва ли не во всех странах мира.)

Наследник Дома Романовых, не откладывая дела в долгий ящик, тут же сделал заказ для своего петербургского дворца — сервиз из цветных хрустальных бокалов, украшенных накладным орнаментом из драгоценных камней. И пошло-поехало...

Вернее, все-таки пошло: хрупкие хрустальные шедевры из городка Баккара на востоке Франции везли в далекую Россию — ради пущего сбережения — не в вагонах и не конными повозками, а на спинах мулов!

“Хрустальные караваны” один за другим шли в Питер, в Москву... Пример с батюшки-царя стали брать его верноподданные — Великие князья, именитые дворяне, богатые купцы... Особой популярностью в России пользовались хрустальные бокалы, которые заказывали буквально тысячами. (Французы долго не могли понять, куда же их клиентам из северной страны такая прорва питейной посуды, и лишь потом сообразили, что виною столь повышенного спроса на фужеры, рюмки и стопки является старинная традиция: выпив за провозглашенный тост, тут же разбить бокал об пол.)

Эстафету любви к эксклюзивному хрусталю от членов императорской фамилии переняли в последующем и первые лица Советского Союза. При каждом визите во Францию наши высокопоставленные партийцы обязательно получали в подарок сервизы, пепельницы, вазы... Нынче мода на хрусталь не исчезла — ассортимент изделий даже расширился. Оказывается, даже лучшие хрустальных дел мастера получают, например, заказы на изготовление пробок для бензобаков, рукояток переключателя скоростей... Подобная фурнитура используется при отделке самых дорогих лимузинов. А вот в комплект собираемых по спецзаказам роскошных “Роллс-Ройсов” и “Бентли” входят особые автосервизы из нескольких рюмок и бокалов.

И все-таки, как признаются французские хрустальщики, за все время существования их производства самыми сложными и необычными работами остаются те, что довелось выполнять в начале прошлого века по заказам российского императора. Чтобы изготовить необычные хрустальные светильники, которые пожелал иметь Николай II, мастерам пришлось даже создавать специальные формы, предназначенные для литья полых трубок из хрусталя самой различной конфигурации. С использованием таких трубок были созданы уникальные люстры на 140, 160 и 190 свечей, величественные хрустальные фонтаны и, наконец, пара необычных электрических канделябров высотой по 3,5 метра с 79 лапочками-“свечами”. Эти чудо-светильники получили названия “Царь” и “Царица” и были предназначены для одного из дворцов в Петербурге. Однако начавшаяся мировая война помешала доставить их по назначению. “Царь” с “Царицей” так и остались в музее знаменитой фабрики хрусталя в городе Баккара, откуда их сейчас и привезли для демонстрации в Первопрестольной.



Партнеры