Изгой Советского Союза

16 ноября 2001 в 00:00, просмотров: 1534

“В последние месяцы перед гибелью отец спал с пистолетом под подушкой, — рассказывает сын Чкалова, Игорь Валерьевич. — У него тогда даже выражение глаз изменилось. Он чувствовал, что кольцо сжимается...

Ни в одном документе это не зафиксировано, но маме было доподлинно известно, что в начале 1938 года Сталин предложил отцу должность наркома внутренних дел. Пытаясь вручить отцу “топор палача”, ему ставили своего рода ультиматум: “жить или не жить...” Когда отец отказался, на него было совершено семь покушений...”

По твердому убеждению близких Чкалова, его убили.

Спустя годы будет найдено письмо — “шифровка” Берии,

в котором он сообщает руководству страны, что испытание самолета грозит гибелью летчика Чкалова... Изучая дело опытного самолета “И-180”, генерал-полковник Георгий Байдуков обнаружит, что крылья на машине Чкалова были нелетные... Самолет был попросту макетом...

В тот роковой морозный день — 15 декабря — Валерий Чкалов поднял в воздух скоростной истребитель “И-180”. Это был первый полет опытной машины конструктора Поликарпова. Мальчишка, видевший все своими глазами, рассказывал родным: “Вначале он сделал круг над аэродромом. Снизился, повел самолет на посадку. Вдруг стало тихо: мотор умолк. Машина начала падать прямо на дома. И тогда Чкалов свалил самолет на крыло...”

До аэродрома он не дотянул около 2 километров. При ударе Чкалова выбросило вперед на 10—15 метров. Рабочие склада нашли Валерия еще живым. Умер он в приемном покое Боткинской больницы. Спустя час к жене Чкалова — Ольге Эразмовне — пришли четверо мужчин в летных черных кожаных пальто... “Они сразу заговорили о похоронах, — вспоминала Ольга Эразмовна. — Я тогда была безучастна ко всему, что делалось вокруг. Я должна была найти в себе силы, во мне теплилась жизнь нашего третьего ребенка. Это все, что осталось после Валерия...” До самых родов она каждый день ходила в сумерках на Красную площадь к Кремлевской стене, в которой была замурована урна с его прахом... Появившуюся дочь вдова назовет Ольгой. Целый год после гибели мужа почтальон будет приносить ей стопки телеграмм от молодых мам, назвавших своих родившихся сыновей Валериями...Дети Чкалова признают, что у отца была еще одна семьяПришел в этот мир и уходил из него Чкалов без сознания. Повитуха долго отхаживала родившегося младенца. Малыш не хотел ни кричать, ни открывать глаз. Только когда подпалили холщовую тряпку и дали ее понюхать малышу, тот чихнул и подал голос.

Из девяти детей в семье Чкаловых выжило только пятеро. Десятый малыш появился на свет мертвым. Последних родов мать Чкалова Ирина Ивановна не пережила. Валерке тогда было шесть лет. Рос он сорванцом. Глядя на разбитые коленки мальчугана, соседи говорили: “Его все беды стороной обходят. Он у нас “Валерьян со звездой”. Старый волгарь Павел Григорьевич послал учиться сына в Череповецкое техническое училище. Судовым механиком Чкалов так и не стал. Когда к навигации стал готовиться пассажирский теплоход “Баян”, Чкалов упросил капитана взять его с собой кочегаром. И стал бы он со временем мастером-механиком, если бы однажды не услышал за спиной нарастающий шум мотора...

Сел в кабину самолета Валерий благодаря соседу. Тот посоветовал Валерию пойти для начала добровольцем в Красную Армию, где Чкалов стал учеником слесаря по ремонту самолетов и моторов 4-го Канавинского авиационного парка. Спустя год из Егорьевской летной школы в часть пришла разнарядка на трех человек. Как вспоминают дети Чкалова, опекающий новобранца сосед Владимир написал сестре Валерия: “Выходи, Софьюшка, за меня замуж, иначе подамся в летчики. В случае положительного ответа уступлю свое место Вольке...” Молодые сыграли свадьбу, а с отправкой Валерия в летную школу возникли проблемы: по возрасту он еще не имел права быть курсантом. И Чкалову в документах приписали год. Валерий стал самым молодым учлетом в теоретической школе, которую все называли “теркой”.

Ни в одной книге, ни в одной статье не упоминается, что курсант Егорьевской летной школы Валерий Чкалов в то время был уже женат. “Это был гражданский брак, — рассказывает Игорь Валерьевич. — Как только отец уехал в другую летную школу, они расстались”. Директор Мемориального музея Чкалова Валентин Лукин утверждает, что брак Валерия Чкалова и Лидии Крыловой был зарегистрирован в городе Егорьевске. В одном из писем сестре Софье он рассказывает о своей “миленькой жинке”. Брак, не одобренный родителями с обеих сторон, продлился полгода... Дочь Чкалова Валерия Валерьевна, в свою очередь, вспоминает: “Однажды в поликлинике мама с моей сестрой Олей стояли в очереди в регистратуру. Услышав знакомую фамилию, мужчина, стоящий перед ними, неожиданно сказал: “А я знал первую жену Валерия Павловича...” Позже в официальном документе — приговоре суда от 16 ноября 1925 года, когда Чкалову шел двадцать первый год, было указано, что осужденный “происходит из крестьян, разведен...”

Из Дании в Серпухов, где Чкалов заканчивал четвертую по счету летную школу (школу стрельбы и бомбометания), прибыли германские истребители марки “Фоккер”. Валерий так “опробовал” самолет, что немцам пришлось срочно вызывать с завода сварщиков, на всех узлах конструкции были обнаружены трещины. В то же время “за недисциплинированность” Чкалова на шесть месяцев исключили из комсомола. В анкете аттестационной комиссии в графе “отношение к Советской власти” Валерий пишет: “сочувствующий”, в результате в характеристике черным по белому появляются строки: “политически развит слабо”. О восстановлении его в комсомоле история умалчивает. Во всяком случае, в последующие годы, вплоть до 1937 года, когда он в один миг, по решению ЦК партии, стал коммунистом, в анкетах он писал: беспартийный. От полетов на низких высотах у колхозников перестали доиться коровыВо время первого полета в 1-й Ленинградской Краснознаменной истребительной эскадрилье выпускник высшей летной школы Валерий Чкалов неожиданно стал выполнять фигуры высшего пилотажа. Самолет мог просто развалиться в воздухе... Тогда летчик отделался пятью сутками гауптвахты. Но с тех пор потянулся за Чкаловым шлейф “воздушного хулигана”.

Настойчивым и упертым Чкалов был не только в воздухе. За второй женой Ольгой он ухаживал не один год. Над Ленинградской истребительной эскадрильей шефствовал Педагогический институт. Студенты приходили читать красноармейцам лекции, “репетировали” их по разным предметам. “Больше всего отца привлекла хоровая студия, а от матери — в ту пору чернобровой солистки — он вскоре не мог отвести взгляд”, — рассказывают дети. Ольга тоже стала замечать стоящего все занятия возле камина коренастого человека в летной форме. Ольга позже рассказывала своим детям: “Мне тогда вспомнились слова моей покойной матери: “Летчики — кандидаты на тот свет”. Мы в то время жили недалеко от аэродрома, она видела аварии самолетов, слышала о гибели летчиков”. После того как Чкалов побывал у них дома в гостях, глава семьи — Эразм Орехов — начальник паровозных мастерских Финляндской железной дороги — заявил дочери: “Это не тот человек, который может принести тебе счастье”. И Ольга начала избегать Валерия. Но тот упорно ходил за ней следом... Через год Валерий переехал-таки жить в скромную квартирку Ореховых на Петроградской стороне.

Однажды Чкалов сказал Ольге: “Выходи сегодня в поле, я буду летать вниз головой...” Чкалов часто “фокусничал”: едва оторвавшись от взлетной полосы, он переворачивал самолет и продолжал взлетать вверх колесами. Подобные полеты не разрешались уставом. Когда Чкалов отсиживал очередной раз 15 суток на гауптвахте, к начальству аэродрома пришли с претензиями колхозники, от полетов Чкалова на критически малых высотах у них на ферме перестали доиться коровы...

Знаменитый полет под мостом, за который Чкалов в очередной раз сидел на гауптвахте, позже, в годы Великой Отечественной войны, стал примером для многих летчиков. Уходя из-под обстрела немецких самолетов, “наши” нередко повторяли “трюк” Чкалова.Дважды судимый...О том, что Чкалов два раза судился Военным трибуналом, в советское время говорить было не принято. С первой суд имостью Чкалова осенью 1925 года связано немало слухов. Лишь семья летчика знала правду о том времени. Валерию тогда шел двадцать первый год. В приговоре судебного заседания было сказано, что Чкалов, “будучи военлетом 1-й эскадрильи, явился на аэродром для совершения учебного группового полета в совершенно пьяном состоянии, кричал, шумел...” Выездная сессия судебного заседания приговорила Чкалова к лишению свободы со строгой изоляцией на один год. Потом было принято во внимание его пролетарское происхождение, его молодость, и срок понизили до шести месяцев. “Ни один официальный документ той поры не отражал правду, — говорит Игорь Валерьевич. — Отец проводил тогда показательный воздушный бой с командиром отряда Петром Леонтьевичем Павлушовым и вынудил его совершить посадку. Самолюбие командира было уязвлено. В отместку Павлушов придрался к действиям подчиненного Чкалова, найдя их слишком рискованными, и отстранил его от полетов. На аэродроме отец, услышав от механика, что в списке летчиков, допущенных к учебному групповому полету, его нет, при всех набил морду своему командиру... У нас ведь все предки были из бурлаков, несправедливость издавна не терпели... Тут же появились “сочувствующие”, которые налили отцу рюмочку водки...”

Через год после первой судимости Чкалов был восстановлен в рядах ВВС. Именно его командировали от эскадрильи на воздушный парад в Москву. Мало того, Чкалову разрешили делать любую фигуру на любой высоте. За то, за что он раньше сидел на гауптвахте, на параде его отметили особым приказом и денежной премией. Но “блестящие достижения в технике пилотирования” не спасли его при очередном ЧП. На “Фоккере” во время учебного боя на высоте 800 метров атакующий Чкалов, не соблюдая установленную для воздушного боя дистанцию, задел самолет летчика Дроздова. Когда же “подраненный” напарник начал уходить от самолета Чкалова со снижением, тот продолжал его преследовать на близкой дистанции и в конце концов посадил. За такую самоволку Чкалов вновь оказался на гауптвахте, что закончилось для него нервным срывом. Во врачебном освидетельствовании того времени упоминается, что Чкалов находился в отпуске по причине “неврастении”.

Спустя год, в июле 1928 года, на гомельском аэродроме при посадке на точность Чкалов зацепил хвостом край оврага. А еще через две недели, перелетая со звеном истребителей из Гомеля в Брянск, Чкалов по своей инициативе снизился на малую высоту. Поперек маршрута показалась телеграфная линия. Запутавшись в провисших проводах, самолет Чкалова с высоты 8 метров упал на землю. В письме жене Ольге он сообщал: “Вчера подломал самолет. Страшно неприятно, хотя и пустяки сломал...” За “летную недисциплинированность” Валерия от полетов отстранили, а в ноябре состоялся суд. “Судили без свидетелей и защиты в закрытом заседании, — пишет он домашним. — Присудили к одному году лишения свободы. Я приговор обжаловал в Коллегию Верховного суда. Буду писать письмо Ворошилову”. К статистической карте аварии прилагалась характеристика на потерпевшего Чкалова, в которой упоминался “незначительный шизоидный статус, выражающийся в недостаточной выдержанности в поступках, бравадой ими, самоуверенности”. Девятнадцать дней летчик провел в Брянской тюрьме... С военной авиацией он снова был разлучен. Приветствуя экипаж, Рузвельт попросил поднять его с инвалидной коляскиТолько на авиационном заводе имени Менжинского длительными полетами вверх колесами на истребителе-моноплане “И-16” с убирающимся шасси он вызвал наконец не нарекания, а восхищение специалистов и зрителей. За испытательскую работу Орджоникидзе наградил Чкалова автомобилем “Волга”.

На параде 2 мая 1935 года Чкалов знакомится со Сталиным. На центральный аэродром им. Фрунзе смотреть новую авиационную технику тогда приехало все Политбюро. Ворошилов, кивая на Валерия, сказал Сталину: “Вот тот самый воздушный хулиган товарищ Чкалов”. Иосиф Виссарионович, крутанув ус, ответствовал: “Мы разберемся, кто такой Чкалов...” Улыбнувшись летчику, он спросил: “Товарищ Чкалов, а берете ли вы с собой в полет парашют?” — “Я признаю парашют, но предпочитаю обходиться без него, — отрапортовал Чкалов. — Я прежде всего берегу машину...” — “Ваша жизнь нам дороже любой машины...” — заявил Сталин. Чкалов был официально признан летчиком-новатором. Через несколько дней после парада его и главного конструктора Поликарпова наградили орденами Ленина.

Настоящая слава обрушилась на Чкалова после двух знаменитых перелетов. О том, что муж в составе экипажа на самолете “АНТ-25” участвует в беспосадочном рейсе, Ольга Эразмовна узнала из сообщений по радио. Практически слепой полет длился 56 часов. При этом землю Чкалов, Байдуков, Беляков видели лишь часов восемь, пролетая над азиатской частью страны. На высоте 6000 метров самолет стал покрываться льдом, окна затянулись белой коркой. На острове Удд они разглядели небольшую прибрежную полосу из гальки и песка, кругом были скалы. Сели на отмель, покрытую морской галькой. Рыбаки на острове думали, что к ним приземлился японский самолет. “АНТ-25” был без опознавательных знаков... Всем трем членам экипажа за перелет Москва—Петропавловск-Камчатский—остров Удд присвоили звание Героя Советского Союза. Через месяц решением ЦК партии Чкалов, без прохождения кандидатского стажа, стал коммунистом.

Через год — в июне 1937 года — этот же экипаж отправляется в беспосадочный трансарктический воздушный перелет через Северный полюс из Москвы в Соединенные Штаты Америки. Пролетев более 10 тыс. километров, шасси самолета коснулось военного аэродрома города Ванкувера. Американцы хлопали по краснокрылому самолету “АНТ-25” и удивлялись: “Фанера, полотно, тонкий дюраль... И в этой машине летчики продержались в воздухе более 63 часов в тяжелых метеорологических условиях?..” Чкалов рассказывал потом родным, как они отсыпались дома у генерала Маршалла. Пора было ехать на прием в Белый дом, а на них оказались только комбинезоны... Через час в дом генерала были доставлены многочисленные коробки с обувью, сотни вариантов костюмов и смокингов. Адъютант начальника гарнизона Джим Хаттан получил, в свою очередь, от нашего экипажа бесценный подарок — клеенчатый мешок с надписью “Продукты №34”, где раньше хранился продовольственный паек на 30 дней: масло, грудинка, колбаса, коробки с папиросами... “А вы знаете, президент США Рузвельт, когда в зал вошли советские летчики, попросил поднять его с инвалидной коляски”, — с гордостью говорит Игорь Валерьевич.

С “загнивающего Запада” Чкалов, как рассказывают его дети, привез лишь пластинки грамзаписей Рахманинова, Чайковского, Шаляпина, симфонии Бетховена. Во время поездки по Америке он не переставал мечтать о сплаве по Волге на плотах с баяном...

Став депутатом Верховного Совета, Валерий каждую неделю встречался со Сталиным. “Они были очень близки, часто виделись, отец даже меня брал в Кремль, где я разговаривал со Сталиным. Тот отцу полностью доверял”. Скоро вождь всех народов и легендарный летчик начали говорить друг другу “ты”... “Мы тут на Политбюро посовещались и решили, что пора тебе, Валерий, переходить на партийную и государственную работу, — нередко говорил Сталин Чкалову. — Тебя уважает наш народ, тебя любит весь мир. Такие люди должны быть у руля государства”. — “Летать — вот моя работа”, — неизменно возражал Чкалов. Ни Сталин, ни Молотов, ни Ворошилов не оставили герою шансов на жизнь— На отца было совершено семь покушений, — говорит Игорь Валерьевич. — Однажды лишь чудом отец не сел на поезд, который пустили под откос, потом раскрыли заговор, в результате которого отца должны были зарезать дети кулаков... А в 1938 году, перед самой гибелью, отцу — страстному охотнику — подарили ящик патронов, которые давали осечку, а при переламывании ружья — стреляли в обратную сторону... Отец просто не успел ими воспользоваться. А появились у него эти патроны, когда он решил съездить на родину поохотиться. Он был членом Горьковского обкома партии, и там ему вручили эти самые патроны.

Спустя год после гибели Валерия к Чкаловым приехал в гости брат мужа Софьи Павловны и часть патронов забрал. “Возвратился он с охоты из подмосковных лесов с трясущимися руками, — рассказывает Игорь Валерьевич. — Увидел на опушке леса лису, вскинул ружье — осечка, нажимает второй раз курок — осечка. Опустил наш родственник ружье и через несколько секунд услышал выстрелы... Рассчитано было, что при осечке охотник будет переламывать ружье, тогда и должны были последовать выстрелы в обратную сторону. Родственник тогда ружье чудом не открыл, это и спасло ему жизнь. Мама сразу позвонила Берии, приехал от него человек, забрал патроны... После войны, в 50-х годах, на Волгу приехал охотиться полковник Владимир Дайшутов. Он и рассказал нам, что патроны принесли тогда Чкалову из Горьковского управления внутренних дел...”

Но Чкалов все равно погиб, родственники до сих пор доказывают, что это было циничное убийство. Шел 1937 год, уже был арестован и посажен Туполев... Расстреляли друга Чкалова — первого секретаря ЦК ВЛКСМ тридцатипятилетнего Александра Косарева. Валерий Павлович все время ходил хлопотать за своих арестованных друзей — и за директора 21-го горьковского завода Мирошникова, и за корреспондента “Комсомольской правды” Ефима Бабушкина. “Однажды отец вышел из кабинета Сталина и так сильно хлопнул дверью, что у Поскребышева, сидевшего в приемной, с колен упала папка, — вспоминает Игорь Валерьевич. — На следующий день Сталин позвонил отцу: “Ну что ты обижаешься, приезжай...”

Между тем самолет “И-180”, дефектная ведомость которого состояла из 48 пунктов, готовили к первому испытанию в страшной спешке. “За три дня до аварии, 12 декабря, Берия открыто сообщил руководству страны в письме, что испытание самолета грозит гибелью летчика Чкалова, — показывает копию документа Валерия Валерьевна. — Ответ был символичен — отменить полет только на 12 декабря, хотя совершенно ясно, что на этом самолете лететь нельзя ни сегодня, ни завтра, ни послезавтра... В результате своего молчаливого единогласного решения ни Сталин, ни Молотов, ни Ворошилов не оставили Чкалову шансов на жизнь”.

Убийство, конечно, доказать трудно, но директор завода Усачев, невзирая на все “запреты” свыше, с завидным упорством и “бесстрашием” выпускает опытный самолет в первый полет, а главный конструктор Поликарпов скрывает от всех и от Чкалова в том числе, что самолет — макет, и лететь на нем нельзя... И это в 1938 году, когда людей сажают и расстреливают без суда и следствия.

— Сталин, как утверждают многие, любил Чкалова, называл его “самородком, которых мало”. Почему же он не предотвратил его гибель? — спрашиваю я детей легендарного летчика.

— Отец перерос планку, высота которой была ему определена, стал слишком популярен в народе и при этом не мог жить и мыслить так, как требовало Политбюро, — говорит Валерия Валерьевна.

В 1975 году в Ванкувере во время открытия монумента экипажу самолета “АНТ-25” советской стороне вручили буклеты американского производства, где черным по белому было написано: “Валерий Чкалов. Родился 2 февраля 1904 года, УБИТ 15 декабря 1938 года”.



Партнеры