Не мать, а ехидна

23 ноября 2001 в 00:00, просмотров: 974

Когда наша лыжница Ольга Данилова выиграла в Нагано золотую медаль в беге на 15 километров, зарубежные журналисты назвали победу спортсменки “наградой для всех работающих матерей планеты”. В то время сыновьям-двойняшкам Даниловой — Семену и Савелию — было по два года. Тяжела ты, участь спортивно-материнская! Мало того что надо урвать момент у жизни и успеть родить в промежутке между важными стартами. Надо еще и восстановиться и вернуться в спорт, чтобы не было стыдно перед ребенком за “бесцельно прожитые годы”. За бесконечные месяцы, проведенные в разлуке с малышами, и жгучую ревность к тем, кто видел первый шаг и слышал первое слово твоей кровиночки...

“Чем я не водитель троллейбуса?”

Олимпийская чемпионка Ирина ПРИВАЛОВА вконец запутала общественность. Мы-то все думали, что она продолжает залечивать серьезную травму. Если помните, весной во время тренировки Ира зацепила барьер и, падая, ударилась головой и коленом. В Институте Склифосовского поставили диагноз: сотрясение мозга. После длительных консультаций со специалистами стало ясно, что не обойтись и без операции на ноге. Операция прошла успешно, связки подлатали, одну заменили полностью... Вернувшись из Финляндии, где была сделана операция, на костылях, чемпионка решила не терять времени даром и совместить восстановительный этап с этапом, как говорят врачи, оздоровительным для всего женского организма. Этапом замечательным и всепоглощающим: Ирина и Владимир Паращук ждут ребенка. Короче, воспользовались передышкой.

— Воспользовались, Ира? Действительно, чего просто так, хоть и вынужденно, но отдыхать?..


— Для меня это был такой светлый момент — после операции я не могла тренироваться. Ну вот — так бы я начала активную работу где-то в сентябре, а теперь придется отложить до января. Только и всего. Две недели я ходила на костылях, не наступая на ногу — она была не в гипсе, а в таком каркасе, — потом две недели ковыляла, наступая... Через месяц ногу освободили, костыли отменили, и постепенно все как-то само зажило, вернее, прижилось. Финский хирург сказал, что вживление связки прошло безо всяких осложнений. Мы должны были поехать к нему показаться, но тут как раз и стало известно...

— И вы на радостях про ногу и забыли. Вот он, рецепт успешного восстановления!

— Я думаю, что на ногу теперь уже нет смысла обращать особое внимание. Отдых я ей дала и еще дам достаточно длительный.

— Ваш муж и тренер говорит, что, как только стало известно о беременности, он сразу снял с вас все нагрузки.

— Это правда: нагрузки сняли. Правда, я сначала было еще попыталась что-то делать, потрепыхалась... А потом подумала: время есть. Зато сейчас чувствую, что нога здорова. И живу нормальной жизнью.

— То есть наконец-то последнее удалось?..

— По крайней мере, первый раз в жизни получилось, что летом мы отдохнули две недели, ни о чем не думая. Просто люди обычно имеют отпуск, а у нас такого не было. Если появлялся месяц перерыва — уходил на лечение, на восстановление от травм, на решение каких-то бытовых вопросов в усиленном режиме. А сейчас я еще и много занимаюсь с сыном — школа, тренировки... Он все-таки перешел из борьбы в легкую атлетику. Цели вырастить чемпиона нет — главное, чтобы крепким был. Но если гены вдруг повылезают — кто же против? Только учеба на сегодня все равно — основное. Если в спорте не получится, а будет упущена учеба... Я это понимаю как никто.

— Две недели вы провели на озерах за рыбной ловлей. И откровенно бездельничали. Я тут дотошно пыталась выяснить: кто из вас готовит рыбу? Паращук утверждает, что вместе и что вам доверяют заворачивать карпа в фольгу для жарки на костре и даже солить.

— По-моему, так и не доверили. Хотя, может, какую-нибудь одну и доверили, правда, ее же и заставили съесть.

— Вы — мать со стажем: Алеша уже подросток. Вот бытует мнение, что ко второму ребенку родители относятся более трепетно...

— Во всяком случае, постараемся, чтобы трепетность была незаметна для старшего. Сделаем коррективы, и, думаю, малышу, наоборот, будет сложнее.

— Допускаете мысль о няне?

— Достаточно близкие родственники с удовольствием готовы помогать. Естественно, первые месяцы у меня не будет таких сложных ежедневных тренировок. Потом — дома я на тренажерах начну стоять... Опыт есть уже — по прежним родам.

— Восстановление потребует удвоенной дозы витаминов?

— Сначала никаких витаминов не будет, потому что нагрузка будет минимальная; если все пройдет нормально — через месяц приступлю к тренировкам. Через десять месяцев после первых родов я выиграла чемпионат СССР. Правда, уровень результатов был другой. Сейчас надо будет не только чемпионат России пройти, но и достойно выступить на соревнованиях международного уровня.

— А как же крошку-то от себя оторвать?..

— Отрывать я и не буду — почему надо отрывать? Максимум сначала два раза в неделю будут тренировки, через две недели — три раза и так далее. Да что я, первая, что ли?.. Стефка Костадинова через год после родов выиграла чемпионат мира по прыжкам в высоту. Правда, это прыжки в высоту — не такие объемные тренировки, как у бегунов. Не такие претензии к организму. Но я уверена, что до сорока лет в легкой атлетике — это молодой человек: его организм только мужает в своем виде деятельности. Ну и наконец, это становится профессией — как журналист, водитель троллейбуса... Они же возвращаются к своей работе? (Тут не выдерживает муж: “Для женщины роды — вообще нормальное явление. Вон в поле раньше рожали — и ничего. Никто им витамины горстями не впихивал. Мне кажется, это больше придумано нашей мединдустрией, нагнетание некоторое...”)

— Обойдемся безо всякого нагнетания, будем испытывать только положительные эмоции: судя по тому, как вы, Ира, выглядите, чувствуете себя хорошо?

— Да, хорошо, пошла на последний месяц. Буду рожать в обычном роддоме — мне кажется, у нас врачи очень высокой квалификации. Обычно, если куда-то уезжают — преследуют цель: или гражданство, или проблемы какие-то серьезные решают... Думаю, в нашем случае это совершенно лишнее и бесполезное.

— Муж сказал, что если будет девочка — хорошо, а если мальчик — ну, придется еще раз переживать воспитание мужчины. А там, может быть, и “процедуру” повторить — но это надо следующей Олимпиады дождаться, а потом посмотреть. Вы с этим взглядом на не столь уж далекое будущее знакомы?

— Знакома, и именно поэтому я думаю, что на сей раз должна быть девочка. Пока не знаем кто — не поддается определению. Правда, с этим... Одна вещь у меня вызывает некоторое подозрение: мы вот кошечку дома завели. Красавица такая появилась, все прекрасно... Месяцев в пять вдруг выяснилось, что она — это он. Легкое потрясение. Так что лучше ни на кого не нацеливаться заранее...

“Мама, я тебя знаю?”

Светлана БАЖАНОВА, олимпийская чемпионка по бегу на коньках, мать полугодовалой дочки, активно готовится к Олимпийским играм в Солт-Лейк-Сити.

Когда Света рожала, впереди уже неотвратимо маячила Олимпиада. И нынче она стремительно приближается. Дочь Александрушка познакомилась со спортивными упражнениями еще будучи в животе у мамы. Света не только тренировалась по мере возможности, но и постоянно разговаривала с дочкой, объясняя ей необходимость нагрузок. Через месяц после родов приступила к активным тренировкам.

Было очень трудно — не хотелось упустить ни секундочки из дочкиной жизни. Но предстоящая Олимпиада диктует свои законы: приходилось оставлять Александру и в жару уезжать на велосипеде, наматывая по 70—80 километров за тренировку.

Тренировалась два раза в день. После велосипеда прибегала домой, умудрялась помогать маме — убирала, стирала. Затем были обед и прогулка с ребенком. В пять часов — вторая тренировка на стадионе. Коляска — рядом.

Через четыре месяца с рыданиями уехала на первые сборы. Когда вернулась, бросилась на пол рядом с автомобильным креслом, в котором сидела малышка: “Доченька, мама приехала!” Доченька жалобно косилась в сторону более привычных бабушки с дедушкой. Света горестно заплакала: “Не поеду больше никуда!” Через несколько недель пришлось снова уезжать. Каждый день Света звонит домой и разговаривает с дочкой по телефону: может, хоть не в лицо, а по голосу в следующий раз Александра маму узнает...

“А живот у меня такой оттого, что ножка болит...”

Лариса ЛАТЫНИНА, прославленная советская гимнастка, легенда нашего спорта.

— Лариса Семеновна, как же вы решились выступать на одном из чемпионатов мира на пятом месяце беременности? Природа страха ведь у всех одинакова — что у великих, что у “нормальных” женщин? А в вашем виде спорта — бревна, брусья...


— О том, что беременна, я узнала за три месяца до чемпионата мира. И тут же в панике рванула к профессору Лурье — это был опытнейший гинеколог, знаете, той еще, прежней закваски. Он говорит: “Все нормально, все идет замечательно!” Я лепечу: “Но у меня чемпионат мира впереди!” — “Ну и выступай себе на здоровье...” — “Так это уже какой срок будет!” — “Ты что, первая, что ли? У меня балерины до шести месяцев танцуют”.

В общем, он меня как-то убедил, дал свои рекомендации, рассказал, где хильнуть немного надо, когда прикинуться, что ножка болит... Прописал таблетки, капельки необходимые. И уверенно сказал: “Я гарантирую, что все будет хорошо. У тебя такие крепкие мышцы!” Получив его благословение, я и отправилась на чемпионат.

Конечно, я чувствовала себя по-разному. Уставать стала больше. Но никто ничего не знал. Ни тренер, ни врач сборной. Пришлось скрывать столь радостное событие даже от самых близких подруг: если бы информация каким-то образом просочилась, меня бы тут же сняли с соревнований.

Так я (вернее, мы) стала чемпионкой мира. Первое, что я сделала после награждения, — побежала звонить профессору. А он, оказывается, умер недели за две до этого: старенький уже был...

Полет на материнском крыле

Ирина ЛАШКО, прославленная прыгунья в воду:

— Я в начале беременности тренировалась в полную силу и на соревнованиях выступала. Все еще удивлялись: что это я так распрыгалась здорово?.. Помню, месяца три уже было, я выступала на турнире в Новой Зеландии и Австралии. Наши просто ахнули: у меня словно крылья выросли, я так легко никогда себя не чувствовала. Наверное, уже ощущала ответственность за двоих.

Роды не были очень тяжелыми: пришлось помучиться, но не более, чем другим. Вообще, я думаю, в спорте не стоит искать причины каких-то проблем в факте родов — все зависит от индивидуальных особенностей организма. Говорят, что спортсменкам даже проще восстанавливаться — мышцы тренированные. Вот тужиться во время родов проблематично: пресс сильный — все напряжение в пресс и уходит.

Восстановилась я быстро, кормила ребенка до четырех месяцев сама, потом уже тренироваться пришлось очень активно: чемпионат мира на носу был. А куда деваться-то? Зато ребенок знает, что мама — не бездельница!

“Папа, позвольте вам всучить ребенка!”

Оксана ЧУСОВИТИНА, участница трех Олимпиад, чемпионка Европы и мира по гимнастике.

Рассказывает Светлана Хоркина: “То, что сотворила Оксана, — это просто фантастика! Она не просто вернулась в гимнастику после рождения сынишки, но и выигрывает. В опорном прыжке на недавно прошедшем чемпионате мира она уступила мне менее одной десятой.

Мы еще в Сиднее разговаривали, я спрашивала: “Чуса, как же ты решилась-то? Ну, родила мальчишку замечательного, позади чемпионаты мира, две Олимпиады, так ты еще и на третью пошла?..” А Оксана говорит, что появилась в зале после родов просто чтобы форму восстановить — даже не спортивную, а чисто женскую. Походила немного, чувствует — все получается. И не просто получается, а все лучше и лучше.

В общем, через некоторое время ее тренер согласилась на возвращение Чусовитиной, правда — смешно, конечно, но справедливо, — после того, как получила согласие ее мужа. Муж — вообще герой. Оксана уехала в Америку тренироваться, а он остался с малышом. Ребенку четыре месяца было, когда мама выступала в международных соревнованиях, и десять — когда на Олимпиаде.

“Ты не представляешь, — говорит мне Оксана, — какой прилив энергии я ощущаю! Наверное, правду говорят, что омоложение организма наступает. Давай, Светка, попробуй...”

Спортивных мам чадушки часто не узнают в лицо, заставляя их рыдать и чувствовать себя не матерью, а ехидной. Но против природы не попрешь. Они рожали, рожают и будут рожать, совмещая полезное с... полезным же. Личное — с общественным. Женское — с нечеловеческим.

Простые работающие матери планеты. Правда, с кусками золота на шее.




Партнеры