Как пройти в библиотеку?

30 ноября 2001 в 00:00, просмотров: 439

Больше ста лет продолжаются активные и безуспешные поиски так называемой библиотеки Ивана Грозного. Среди архитектурных комплексов позднего средневековья на роль надземного указателя клада претендовали Кремль, Успенский монастырь Александровой слободы, храм Христа Спасителя и Коломенское. Именно в последнем искал и будто бы почти нашел таинственную либерею археолог И.Стелецкий. И здесь же полвека спустя — снова почти — нашел ее строитель В.Поршнев. Впрочем, это те самые случаи, когда “почти” — не считается.

Третий Рим надежней первых двух

Зоя (в православном звучании имени — Софья), племянница византийского базилевса Константина XI из династии Палеолог, выйдя в 1472 году замуж за великого московского князя Ивана III, не просто сменила константинопольскую прописку на московскую. Прибыв из тогдашнего дальнего зарубежья в Белокаменную, она привезла поистине бесценное приданое — значительную часть библиотеки, спасенной от турок, захвативших и разграбивших в 1453 году столицу Византийской империи. Это было прежде всего спасение бесценных фолиантов на древнегреческом, латинском и древнееврейском языках. Фактически же собрание рукописей, часть которых хранилась еще в античной Александрийской библиотеке, перебравшись в Москву, стало своеобразной эстафетой, переданной “вторым Римом” третьему.

Что содержала либерея? Судя по упоминаниям князя Курбского, бежавшего в Литву, царь Иван Васильевич мог читать труды Платона, Аристотеля, Цицерона. Со слов ливонского пленника Иоанна Виттермана, бежавшего из Москвы в Прибалтику, в сокровищнице Грозного хранились комедии Аристофана, “Энеида” Вергилия, утраченные ныне сочинения таких менее известных античных авторов, как Замолей и Гелиотроп. Иван IV якобы существенно пополнил коллекцию деда и бабки — в частности, после взятия Казани присовокупил ценнейшие рукописи средневековых арабских исследователей из собрания казанского хана. По слухам, либерея содержала также колдовские наставленья и книги по магии. Не чуравшийся запредельных знаний Иван Васильевич будто бы и сам наложил страшное заклятье: кто приблизится к его сокровищнице, лишится зрения.

Вряд ли оно всегда срабатывало — видели же либерею и царевна Софья, и ее брат Петр I, не страдавшие, как известно, слепотой.

Но есть и другие свидетельства, скорее мифологические. Поисками библиотеки Ивана Грозного в начале 30-х годов XX столетия занимался Аполос Иванов, служивший в то время в охране Кремля. Пройдя подземными ходами от храма Христа Спасителя к Кремлю, он обнаружил немало прикованных цепями к стене истлевших скелетов. Клад Грозного А.Иванов так и не нашел, а вот зрение потерял, хотя и годы спустя.

Почему ценнейшее собрание ищут в подземельях, понять можно. Деревянная Москва часто горела, порой выгорала целиком. Сама же Софья Палеолог и распорядилась спрятать сундуки в каменном склепе, где их не достигнет огонь. Но подземных помещений в средневековой Москве было великое множество: практически все монастыри и многие усадьбы снабжались разветвленной сетью скрытых от глаз сооружений. И отнюдь не все из них уцелели.

Так что география возможных поисков обширна. Не исключая, что часть фолиантов может быть спрятана под Кремлем, что-то в Александрове, а что-то в Вологде — еще одной опричной вотчине Грозного (в пользу каждой версии имеются свои доводы), остановимся на подмосковной царской усадьбе — селе Коломенском.

Рука Лубянки прикрыла тайник

Наиболее серьезный научный интерес к библиотеке Ивана Грозного проявил известный московский археолог Игнат Яковлевич Стелецкий. Поработав в поисках тайных сокровищ и в Кремле, и в шатровой церкви Вознесения в Коломенском, он затем самое пристальное внимание уделил пятиглавой церкви Усекновения главы Иоанна Предтечи в селе Дьякове, что поблизости от Коломенского.

В своем обширном труде “Мертвые книги в московском тайнике” археолог поведал, как именно его внимание оказалось привлечено к стоящему на отшибе храму. Перед самой Отечественной войной он разговорился с пожилым крестьянином, жителем села Дьякова, отец которого служил церковным старостой в Дьяковском храме. Будучи молодым, собеседник Стелецкого, в то время церковный сторож, заприметил в храмовой стене небольшую дверцу. Подбив своего приятеля, кузнеца, отковать ключ к замку, они вместе открыли дверь и спустились по каменной потайной лестнице вниз. Упершись в конце хода в запертые железные двери и истлевший скелет перед ними, перепуганные кладоискатели вернулись наверх. После этого во время ремонта дверцу внутри храма заложили кирпичом.

Стелецкий продолжал поиски — визуальные и архивные. Он отыскал письменные источники, в коих глухо намекалось на проведение серьезных земляных работ в окрестностях Коломенского.

Обследовав холм, который венчает церковь Усекновения главы, археолог обратил внимание на холмистый участок между крутым обрывом и поймой Москвы-реки. Он как-то выделялся среди окружающего рельефа неестественной формой. Стелецкий проконсультировался с геологом, который подтвердил его догадку: это искусственное образование, состоящее из отвала песчаной породы, в то время как верхние слои почвы содержат суглинок. Значит, в самом деле, на Дьяковском холме велись масштабные земляные работы.

В 1938 году археолог приступил к раскопкам в окрестностях Дьяковской церкви. И на глубине семи метров даже наткнулся на массивную известняковую кладку. Но поскольку раскопки велись на территории церковного кладбища, вскоре, по требованию жителей села Дьякова, их пришлось свернуть.

Отчет о поисках либереи и свои догадки о возможном месте ее захоронения Игнат Яковлевич изложил в третьем томе своего труда. Рукопись которого вместе с частью архива ученого была украдена. Краевед, исследующий тайны Коломенского, Евгений Иванов считает, что это дело рук НКВД, который всегда был одержим любопытством к поискам Стелецкого.

“Конечно, обнаруженная кладка не говорит еще о том, что под ней скрыта именно “библиотека Ивана Грозного”, — писал археолог. — Но она неоспоримо свидетельствует о присутствии в недрах Дьяковской возвышенности некоего колоссального по своим размерам подземного сооружения, вероятно, хранилища. О назначении и его содержимом можно только догадываться. Однако что бы ни оказалось в нем в конечном итоге, вскрытие и изучение его может явиться такой же научной сенсацией, какой стало открытие гробницы Тутанхамона”.

Проверить свои догадки Стелецкому было не суждено: сначала война, потом таинственное исчезновение архива, а вскоре и смерть ученого отодвинули открытие в следующую эпоху. Которая, возможно, еще не наступила.

Сторожит либерею царевич Иван

В редакцию позвонил Владимир Федорович Поршнев, строитель из подмосковного Реутова. У него — своя версия местонахождения библиотеки.

В преддверии московской Олимпиады он, в то время главный инженер управления “Мособлстройреставрация”, руководил ремонтными работами в церкви Усекновения главы Иоанна Предтечи, тогда бесхозной и заброшенной. Однажды ему домой позвонил Володя Бобков, начальник участка, и доложил: наткнулись на подземный ход. Поршнев примчался на объект. В центре храма, ближе к алтарной части, он увидел снятые белокаменные плиты пола, а под ними утрамбованный песок. Рабочие начали его разгребать. Открылись ступени из белого камня, под острым углом уходившие вниз, в сторону западной стены храма. Над ступенями и лазом обнаружился свод из большемерного кирпича. Прокопали метра полтора — лестница уводила дальше. Тогда, посовещавшись, главный инженер и ведущий архитектор-реставратор Николай Николаевич Свешников распорядились приварить металлическую дверь и навесить замки. Пока вели переговоры с руководством музея-заповедника “Коломенское” о продолжении работ (оно, руководство, не хотело в них участвовать: Дьяковская церковь не числилась музейным объектом), кто-то ночью сшиб замки и прокопал лаз вглубь метра на четыре. Увидев следы деятельности неведомых кладоискателей и не имея средств на продолжение работ, Свешников с Поршневым решили надежно закрыть подземелье. Засыпали его песком, утрамбовали, примерно на полметра залили бетоном и вернули на место белокаменные плиты. Так до лучших времен строители обезопасили интересный объект.

Годы спустя храм вернули епархии, и вряд ли его настоятель знает о подземном лазе. А вот Владимир Федорович лет через двадцать после совершенного открытия побывал в подземелье еще раз. Но — во сне. Его провели по наклонной лестнице, он попал в сводчатый склеп, расположенный на глубине 12,5 метров у западной стены церкви. Под его сводом покоятся не только сундуки с античными и средневековыми фолиантами, но также кожаные мешки с царской казной и гроб царевича Ивана, убитого разъяренным отцом Иваном Васильевичем.

Мало ли, однако, что может привидеться во сне! Владимир Федорович, человек вполне здравомыслящий, и сам это понимает. Поэтому задумал явленную во сне картину проверить. Но как? Вернуться к раскопкам или хотя бы просветить землю возле церкви не представляется возможным.

Начал искать ясновидящих. Получил телефон Тамары Михайловны Махныревой из города Лабинска. Она прислала Поршневу рисунок, на котором склеп с сокровищами изображен справа от входа в церковь. Местоположение соответствует давней находке подземного лаза. Схема не противоречит сновидению. Неплохие исходные данные для новых поисков. Но кто поверит увиденному во сне и догадке прорицательницы?

Сенсация на послезавтра

А что в музее-заповеднике “Коломенское” — знают ли о сокровищах, лежащих, возможно, почти под ногами?

Я задал этот вопрос Владимиру Егоровичу Суздалеву, историку, бывшему главному хранителю музея. О поисках Стелецкого Владимир Егорович знает лишь то, что археолог искал библиотеку в шатровой церкви Вознесения. Закладывая шурфы в фундамент сооружения, Игнат Яковлевич очень раздражал реставратора Коломенского, архитектора Петра Дмитриевича Барановского, который обращался к властям с требованием запретить Стелецкому, одержимому манией кладоискательства, портить памятник.

Что касается подземных пустот в церкви Усекновения главы Иоанна Предтечи, она была оборудована печно-воздушной системой отопления. Возможно, полагает Суздалев, на один из каналов этой системы и наткнулись строительные рабочие в 1980 году. Да еще старожилы музея рассказывали, что в 1929 году сам Барановский раскопал под алтарем усыпальницу священника Дьяковской церкви.

Обратился и к Игорю Юрьевичу Прокофьеву, известному в Москве оператору биолокации, в прошлом неоднократно работавшему в Коломенском. Ему довелось обнаружить сквозь земную толщу систему подземных ходов, тянущихся под Голосовым оврагом (разделяющим Коломенский и Дьяковский холмы) в сторону Москвы-реки, и связанные с нею подземные монашеские кельи размером 1х2 метра. В принципе, метод биолокации позволяет выявить спрятанный в земле склеп с сокровищницей. Но искать его Игорь Юрьевич считает несвоевременным: ну, допустим, найдем — и что дальше? Тотчас местные орлы разграбят клад. Может быть, все неудачи, связанные с поисками библиотеки Ивана Грозного, закономерны, и в этом случае их не стоит считать неудачами? Просто еще не пришло время, когда сокровища мирового значения могут достаться государству, озабоченному их сбережением. А не жаждущим легкой наживы авантюристам.

Если это так, либерея Палеологов остается сокрытой от наших глаз, недостойных ее лицезреть.



Партнеры