Памяти Виктора Петровича Астафьева

30 ноября 2001 в 00:00, просмотров: 234

Умер светлый человек и большой писатель Виктор Петрович Астафьев. Умер у себя в сибирском родном краю. О нем скорбят все.

Писатель Зоя Богуславская:

— Виктор Петрович — писатель редкого таланта, справедливости и честности. Он так много сказал о нашей жизни, как мало кто в нашем столетии. Он поставил памятник тем молодым людям, которые ушли на войну и не вернулись. Это был человек поразительной скромности, соединивший в себе масштаб личности и сострадания, смелость мыслей и умение всегда быть самим собой. Низкий поклон и сочувствие его ангелу-хранителю Марии Семеновне. Не забыть признания Виктора Петровича: “Марья моя Семеновна сама выучилась печатать, и все мои вещи перестукала...”

Поэт Андрей Дементьев:

— Вспоминается конференция 91-го года, посвященная новым преобразованиям. Меня тогда потрясла незабываемая сцена: писатель-фронтовик, сибирский отшельник Виктор Петрович Астафьев вместе с диссидентом, эмигрантом Владимиром Максимовым вспоминали войну и вдруг запели русскую песню: “То мое сердечко стонет...” Его сердце разрушалось по мере оскудения страны. Новая власть оказалась бесчувственной к чужой боли. За четыре месяца до смерти больной писатель обратился к красноярским властям, чтобы ему прибавили пенсию на лекарства. Равнодушные, раздобревшие на сибирском приволье чиновники остались глухи к его просьбе. Астафьев был для меня не просто великолепным писателем, он всегда останется эталоном совести нации. В нем была та нравственная высота, которой должен следовать каждый человек, к ней должна стремиться вся страна.

Писатель Владимир Крупин:

— Великое таинство смерти призывает нас к пониманию временности нашего пребывания на земле и к нетленности того, что совершается нами. Огромны труды Астафьева во славу российской словесности, во славу самой России, во славу его любимой Сибири. Если нас иногда царапали его резкие высказывания о каком-то событии или явлении, то мы не забывали — он имел на это право. Его детдомовское детство, война, фронтовые раны, послевоенная нищета, скитания по Уралу, Вологодчине, Сибири и то, как трудно без всякой поддержки со стороны, без чужой помощи он входил в литературу — все это зачтется ему в Царстве Небесном.

Владимир Крупин и Валентин Распутин повезут наш последний поклон незабвенному Виктору Петровичу.



Партнеры