Кавказский сюрприз

29 декабря 2001 в 00:00, просмотров: 162

Президент Ингушетии Руслан Аушев заявил о сложении с себя президентских полномочий, оставив “на хозяйстве” главу правительства Ахмеда Мальсагова. Не помогли ни угрозы местного парламента самораспуститься, ни митинги населения на магасской площади...

Демонстрантов и депутатов Народного собрания понять можно: главные действующие лица местной политики — несколько могущественных кланов. И уход Аушева ставит республику перед угрозой кровопролитных внутренних войн за власть. Кроме того, автоматически осложнятся и отношения с соседями-чеченцами — до этого республику “не трогали” во многом благодаря личным связям Аушева...

По поводу причин такой скоропалительной отставки есть несколько версий.

Первая — официальная.
Свой шаг Аушев объяснил нежеланием избираться одновременно с местным парламентом. По его мнению, между этими двумя политсобытиями должен быть перерыв не менее года. Но поскольку Верховный суд республики считает, что президент должен досидеть до конца срока, то бишь до марта 2003-го, Аушеву пришлось пойти ва-банк и подать в отставку. Так что президентские выборы теперь просто необходимо провести в марте. Некоторые считают, что Аушев сделал это для того, чтобы протолкнуть на свое место преемника — депутата Амирханова, президентство которого гарантирует Аушеву “неприкосновенность”. Аналитики уверяют, что пока у Аушева есть силы и возможности провести “своего человека”, а через год с этим будет намного сложнее.

Версия вторая. Кремлевская. Аушев не раз намекал, что ему мешает работать Кремль, а конкретнее — полномочный представитель Южного федерального округа Казанцев. А федерального инспектора по Ингушетии — Келигова Мусу — Аушев вообще назвал врагом республики. По мнению президента, они лезли в кадровые дела главы государства, потворствовали прокурору республики и не занимались делами вынужденных переселенцев. Между тем аналитики полагают, что на самом деле “виновата” ситуация с разрешением осетино-ингушского конфликта, разобраться с которой в ускоренном порядке дано указание из Москвы. Казанцев в этом “переговорном процессе” явно занимает сторону Дзасохова. И у Аушева просто не остается возможностей воздействовать на Москву в этом процессе...

Версия третья. Местная. Уход Аушева — результат “местного передела власти”. Говорят, что в последнее время президенту приходится выдерживать сильный напор со стороны некоторых влиятельных тейпов, которые хотели бы взять власть в республике в свои руки. Представители “оппозиции” якобы нарыли немало компромата на президента по завышенному расходованию средств на строительство новой столицы Ингушетии Магаса и отвезли это все в Москву. Чтобы не доводить дело до судебного разбирательства, Аушеву пришлось уйти добровольно...

В любом случае, о реальной причине отставки Аушева можно только догадываться. Но не это сейчас главное. Важно, чтобы у преемника оказалось достаточно сил и влияния удержать в руках “штурвал” президентства. Иначе мы рискуем получить на карте России еще одну горячую точку — Ингушетию...



Партнеры