ЭПИДЕМИЯ ТЕРРОРА

1 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 590

Нам дэшовая пабэда нэ нужна!

Сталин

Кому сказать спасибо, что живой?

Высоцкий


Когда идет война, считается полезным восхищаться собой, своей историей, величием, славными победами, геройскими монархами. После поражений 1941 года поспешно учредили орден Суворова, орден Кутузова... Это поднимает дух.

Но не уменьшает потерь.

Когда полководцы пытались убедить Сталина, что поспешный штурм Берлина приведет к потерям “лишних” двухсот тысяч солдат, — Людоед сказал глубочайшую по смыслу фразу: “Нам дэшовая пабэда нэ нужна!”

...Понять, что происходит, — необходимо. Можно ли понять войну, не зная противника?

Но если журналист делает попытку понять чеченцев и смысл их действий — журналисту лепят ярлык предателя, врага России и пр.

Ладно, уважаемые читатели, раз вам не нравится позиция “чеченцы — тоже люди”, давайте рассуждать с позиции “чеченцы — бациллы”. Хуже некуда, не так ли?

Конечно, не хочется так обижать горцев. Но ведь главное, чтобы русские читатели не отбросили газету в ярости.

Поговорим о гриппе. Врач предупреждает: “Приближается эпидемия — ешьте витамины и не лезьте в места скопления инфицированных людей”.

Дурак плюет на эти рекомендации. Сидит, ласково поглаживает помповое ружье. Или — обрезок трубы, или любуется своими кулаками: “Пусть только сунутся микробы — пришибу!”

А потом у него сопли. И что делать? Бить себя кулаком по носу? Стреляться из помпового ружья?

Что делать?! — орет он, поняв ошибку. Ничего. Лежи неделю, никуда не ходи, а то разнесешь заразу.

Мысль победить вирус гриппа танками и вертолетами — глупая. Тем более что даже прямое попадание ракеты в бациллу ничего не дает. А каждый выстрел стоит безумных денег.

Надо изолировать больного и ждать. Но генералам выгодно воевать с инфекцией — вот что плохо.

Эпидемия выгодна и гробовщикам. Но гробовщики не могут устраивать эпидемии, а генералы могут.

* * *

Наша армия создавалась для завоевания Европы. В Венгрии получилось в 1956-м. В Чехословакии получилось в 1968-м. И в Польше бы получилось 1980-м, но генерал Ярузельский, понимая, что сопротивление бесполезно, стремительно (за ночь) арестовал всю “Солидарность”, ввел военное положение и тем спас Польшу от советской интервенции.

А в Афганистане — не получилось. За десять лет. И в Чечне не получается восемь лет (или 208). А потому что не Европа.

И внутренние проблемы армия не может решить. Один из недавних эпизодов нашей борьбы с преступностью — патрулирование Москвы на БТРах. Конечно, если карманники и насильники орудовали бы на резервной полосе Кутузовского проспекта, БТРы — способ хороший. Но воруют в магазине, в автобусе, а насилуют в лифтах и на чердаках. И БТРу туда никак.

В начале Первой чеченской войны — в 1994—95 гг. — чеченцы не испытывали ненависти к русским. Ненависть тогда у них была к виновникам бомбежек — к политикам, военным... Теперь они нас ненавидят всех. И если они отправляются сюда с оружием и взрывчаткой — МВД и ФСБ должны убивать их до того, как они возьмут заложников или что-нибудь взорвут.

Мы вышибли их из цивилизации. Бомбами, грабежом, пытками вернули в дикое средневековье. И добились: они действуют безжалостно — в точности как средневековые европейцы.

А мы все усиливаем атаки и зачистки. Такие “лекарства” лишь вызывают мутацию вируса. Грипп становится злее.

Они — не мы. Они даже не Масхадов, не Дудаев (соответственно — полковник Советской Армии, Высшее артиллерийское училище, и генерал Советской Армии, Военно-воздушная академия им. Жуковского).

Нынешние — другие. Они не учились в наших академиях, они не жаждут российских орденов, чинов, постов, особняков, яхт и “Мерседесов”. С тем же успехом эти ценности можно предлагать бацилле гриппа.

Но мутации продолжаются. Появятся еще более другие — не знающие русского языка, не желающие никаких переговоров. Они уже появились. Им сейчас 10—12 лет. Через пять лет...

Смотреть на других как на недочеловеков (untermenschen) — очень патриотично. Но на этом пути неизбежны неприятности. Доведенные до отчаяния недочеловеки идут в бой. Восстание Варшавского гетто два месяца подавляли артиллерией и авиацией. Недочеловеки голыми руками сражались против Третьего рейха, Вермахта, СС и СД.

Рейх победил гетто, но сам потом прожил недолго.

А потом понадобилось 50 лет просто ждать, чтобы утихли ненависть и боль.

И нам, быть может, тоже стоит понять, что пора остановиться и просто ждать 50 лет. Чтобы хотя бы выросли те, с кем можно разговаривать без стрельбы.

Мы, конечно, благо. Но стоит ли навязывать благодеяния? И вражеская сторона не хочет наших благодеяний, и “наш” Кадыров требует самостоятельности: “Уйдите, не мешайте”.

Не надо нарушать Конституцию и отпускать Чечню из состава России. Но оставить их на некоторое время, чтобы они там у себя сами разобрались, — пора.

...Если мы не можем договориться с людьми — другими, но все же людьми, — инопланетян на Земле не ждет счастливая встреча. Убьем.

* * *

Власть, которая смотрит на других, как на микробы, как на мусор, — она и на своих так смотрит. Чужих стреляет, своим отключает свет и тепло — возвращая и своих в скотское состояние.

Нам бы разобраться с тем, что у нас самих происходит.

А происходят у нас похороны. Тихие.

Похороны моряков “Курска” длились больше года. В Мурманске, в Ленинграде, в Баренцевом море... Всякий раз с почестями, салютом, с речами адмиралов и высших госслужащих. Этой пышностью как бы заглаживали вину. За то, что не спасли.

А теперь похороны сорока человек даже не попали в некоторые выпуски теленовостей. Скорей бы забыть. Не надо будоражить... И во вторник, и в среду мертвых заложников закопали без торжественного участия государства.

Государство не осталось безучастным — денег дали (и обещали), но скорей бы забыть. Потому что похороны мешают торжеству победы.

Мешают родственники погибших. А еще — родственники исчезнувших. Исчезли даже те, кого ищут мамы! Но комиссия по расследованию не будет создана. Народные депутаты решили, что это “несвоевременно”. Конечно, надо дать время, чтобы у следствия не осталось шероховатостей, чтобы цифры сошлись, как на выборах. Похоронная арифметика — тяжелая наука.

120 погибших — это 240 пап и мам, 480 бабушек и дедушек (а если погиб пожилой человек — значит, остались дети и внуки). А еще это три с половиной тысячи одноклассников, три тысячи сослуживцев, десять тысяч друзей и приятелей... 120 погибших — 15 тысяч потерпевших.

У чеченцев, у этих бацилл, остро развиты родственные чувства. Там и троюродный племянник — близкая родня, там у каждого больше ста родственников. А убито там сто тысяч.

Сто тысяч убитых умножить на сто родственников — получится десять миллионов потерпевших. Но по переписи их там всего миллион.

Это значит, что там каждый — десятикратно потерпевший. И это значит — миллион десятикратно жаждущих мести. А нам говорят: боевиков — полторы тысячи. А мы удивляемся, что 60-тысячная группировка не может справиться уже несколько лет.

* * *

Мочение в сортире — стандартный эпизод боевика. Но в кино это делают “плохие парни”, к тому же очень часто они там по ошибке убивают не того, кого надо.

Сделаем ли выводы мы — неизвестно. Поскольку министры, ответственные за произошедшее, не подали в отставку — следует понять, что выводы не сделаны или сделаны по какой-то иной, высокой, недоступной нам логике.

Но чеченцы выводы сделают. Теперь они твердо знают, что переговоры — это уловка для подготовки штурма. А значит, отпускать детей и женщин — это только облегчать работу штурмующих. Такого благородства, думаю, больше ждать не приходится. 11 сентября американцам никто не предлагал никаких условий. Террористы без предупреждения убили всех, кого смогли. Но если бы они не взорвали, а захватили небоскребы — уверяю вас: гордый американский борец с международным терроризмом до бесконечности торговался бы за жизнь каждого заложника. И не потому, что он, Буш-мл., такой жалостливый.

Врач должен бороться за жизнь каждого больного. Даже если больной безнадежен — врач должен бороться. И не ему решать, когда ставить крест на чужой жизни.

...Почтальон всегда звонит дважды. И трижды. И без конца — пока мы не поймем смысл его звонков.

Правильное слово — очень важно. Только если поставлен правильный диагноз — будет правильное лечение. Если ваш кашель врач назовет бронхитом, не поняв, что это дифтерия, — вам капут.

Напрасно мы сбиваем себя с толку словом “бандиты”. Бандиты действуют из корысти — грабят и насилуют ради своего удовольствия. А главное: у бандита нет ни малейшего желания жертвовать своей жизнью ради дела. У него даже мысли такой нет. А эти — одетые в отличную новенькую военную форму, увешанные отличным оружием — денег не хотели. И не говорите про доллары бен Ладена, потому что мертвым доллары не нужны. А эти действительно были готовы к смерти ради идеи. Сдуру? По врожденной преступности? Потому что им кто-то что-то внушил?

А какая нам разница?

Перед нами идейный фанатичный враг. И мы бы, наверное, давно его победили, как победили фашистскую Германию, — да вот беда: генералы у нас не фанатики. Точнее — они фанатики карьеры, денег, особняков. Фанатики идеи покупают у нас оружие. А продают оружие фанатики денег.

Почему их не казнят?




Партнеры