ЖЕНЩИНА-ОМУТ В КОСМОС НЕ ЛЕТИТ

5 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 204

Ее любит кино и театр. Она отвечает им взаимностью. Сниматься в кино начала в 17 лет. Учась в ГИТИСе, пришла в Театр имени Моссовета. Там и служит уже десять лет. Молодая, красивая, талантливая женщина всегда вызывает интерес. Кажется, и живет она по-особенному, и любит не как все. Одна из новых работ актрисы Евгении Крюковой — роль в фильме Сергея Соловьева “О § ”.

— До этой картины я могла еще как-то формулировать, что такое любовь — это и самопожертвование, и готовность отдать все любимому человеку. Эта картина спутала все карты. Сергей Соловьев считает это слово замыленным, потому он и заменил его на знак — сердечко. И рассматривал любовь вообще как явление. Я сама попыталась в этом разобраться и окончательно запуталась. Совершенно перестала понимать, что такое любовь. Но с другой стороны, эта картина открыла во мне потенциал говорить о любви. Не словами, а ролями.

— Кто автор слов о любви?

— Антон Павлович Чехов. Соловьев объединил три его рассказа: “Доктор”, “Медведь” и “Володя”. Главного героя Володю играет Александр Абдулов, я — его мама. Роль возрастная, там я и совсем молодая мама, потом моему сыну 5 и 16 лет. Задача была сыграть женщину-омут. Черт его знает, что это такое. Но я старалась.

— В моем представлении ты и есть женщина-омут.

— Я о себе так сказать не могу. И потом, я думаю, когда человек начинает так себя видеть, так себя нести и пользоваться этим, он перестает быть омутом. Мне вообще кажется, что на меня и не смотрят даже. Это не лукавство.

— Известно, что от любви рождаются дети.

— Год назад у нас родилась Дуня. И мужу и мне было все равно, кто будет — мальчик или девочка. Но узнать пол ребенка я постаралась как можно быстрее. Мне хотелось общаться целенаправленно, а не как-то там “солнце мое!”.

— Я увидела Дуню на сборе труппы. Большое количество людей ее не пугало. Но потрясло, что, когда ей стали аплодировать, приняла как должное.

— Я сама удивилась. Одиннадцать месяцев, первый раз в театре, обстановка непривычная. Она с дачи только накануне вернулась, где видела только бабушку, маму и папу.

— Не все, но некоторые режиссеры предлагают молодым и красивым артисткам сниматься не только в киношном смысле, а в общечеловеческом.

— Были случаи, когда я отказывалась от роли из-за таких предложений. По молодости рыдала, не зная, как себя вести в такой ситуации. Потом меня Марина Левтова научила говорить открытым текстом: “Извините, но с режиссерами я не сплю”.

— Тебя окружает много мужчин. Муж проявляет беспокойство или...

— Случается. Вдруг ни с того ни с сего начинает мне рассказывать, кто и как на меня посмотрел. Меня иногда даже раздражает, потому что это уже похоже на ревность. Не знаю, совместны любовь и ревность, наверное, как-то совместны, но когда ревность без оснований...

— Это уже “Маскарад” Лермонтова.

— Когда в “Петербургских тайнах” мы снимали постельную сцену, увидела его на лесах под потолком. Стоит, смотрит. Какие основания, спрашивается? Повода никакого не даю, работа у меня такая. А то, что уже восемь лет Саша приезжает на все спектакли, в которых я играю, к ревности не отношу. Значит, ему так надо.

— Тебе нравится играть любовные сцены, прошу не путать с постельными?

— Очень нравится. Спектакль “Черная невеста” — весь о любви. И “Двенадцатая ночь” тоже. Обожаю эти сцены. Я вообще хотела бы говорить только о любви. Это так здорово! А постельные сцены не очень люблю. В нашем кино мало кто умеет их снимать. Вообще, в кино нельзя любить играть постельные сцены — снимают кусочками, по нескольку дублей, никакой перспективы. В театре по-другому — там чувства в развитии. Каждый раз можно играть по-разному, находя в тексте и в себе что-то новое. Для меня это наслаждение.

— Режиссер Андрей Житинкин, который поставил “Черную невесту”, предложил тебе сыграть Анну Каренину в Театре на Малой Бронной. Грозится, что в спектакле будет поигрывать сам Ален Делон.

— Да не будет он поигрывать. Хотя на самом деле не знаю, зависит от того, удастся ли Житинкину его уговорить. А что касается Анны Карениной, сыграть ее такая же мечта для актрисы, как для актера роль Гамлета. Репетировать еще не начали, но Житинкин звонит каждую неделю, говорит, что вот-вот начнем, и просит быть готовой. А я готова. В родном Моссовете у меня сейчас четыре спектакля: “Черная невеста”, “Двенадцатая ночь”, “Не будите мадам” и “Фома Опискин”. Скоро будет пятый по пьесе Скрипа “Дамская война”, ставит Марк Вайль.

— За два года ты снялась в трех фильмах: “Упасть вверх”, он уже идет по кинотеатрам, “О §” Сергея Соловьева и “Ключ от спальни” Эльдара Рязанова.

— От всех трех картин получила жуткое удовольствие. Три абсолютно разные роли. Кайф! “Упасть вверх” — современная история, у Соловьева экранизация, у Рязанова — комедия. Четырнадцатый год прошлого века, Серебряный век, модерн, с заламыванием рук, безумно накрашенными глазами, Верой Холодной. В стиле немого кино.

Чуть ли не полфильма я в нижнем белье – маечки, панталончики, резиночки, рюшечки, оборочки. И я все время падаю в обморок. Изначально в сценарии этого не было. А родились эти обмороки так. Меня затягивали в корсет, жутко неудобный, дышать в нем было абсолютно нечем. Тогда мне пришла в голову мысль, что женщина в такой неудобной штуке в состоянии эмоционального возбуждения, а моя героиня из него просто не выходит, физически не может такое выдержать. От этого она постоянно теряет сознание. Рязанов со мной согласился. Эльдар Александрович очень хотел закончить фильм к своему юбилею — 18 ноября ему исполнится 75 лет. К сожалению, не успевает. В лучшем случае он выйдет в начале следующего года.

— Если выдается свободное время, как проводишь?

— Пока снималась, времени не было совсем. Если выдавалось два выходных, мчалась домой к дочери. Просто для того, чтобы она меня не забыла. Как-то приехала, взяла ее на руки, а она за мобильник, он у меня на шее висит, и говорит: “Алло!”. Мама для нее — это телефон. Люблю ездить на дачу. Грядки не мои, мамины, их целых две. У меня цветы. Много цветов. Сделала для них плетень. А еще мебель — большие деревянные кресла, как в сказке про трех медведей.

— Не поняла?! Этими самыми ручками!?

— Этими самыми по своим эскизам. Ходила по участку вся такая беременная, в сарафанчике, с бревном, топором, пилой, стамеской. Народ удивляла. Слышала про человека, у которого спросили, умеет ли он играть на скрипке. И он ответил: “Не знаю. Не пробовал”. Это мой случай. Нужна кукла — делаю, покрасить карниз — легко, шторы — сажусь и шью. Правда, на скрипке играть не умею, только на пианино — несколько лет училась в музыкальной школе, не доучилась. С аквалангом плавать не умею и не хочу. Была мечта прыгнуть с парашютом, но уже не смогу — сломан позвоночник.

— Сожалею. А в космос не тянуло?

— Теоретически это было бы здорово, но у меня так много здесь на земле моих любимых прикладных дел. Так что некогда мне в космос летать, шкаф шкурить надо.




Партнеры