РОМЕО С “КАЛАШОМ”

13 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 270

В лесопарке “Лосиный Остров” на востоке Москвы 600 сотрудников милиции и 1500 солдат внутренних войск вторые сутки ищут вооруженного дезертира Максима Карзакова. Воинскую часть №7456, расположенную на Ивантеевской, 5, 19-летний рядовой ВВ покинул еще в понедельник вечером.

11 ноября Максим Карзаков был в карауле — охранял объект расквартированного в столице “центрального” полка внутренних войск. В 18.00, следуя на пост, Карзаков внезапно передернул затвор автомата, дослал патрон в патронник и приказал сослуживцам: “Всем лежать!” Солдаты грохнулись на землю, а Карзаков перемахнул через забор. С собой он прихватил “АК-74” и два снаряженных “рожка” — 60 боевых патронов. Кроме того, у дезертира остались штык-нож, бронежилет и каска. Розыском вооруженного дезертира занимаются военнослужащие столичного округа внутренних войск, сотрудники милиции Восточного округа и автоинспектора.

Сразу после побега о ЧП сообщили по телевидению, и в оперативный штаб стала стекаться информация о его местонахождении. Примерно в 20.00 солдата вроде бы видели сначала в районе станции метро “Улица Подбельского”, затем у “Бабушкинской”. Спустя час пришло сообщение, что дезертир находится в парке “Лосиный Остров”. Лесополосу оцепили, но поиски пришлось отложить до утра.

Рядовой Максим Николаевич Карзаков родился в 1983 году. В армию призван 13 июня 2002 года Ленинским райвоенкоматом Чебоксар. Служить попал сразу в Москву. Все пять месяцев службы ничем не выделялся — солдат как солдат.

— Мы знаем, что за несколько дней до побега Карзаков получил письмо от знакомой, — рассказал корреспонденту “МК” начальник пресс-службы внутренних войск полковник Василий Панченков. — Сослуживцы говорят, что после его прочтения он сильно расстроился и ходил как в воду опущенный. Письмо нашли. Могу процитировать несколько предложений: “Мне жаль, что мы расстались так жестоко. Но армия поможет тебе забыть меня...”

В Московской городской военной прокуратуре пока не склонны связывать дезертирство Карзакова с личными мотивами. Хотя такую версию не исключают. Как, впрочем, и другие — казарменное хулиганство, корыстные мотивы и т.д.

— Сейчас все детали изучает наша следственная бригада, — сообщил сотрудник городской военной прокуратуры Дмитрий Шатилов. — Уголовное дело возбуждено по статье 338, часть 2 УК РФ — дезертирство с оружием.

К моменту подписания номера прочесывание парка было закончено. По одной из версий, под покровом темноты Карзаков вышел из лесопарка и укрылся в жилом секторе.

— Сейчас проводятся оперативно-розыскные мероприятия по его розыску, — сказал полковник Василий Панченков. — По имеющимся сведениям, рядовой Карзаков может находиться на территории, примыкающей к Лосиноостровскому национальному парку. Этот район блокирован милиционерами и личным составом Московского округа внутренних войск.

В доме Карзакова на Эгерском бульваре, что на южной окраине Чебоксар, о случившемся узнали от корреспондентов “МК”. Мама Максима второй день плачет не переставая. “Мой сын очень хороший, ничего дурного сделать не мог”, — только и смогла вымолвить пожилая женщина сквозь слезы.

Домочадцы отзываются о Карзаковых с уважением. Четверо детей, глава семьи — водитель, мать не так давно ушла на пенсию. Всегда доброжелательные, спокойные, без закидонов. На окнах — цветы, симпатичные занавески... Словом, нормальная во всех отношениях семья.

— Максим младший, — рассказывает соседка дезертира. — Старшая сестра уже ребенка родила, один из братьев недавно женился. Он тоже армию прошел, и вы знаете, никаких проблем не возникало. А Макс... Очень спокойный, тихий, с мальчишками во дворе не якшался, и пьяным я его ни разу не видела. Окончил 10 классов, потом работал вместе с братом. Ничего плохого сказать не могу.

— А может, это и плохо? — задает риторический вопрос другой сосед Карзаковых, сотрудник милиции. — Знаете, в тихом омуте черти водятся. Как раз от таких вот спокойных не знаешь, чего в армии ожидать, как они себя поведут...

О девушке Карзакова те, кто знал парня, отзываются сдержанно. “Полненькая такая, светленькая...” Вроде бы у нее с Максимом “все было серьезно”, парень даже привел зазнобу в свой дом, благо в трехкомнатной квартире места хватало. Но незадолго до ухода юноши в армию произошла размолвка, служить Максим уходил с тяжелым сердцем. В посланиях домой ничего тревожного не проскальзывало, но, очевидно, переписка с подругой носила менее радужный характер. Так что предположение о связи между побегом и последним письмом от дамы сердца вполне логично.

Конечно, не исключается и версия “дедовщины”. Во внутренних войсках старослужащие часто свирепствуют, и, возможно, в первое время тихому чебоксарскому пареньку пришлось несладко. А вот гипотеза о загуле всерьез практически не рассматривается. “Не такой Карзаков человек”, — характеризуют Максима сослуживцы. Хотя негативные примеры уже бывали. В соседней в/ч, на той же Ивантеевской улице, полтора года назад несколько солдат сбежали в самоволку, напились и напали на молодого человека, парикмахера из Армении, возвращавшегося с девушками домой после дискотеки. Правда, прохожий оказался не из робких и зарезал двоих приставал.

Вообще же побегу Карзакова придают особое значение не случайно. Дезертирство в Москве — явление редкое и, как правило, ни к чему хорошему не приводит. В 1997-м солдат-срочник успел расстрелять случайного прохожего, прежде чем его поймали.

Поиски дезертира в столице — мероприятие дорогостоящее. В операции задействовано больше двух тысяч человек — в основном военнослужащие внутренних войск и милицейские патрули. Вводится план “Сирена”, привлекаются группы кинологов с собаками. В штабе ВВ надеются, что на сей раз удастся избежать крови. Главкому внутренних войск Тихомирову всего четыре дня назад присвоили звание генерала армии, так что инциденты с бойцами ему сейчас совсем некстати.




Партнеры