БГ ВЫЛИТЫЙ ТОЛСТОЙ

16 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 231

“Борис Гребенщиков как зеркало русской рок-революции” — от такого ярлыка лидеру “Аквариума” теперь долго не отделаться. БГ знал, на что шел, когда год назад согласился исполнить роль Льва Толстого в сорокаминутном фильме Виктора Тихомирова. Народная премьера ленты с рабочим названием “Борис Гребенщиков — Лев Толстой” состоялась в Питере на этой неделе. Несмотря на то что режиссер в общем-то не желал широкой огласки, маленький зальчик был набит битком.

Этот импровизированный творческий вечер с просмотром ленты он устроил для “своих”. Хотел, чтобы творчество одобрили братья митьки, а главный герой убедился — ввязался в эту авантюру не зря. Официальную презентацию планируют в Доме кино лишь к Новому году.

Картина снималась на Петербургской студии докфильмов. Однажды директор студии буквально на улице подобрал праздно болтающегося Тихомирова. Так как по части съемок митьков (пять фильмов!) он уже дока, Тихомиров решил увековечить кого-нибудь еще из друзей. Снял трубку и позвонил Борису Борисовичу, с которым тесно общается лет двадцать. Почему в голову Тихомирова пришел именно этот образ, он объясняет просто:

— Гребенщикова чем пристальней рассматриваешь, тем хуже выходит. Соловьев и другие режиссеры не совсем угадали его характер. И вышло зрелище не больно-то симпатичное. Это и натолкнуло меня на мысль, что нужно снимать его опосредованно, через какой-то другой образ.

“Схожая по масштабу личность” всплыла в голове Тихомирова сразу. И хотя питерские толстовцы по этому поводу долго ворчали, в конце концов согласились с очевидным: для своего времени Толстой был той же фигурой, что Борис Борисович в нашем веке. При ближайшем рассмотрении оказалось, что и в мировосприятии героев много общего. Их религиозные метания от буддизма к православию, их попытки соединить несоединимые конфессии и вечные внутренние переживания. Опять-таки борода, очки и любовь к детям.

Поначалу Борис Борисович не впал в бешеный восторг от предложения Тихомирова. И, как человек вдумчивый, пересмотрел все его фильмы на предмет: не выйдет ли лажи из нового проекта? Фильмы внушили надежду на благополучный исход дела. “Я проникся оригинальностью замысла, — резюмировал БГ по поводу новой роли. И добавил: — Тем более что косить к тому моменту я уже умел. Для интеллигентного человека получить этот навык — раз плюнуть”. Инвентарь был раздобыт у местных жителей. Поначалу были мысли поставить БГ за плуг, но это потребовало бы дополнительных временных затрат. Помогло уломать БГ еще и то, что дача его находится с домиком Тихомирова совсем рядом.

Вообще-то Гребенщиков очень не любит ездить в эту деревеньку по Таллинскому шоссе. Потому что его дом несколько раз обкрадывали и громили бомжи. Последним летом вынесли все, побили стекла. Тихомиров с товарищем навели полный порядок в поместье БГ, вставили замки и стекла и заманили: “Боря, давай приезжай, посмотришь хоть, как у тебя хорошо”. На самом деле камеры, гример и костюмы были уже наготове.

— Виктор пообещал не пускать фильм на экран, если выйдет плохо. А еще — дать первому посмотреть мне. И сдержал обещание, — признался публике Борис Борисович и глубокомысленно хмыкнул: — Витя, не волнуйся, мне все понравилось.

Картина действительно вполне динамична и очень музыкальна. Хоть и сделан шедевр на совесть, бюджет у него очень скромненький. Поначалу на картину вообще и денег-то не было. Съемочная бригада работала на чистом энтузиазме, в долг. Лишь недавно Служба кинематографии выделила какие-то средства.

— Это фильм-мечта и посыл не только к публике, но и к Гребенщикову. Я хотел доказать, что, как бы ни был американизирован рок-н-ролл, корни у нас отечественные, — эту пламенную тираду заглушили аплодисменты. Сугубо городской и урбанизированный образ БГ в картине явно поколебался. Наш рокер маячит на фоне типичных сельских пейзажей, с косой в руках, в малиновой толстовке и с наклеенной окладистой бородой. В фильме БГ говорит своими фразами, читать за кадром текст Льва Толстого он категорически отказался. Пришлось это делать артисту Сергею Мигицко и журналистке Ольге Толстецкой. Но все равно вышло органично.

Скандал чуть не разгорелся из-за семи минут чужого материала — заимствования из художественных лент о Льве Толстом разных времен. Такой прием Тихомирова не понравился владельцам авторских прав. Если они уж очень восстанут, фильм пролежит на полке “всего” каких-нибудь пять лет. А потом — все равно будет показан, так как истечет срок давности (материалам “стукнет” 50).

Несколько кадров (по бедности) Тихомиров использует из своих фильмов. По той же причине дублей почти не было.

Сейчас идут переговоры продюсера БГ со Службой кинематографии. Гребенщиков хочет выкупить ленту и тиражировать ее самостоятельно. А государственные мужи планируют показать фильм по ТВ и, возможно, выпустить кассеты. “Фильм ненадоедливый, его можно смотреть много раз”, — считает Борис Борисович. Но комментирует он эту тему весьма скупо. Видимо, не хочет быть нескромным в глазах общественности.





Партнеры