ЗОЛОТО ПАРТИИ

19 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 372

Среди более чем 2000 делегатов и почетных гостей XVI съезда КПК, который завершился в конце прошлой недели, не было бывшего генерального секретаря Чжао Цзияна. Хотя его резиденция — охраняемое здание в центре Пекина — находится всего в получасе ходьбы от того места, где проходил съезд.

Бывший глава КПК, как сообщает CNN, последние 13 лет сидит взаперти, изолированный от внешнего мира. Должно быть, опальный генсек, осужденный товарищами по партии в 1989 г. за сочувствие волнениям, вошедшим в историю как события на площади Тяньаньмэнь, ощущает сейчас душевный дискомфорт, в отличие от комфорта физического, который ему в полной мере обеспечен. Ведь его преемник, Цзян Цзэминь, уходя в отставку и передавая бразды правления новому партийному лидеру Ху Цзинтяо, продвинулся куда дальше в либерализации партии и капитализации китайской экономики, чем могли мечтать те, кто необдуманно рвался на Тяньаньмэнь, требуя немедленных реформ.

Главная реформа, результат прошедшего съезда, привела к мутации краеугольного камня — устава КПК, который отныне разрешает прием в партию представителей китайского делового мира. Делегаты уже разъехались по домам, но “МК” удалось пообщаться с одним из них — Лю Сиджун. Ей в этом году исполнилось 48, а партийный стаж — 27 лет. Она из провинции Гун Дон, и в Китае ее знают как миллионера, президента холдинга “Золотая волна”.

— Как и многие, в юности я работала в народной коммуне, была просто бедной крестьянкой, — рассказала “МК” Лю Сиджун. — Коммуна помогла мне начать свой бизнес. Очень маленький. Я одолжила у коммуны 4000 юаней (примерно $500), это считалось очень большой суммой, ведь средний заработок был тогда не больше 40 юаней в месяц!

На эти деньги Лю Сиджун открыла маленькую швейную мастерскую, где работала и она сама, и ее подруги — “коммунарки”. В Китае тогда еще были свежи веяния Культурной революции, поэтому к кооператорам, как Лю Сиджун, относились в массе своей с презрением. Но продукцию мастерской тем не менее покупали. Лю Сиджун начала свой бизнес еще в 1980-м — в России тогда даже не мечтали о перестройке, — а в 1994 году она вместе со своими работницами выкупила у коммуны, уже за 4 млн. юаней, акции фабрики и была избрана президентом совета директоров. Ей со временем удалось соединить еще несколько частных предприятий в холдинг — “Золотая волна”. По ее словам, в прошлом году оборот холдинга составил до $32 млн. Сейчас Лю Сиджун известна как самый богатый коммунист в провинции Гун Дон. Но она начинала свое дело, уже будучи членом КПК. Сейчас вступить в партию теоретически может любой бизнесмен, и Лю Сиджун откровенно приветствует это новшество: “Богатые люди, которые хотят вступить в КПК, — это передовые граждане нашей страны, они могут для партии и Китая сделать много полезного”.

Сколько всего богатых депутатов попали в число делегатов местных партийных съездов, пока никто не скажет, даже бюро организации ЦК КПК. Однако один партийный депутат, владелец частного предприятия господин Цзян Сивэй, говорит, что таких депутатов не больше 10 человек. По данным американского журнала FORBES, было три богатых депутата на съезде КПК: господин Шен Двинджу, президент холдинга “Шагана” из провинции Цзян Су, капитал у него около 1300 млн. юаней ($162,5 млн.); Дцен Шен Да, президент холдинга “Дцун И” из провинции Цзян Су, владеющий состоянием в 1200 млн. юаней ($150 млн.). И некий Сунь Джен Лин, президент холдинга “Южный” из провинции Си Джан, чье состояние оценивается в 700 млн. юаней ($87 млн.).

* * *

Самая большая площадь в мире, Тяньаньмэнь (так она официально именуется в Книге рекордов Гиннесса), сейчас — место народных гуляний китайцев. Ничего не напоминает о трагических событиях, которые некогда развернулись здесь и привели к падению Чжао Цзияна. Тем не менее урок Тяньаньмэнь, вероятно, был одним из тех факторов, которые побудили КПК активизировать реформы в минувшие 10 с лишним лет. С незадачливым “реформатором” Чжао Цзияном, едва не сыгравшим роль китайского Горбачева (выйди он тогда победителем в своем споре с ЦК, Китай, вероятнее всего, ожидал бы тот же разрушительный коллапс, что и СССР), обошлись достаточно мягко. Накануне съезда 192 китайских диссидента прислали в адрес его делегатов письмо с просьбой восстановить в гражданских правах высокопоставленного арестанта (формального суда над ним так и не было, считается, что Чжао Цзиян находится под домашним арестом). Хотя бывший генсек полностью изолирован, в остальном он никак не ущемлен. Как сообщает все то же CNN, в своем обширном особняке за колючей проволокой Чжао Цзиян играет в гольф, иногда ему разрешают негласно посещать другие провинции. Его дочь, менеджер аукционного дома, преуспевает в бизнесе, а два сына перебрались в Гонконг. Посетители и телефонные звонки к Чжао Цзияну запрещены, но за событиями в мире бывший генсек может следить по спутниковому ТВ, тарелка которого красуется на его доме-крепости. Что думает Чжао Цзиян о только что прошедшем съезде КПК, остается только гадать...




Партнеры