ЛЮБИМЫЙ ЗАПАХ СПИКЕРА

26 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 179

Спикер Совета Федерации Сергей Миронов сделал головокружительную карьеру: в 49 лет он — третье лицо в государстве. Одни склонны оценивать фигуру Сергея Михайловича критически: мол, не набрал еще должного политического веса, да и орган, который Миронов возглавляет, сейчас значительно ослаблен... Другие, наоборот, делают спикеру комплименты, оценивая его “неординарность” и активность.

Для того чтобы ответить на все накопившиеся у граждан вопросы, глава СФ пришел к нам в редакцию. Полтора часа телефонные звонки не умолкали...

“Четырех лет президенту мало”

— Добрый день, меня зовут Аня. Ходят слухи, что вы личный друг Путина. Это правда? Еще говорят, что вы с ним на “ты”...

— К сожалению, не могу назвать себя личным другом Путина: решать, кто его личный друг, только ему. И никогда я не был с Владимиром Владимировичем на “ты”.

Мы с ним познакомились в 94-м году, когда он был первым вице-мэром Петербурга и курировал связи с Законодательным собранием. А я был первым заместителем председателя Законодательного собрания. Несколько лет мы работали вместе, поэтому хорошо друг друга знаем.


— Беспокоит Федор Иванович. То, что вы земляк Путина и знакомы с ним, повлияло на вашу политическую карьеру? Стали бы вы главой Совета Федерации, если бы не знакомство с президентом?

— Меня в Совет Федерации делегировали депутаты Законодательного собрания. Я активно включился в работу, поработал полгода. Когда встал вопрос о преемнике Егора Семеновича Строева, разные группы Совета Федерации составляли списки возможных претендентов. И фамилия вашего покорного слуги оказалась практически во всех списках.


— Вам звонит Катя, я студентка журфака. Недавно наделал много шума ответ Путина на вопрос французского корреспондента. Разве пристало главе государства приглашать иностранного журналиста на обрезание? Не кажется ли вам, что угрожать прессе просто неприлично, тем более в Европе?

— Я не думаю, что имела место какая-либо угроза. Эмоциональные высказывания вообще трудно комментировать. Чтобы делать выводы, хорошо бы представлять полную картину того, что произошло на самом деле. Не только публикации, ссылки на очевидцев, а весь контекст этой пресс-конференции, атмосферу в зале.

— Но ведь известен вопрос, известен ответ на него...

— Наш могучий русский язык позволяет и тона, и полутона, всегда есть интонация, присутствует или отсутствует юмористическая нотка. Все нюансы нужно учитывать.

— Мы же имели возможность не только почитать — смотрели видеозапись!

— Думаю, что и фрагментарная видеозапись не дает всей обстановки этого эпизода.


— Алексей Николаевич, житель Москвы. В свое время вы обмолвились о продлении срока действий полномочий президента до семи лет. Ведется эта работа или нет?

— Я не обмолвился, это моя принципиальная позиция: четырех лет мало. Но я никогда и нигде не говорил о семилетнем сроке. Когда однажды спросили, на сколько увеличить, я ответил: до пяти лет. Мне кажется, не случайно Франция ушла от семилетнего к пятилетнему сроку.

Есть один нюанс, о котором очень четко сказал Путин. Сейчас менять Конституцию под действующего президента не нужно. Но думать на эту тему надо.

“Гладко было на бумаге, да забыли про овраги”

— Вас беспокоит Дмитрий. Я прочитал, что сенаторам дали квартиры в роскошном доме, и они получили эти квартиры в собственность. Почему вам дали квартиру в Москве, если вы сам из Петербурга?

— Дима, вас ввели в заблуждение. Квартиры вполне нормальные, они даются на правах гостиницы, в служебное пользование. Без ордеров, без права собственности. Как только сенатор слагает с себя полномочия, квартиру возвращает — по-другому быть не может и не будет. А у меня лично нет никакой квартиры: мне ничего не дали. Я живу на служебной даче.


— Сергей Михайлович, говорят, что должность сенатора стоит от одного до пяти миллионов долларов. Что вы на это скажете? Вы знаете, кто попал в Совет Федерации таким образом?

— Мне такие случаи неизвестны. Факты подобного рода, если бы они имели место, — компетенция Генеральной прокуратуры. Напомню, что делегирование полномочий члена Совета Федерации — прерогатива региональных органов исполнительной и законодательной власти.

Лично у меня недоумение вызывают ситуации, когда член Совета Федерации, представляющий главу региона, узнает о своем отзыве и замене на другую кандидатуру, что называется, из газет. Смущает даже не то, что это происходит внезапно. Смущает, что это происходит с компетентными, активно работающими профессионалами, к работе которых никаких претензий не предъявлялось. Существующий порядок формирования нашей палаты допускает, к сожалению, подобную практику. Именно поэтому я являюсь сторонником перехода к процедуре делегирования сенаторских полномочий через выборы, при этом мотивы и механизм отзыва члена Совета Федерации должны быть четко регламентированы. Или, скажем, была бы введена норма избрания в Совет Федерации представителя губернатора на весь срок полномочий последнего.

Сейчас моими коллегами внесено для обсуждения уже пять вариантов формирования Совета Федерации на выборной основе. В конечном итоге любой из них уменьшил бы возможное поле для проявлений коррупции и, соответственно, соблазн воспользоваться такими возможностями.


— Здравствуйте, это Мария из Подмосковья. Скажите, как вы отнеслись к избранию Людмилы Нарусовой от Тувы? По-моему, она просто решила найти себе теплое местечко. В вашей палате слишком много москвичей и петербуржцев, которые представляют дальние регионы!

— По поводу “теплого местечка” я не соглашусь с вами. Работа ответственная и серьезная — это не лукавство, это действительно так. Людмилу Борисовну я знаю довольно давно, она очень активный человек. И по первым шагам работы в СФ видно, что она пришла сюда работать.

Теперь о москвичах и петербуржцах. Только регионам принадлежит право делегировать в Совет Федерации того или иного представителя. Когда я ездил этим летом по Сибири и Дальнему Востоку, приятно был удивлен, что многих моих коллег, которые представляют эти регионы, не являясь коренными жителями, очень хвалили там.

— И что же именно они хорошего сделали?

— Они добиваются определенного финансирования, имея опыт работы в Москве. Проводят необходимые распоряжения правительства по тем или иным вопросам, по объектам. Одним словом, оказывают конкретную помощь своим регионам.

— Если, допустим, Законодательное собрание Петербурга не выдвинет вас в Совфед снова, вы готовы стать сенатором от той же Тувы?

— Я регулярно отчитываюсь перед питерскими коллегами и надеюсь, что у них не будет оснований меня не выдвинуть.


— Сергей Михайлович, когда вас избирали на должность спикера, вы говорили о том, что сенаторы должны вносить больше законов. Но этого сейчас не видно. Можете вспомнить хоть одну законодательную инициативу сенаторов за последний год?

— Могу. Действительно, не так много: пока было только семь законодательных инициатив. Они касались проблем малочисленных и северных народов и использования государственной символики в регионах. Еще один очень важный закон, который немного затормозился в Госдуме, дает более мощные полномочия Счетной палате.

Небольшое количество объясняется простым желанием: лучше меньше, да лучше. К сожалению, мы имели такую практику: раньше из каждых десяти законов, внесенных Советом Федерации в Госдуму, девять отклонялись из-за плохого качества их подготовки...

Сейчас мы готовим целый пакет законопроектов. Один из важнейших — концепция Закона по национальной безопасности России.


— Ольга, Москва. Я звоню по поводу достаточно скандального закона, который разрешал жениться не раньше 14 лет, но его отклонил Совет Федерации. Вы назвали его обсуждение “взвешенным”. Но на самом деле сенаторы выдавали такие перлы! Что же получается: закон не приняли, а в регионах по-прежнему вступают в брак даже в более раннем возрасте...

— Я не думаю — такой практики на самом деле нет. Кстати, когда авторы закона апеллировали к неким южным традициям, наши представители кавказских республик возмутились и сказали, что у них раньше 21 года никто никого замуж не выдает. Для меня и для моих коллег было очевидно, что если бы мы законодательно на федеральном плане установили планку в 14 лет, многие нечистоплотные люди воспользовались бы этим для того, чтобы детей калечить и использовать в своих корыстных целях.

— Как использовать?

— Статистика производства порнофильмов говорит о том, что очень много их поступает из России. Представьте ситуацию: когда девочка, снятая в таком фильме, фиктивно выдана замуж, она дееспособна, и никто никаких претензий предъявить не может...

Вы говорили, что были некие “перлы”... Многие члены Совета Федерации являются отцами и дедушками, и они просто слишком близко к сердцу восприняли эту проблему.


— Здравия желаю! Вас беспокоит полковник Виталий Адамович Рыбчинский. Почему Совет Федерации легко соглашается с Думой, которая вносит изменения в Закон о статусе военнослужащих, лишая их социальной защиты? А вместо льгот, которые были законом определены, добавляет мизерные добавки к денежному довольствию?.. По мнению многих офицеров, это ведет к развалу армии. Есть предложение: президенту и членам Совета Федерации встретиться с офицерами на Офицерском собрании и обсудить эту проблему.

— Сейчас наш Комитет по обороне внимательно отслеживает, как это называется у юристов, правоприменительную практику этого закона. Когда мы его принимали, руководствовались тем, что увеличиваем реальное денежное довольствие военнослужащих. А сейчас, через определенное время, можем оценить, насколько повысилось их благосостояние. Действительно, есть подтверждения, что инфляция все съедает. Как говорится, гладко было на бумаге, да забыли про овраги...

Будем думать, что же делать дальше. Ваше предложение о проведении Офицерского собрания я беру на заметку: скажу откровенно, это интересная идея.


— Добрый день! Дума сейчас решила отложить вопрос о реформе ЖКХ. В Совете Федерации тоже за то, чтобы рассмотреть его позже? И почему вообще его отложили?

— С моей точки зрения, если вся реформа сводится к повышению тарифов, а мы с вами на лестничных площадках будем видеть что, что видим каждый день, — это не реформа. Наверное, пока нет общего понимания, в каком именно виде эту реформу нужно проводить. Может быть, наши коллеги по Госдуме руководствуются этим. А если Дума откладывает рассмотрение закона, то и в Совете Федерации оно автоматически откладывается.


— Меня зовут Раиса Ивановна, я 46 лет проработала детским врачом. Принят государственный закон о пенсиях, но он совершенно не исполняется! Я очень прошу вас разобраться в этом.

— Большое спасибо за ваш труд, у вас была замечательная, святая профессия... Я согласен с вами вот в какой части. К сожалению, наше пенсионное законодательство не очень справедливое. Государство планирует сейчас жить по средствам, не залезая в долги. Но перед такими, как вы, у нас долг есть: вы заслужили достойную старость. Недавно у меня был разговор с председателем Пенсионного фонда господином Зурабовым, у него есть интересные предложения по нормализации этой ситуации. И думаю, скоро Федеральное Собрание будет рассматривать определенные изменения, которые направлены на то, чтобы облегчить жизнь пенсионеров. Надеюсь, этот процесс не затянется.


— К вам обращается Владимир Викторович, пенсионер. До каких пор мы будем снабжать бесплатно или по льготным ценам газом и нефтью Украину, Грузию, Белоруссию?.. И второе. Вот приезжал Лукашенко в прошлом году — по телевизору в открытую выразился про наших демократов: “Эти дерьмократы”. Меня возмутило даже не это высказывание, а то, что никто из властей предержащих не защитил наше достоинство. До каких пор такое может продолжаться?!

— Давайте согласимся: достоинство нашей страны было не раз защищено и по более весомым поводам, чем неудачное высказывание Лукашенко. Что же касается льготных поставок, я согласен с вами: здесь существуют проблемы. Но мы должны помнить, что у России есть государственные интересы, а не только экономические. Иногда надо идти на те или иные льготные решения, особенно если они касаются стран-участниц СНГ.

Однако Россия, как можно судить по недавнему ограничению поставок газа в Белоруссию, все более и более прагматично подходит к этим вопросам.


— С вами разговаривает Цыганова Марина Николаевна. Почему не действует закон о защите лиц, подвергшихся радиационному воздействию, участников чернобыльской трагедии? У меня муж — инвалид второй группы, двое маленьких детей, мы живем в коммуналке!

— К сожалению, у нас не только этот закон не действует. Многие законы, представляющие социальные гарантии и льготы... У государства не всегда хватает средств на их выполнение. Недавно эту тему обсуждал совет нашей палаты с президентом. Было сказано: необходимо изыскивать средства, если некие гарантии были даны. Но нужно и очень внимательно проанализировать все существующие льготы. Если государство не может оплачивать обещания, то не надо обманывать людей.

Что касается конкретно вашей проблемы, попробуйте обратиться к членам Совета Федерации от Москвы — Плотникову или Никольскому. Ведь иногда все упирается в чиновничий произвол.


— Меня зовут Кузнецова Светлана Николаевна, работаю в Российской государственной библиотеке, бывшей Ленинке, 42 года. Может ли Федеральное Собрание помочь решению проблем библиотек? Приглашаем вас в нашу библиотеку, приезжайте!

— Спасибо за звонок и за приглашение. Я обязательно к вам приеду в декабре или в январе. Люблю книги, люблю библиотеки. Самый мой любимый запах — это запах книг!

“Ношу бороду четверть века”

— Я ваш земляк, Альфред из Петербурга. Расскажите, кто занимается вашим имиджем? Как вы выбираете, например, костюмы? И почему вы все время ходите со щетиной: это такой стиль или времени побриться не хватает?

— Рассказываю как земляк земляку: имиджмейкера у меня нет, стилиста — тоже, костюмы покупаю себе сам. И только готовые: на примерки у портных не хватает терпения.

А бороду ношу ровно четверть века. Отрастил ее, поехав в первую геологическую экспедицию. Попробовал сбрить только однажды, совсем недавно — во время летней поездки по дальневосточным регионам. Ну и что? Никто меня не узнал! Появился я без бороды, без усов — и все мои помощники благополучно прошли мимо. Поэтому, увы, приходится, как вы сказали, со щетиной ходить.


— Меня зовут Виктор. У вас всегда вид трезвый — вы вообще употребляете какое-нибудь спиртное? Что за напитки?

— Было бы странно, если бы у меня был нетрезвый вид... Редко случается “употребить”, но вообще, напомню, я 18 лет проработал в геологии. Так что мне все знакомо. Но особых предпочтений у меня нет.


— Сергей Михайлович, работа в новой должности как-то сказалась на вашей личной жизни? У вас есть друзья? Общаетесь ли вы с ними или некогда совсем?

— Друзья у меня есть и в Питере, и в Москве — мои земляки из Санкт-Петербурга, которые в столице намного раньше меня оказались. Удается с ними общаться, но, может быть, не так часто, как хотелось бы.

— На охоту с ними ездите?

— Нет. Я не охотник и на охоту не езжу. Даже на рыбалку выехать не удается. Мы просто встречаемся, разговариваем, чайку, кофейку попьем. Иногда просто погуляем где-то.

— Интересно, вы не поете под гитару — вы же геолог, в экспедиции часто ездили?..

— Я, к сожалению, так и не научился играть на гитаре, хотя все мои друзья играли. Я все время подпевал. Был вот в официальной рабочей поездке в Свердловской области — я там работал в свое время в экспедиции. Встретился со своими коллегами по геологии, и мы даже с ними немножко попели!




Партнеры