ТАЙНЫ ПОСОЛЬСКОГО ДВОРА

28 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 203

По приглашению “МК” чрезвычайный и полномочный посол Соединенных Штатов Америки в Российской Федерации Александр Вершбоу дал в нашей редакции пресс-конференцию. Ее темой стал недавний визит в Россию Джорджа Буша и его встреча в Санкт-Петербурге с Владимиром Путиным, состоявшаяся сразу после пражского саммита НАТО.

В нашей электронной версии вы можете ознакомится с полной, без каких-либо сокращений и изменений версией этой встречи.


Первый заместитель главного редактора “МК” Петр СПЕКТОР: Уважаемые коллеги, друзья, мы рады приветствовать вас в нашем пресс-центре. Сегодня у нас в гостях посол Соединенных Штатов Америки в России господин Вершбоу, и мы очень признательны господину послу за то, что он, несмотря на личную занятость, нашел время, чтобы встретиться здесь с вами. Господин Вершбоу, прошу вас.


Г-н ВЕРШБОУ: Позвольте мне несколько слов сначала по-русски. Прошлая неделя была очень историческая неделя. Не только из-за того, что была очень важная встреча НАТО в Праге, где были приняты важные решения. Но в пятницу в Пушкине была очень важная встреча между нашими президентами, которая показала нам, что новый альянс между Россией и Соединенными Штатами развивается очень плодотворно и что сотрудничество между нашими странами стало важным фактором не только в борьбе против терроризма, но и в борьбе за общие цели. Сегодня мы вместе пытаемся решать такие общие проблемы, как кризис в Ираке, распространение средств массового поражения со стороны Северной Кореи...

Наши двусторонние отношения тоже развиваются очень плодотворно, я имею в виду, например, возможности расширять сотрудничество в области энергетики, и буду рад отвечать на ваши вопросы по всем этим темам.



Затем господин Вершбоу ответил на вопросы российских и зарубежных СМИ.


“МОСКОВСКИЙ КОМСОМОЛЕЦ”: Господин Вершбоу, насколько нам известно, вы лично принимали участие в переговорах между Путиным и Бушем в Санкт-Петербурге, которые проходили в очень узком кругу. Могли бы вы, насколько это возможно, приоткрыть нам детали этого диалога, те, что остались за кадром официальных хроник?

ПОСОЛ: Я, конечно, не могу передать вам шаг за шагом все, что говорилось между президентами, поскольку переговоры были конфиденциальными. Но я скажу, что они захватили очень широкий поток вопросов за очень короткое время. Оба президента говорили очень искренне, дружески, вели беседу без заранее заготовленного текста. Они очень детально обсудили проблему, которую представляет собой программа Северной Кореи по созданию ядерного оружия. Оба президента согласились, что нужно действовать таким образом, чтобы Пхеньян отказался от этой программы, которая идет вразрез с принятыми им на себя обязательствами по нераспространению ядерного оружия.

Детально была обсуждена последняя террористическая атака здесь, в Москве, была выражена солидарность действовать вместе против международного терроризма.

Очень интенсивно, хотя и коротко они обсудили наши экономические взаимоотношения. Путин говорил о необходимости отхода от существующих ограничений в области экспорта высокотехнологичных товаров. Президент Буш также очень открыто говорил о том, чтобы с американскими компаниями обращались также справедливо и на нашем, российском рынке и что необходимо защитить права инвесторов в России.

Было затронуто еще очень много вопросов, и все это подтверждает, я бы сказал, тот факт, что в наших двусторонних отношениях наблюдается новое качество...

“ГОЛОС АМЕРИКИ”: Высказывал ли президент Буш какую-либо критику в адрес России по поводу того, как ведется война в Чечне, и по положению с соблюдением прав человека в Чечне?

ПОСОЛ: Президент Буш действительно рассказал о нашей озабоченности проблемой Чечни. Он подчеркнул важность поиска и нахождения политического процесса, который решил бы эту проблему. Президент Буш также сказал, что он обнадежен теми планами по ускорению принятия конституции Чечни и по проведению там выборов. Он считает, что выборы являются тем путем, который может установить легитимные институты, необходимые для самоуправления этого региона. Не было времени для более детального обсуждения этого вопроса. Мы всегда высказываем нашу озабоченность по поводу нарушения прав человека с обеих сторон конфликта в Чечне. Мы всегда пытаемся направить участников конфликта в ту сторону, чтобы найти способ покончить с насилием и урегулировать эту ситуацию.

Президент Буш подчеркнул, что тут не может быть никакого компромисса с террористами. Президент Буш подтвердил нашу солидарность и наше понимание того, как пришлось справиться с террористами в театре “Норд-Ост” на Дубровке.

ИТАР-ТАСС: Хотелось бы прояснить вопрос по поводу ядерной программы Северной Кореи, который обсуждали два президента. Есть ли у Соединенных Штатов информация о том, что Северная Корея разрабатывает ядерное оружие и что, в частности, она вела обмен ядерной технологией с Пакистаном?

ПОСОЛ: У нас есть достаточно убедительные сведения о том, что последние несколько лет Северная Корея проводит программу по разработке необходимого оборудования, в частности, для достижения центрифужной технологии, которая способствовала бы наработке высокообогащенного урана для производства ядерного оружия. Наша позиция основывается не только на том, что заявляет Северная Корея, но также на той информации, которую нам удается собрать. Мы считаем, что программа Северной Кореи по обогащению урана переходит со стадии разработок уже на производство. А это говорит о том, что через год-два Северная Корея будет способна создать заряды для оружия массового поражения.

Мы озабочены тем, что тот вид технологии, которую имеет Северная Корея, очень похож на ту технологию, которой обладает Пакистан. У нас нет доказательств того, что правительство Пакистана вовлечено в это дело. Но мы знаем, что имеется налицо сотрудничество между техническими специалистами, экспертами в Пакистане и Северной Корее.

“ГРУЗИНСКАЯ ГАЗЕТА”: Господин посол, в каком формате была обсуждена тема российско-грузинских отношений? Я знаю, что эта тема была затронута. Какова позиция господина Буша в отношении Грузии и каково ваше видение российско-грузинских отношений в дальнейшем?

ПОСОЛ: Президенты встречались в течение 90 минут в расширенном составе. Присутствовало человек пятнадцать. В беседе принимал участие министр иностранных дел Иванов. С нашей стороны был госсекретарь Пауэлл, была Кондолиза Райс. Были Владимир Рушайло и посол России в Соединенных Штатах Ушаков, я присутствовал, и ряд других официальных лиц. Также на встрече присутствовал министр обороны Российской Федерации Сергей Иванов. После этого президенты встречались на протяжении 15—20 минут в частном порядке. Присутствовал еще один человек помимо переводчика.

Вопрос о Грузии в прямом смысле не обсуждался на этой встрече. Кроме этого могу сказать, что мы остается приверженными к работе с Грузией по вопросам, связанным с теми элементами “Аль-Кайеды” и других международных террористических групп, которые работали на территории этой страны, с тем чтобы эта деятельность была прекращена грузинскими властями.

Мне кажется, что наши усилия в этом направлении, в работе с Грузией, были достаточно интенсивными, и мы видим с российской стороны выражение некоторого удовлетворения по этому поводу. Мы очень надеемся, что Россия и Грузия будут и впредь развивать свои двусторонние отношения. И не только по вопросам борьбы с угрозой, исходящей от террористов на грузинско-российской границе, но и в других областях. Есть довольно обнадеживающий сигнал в том, что Грузия готовится произвести экстрадицию некоторых чеченцев, которые находятся на ее территории, и собирается передать их в Россию на судопроизводство. Как известно, сотрудничество на уровне российских и грузинских пограничников проходит очень успешно.

ТВС: Насколько глубоко затрагивалась тема Ирака и какие результаты инспекции США готовы признать удовлетворительными для того, чтобы не начинать военную операцию?

ПОСОЛ: Состоялось довольно детальное обсуждение проблемы Ирака. Президент Буш достаточно ясно дал понять, что он продолжает надеяться на мирное решение этой проблемы. Одновременно он дал понять, что так или иначе Соединенные Штаты привержены выполнить задачу по разоружению Саддама Хусейна.

Оба президента не вдавались в подробности, в детализацию деятельности инспекторов. Об этом постоянно говорят министр Иванов и госсекретарь Пауэлл. Обе наши страны надеются на то, что Саддам не будет мешать инспекторам проводить свою работу. Мы также надеемся на то, что он полностью даст отчет по программам создания оружия массового поражения, а также всех складов этих видов вооружений до 8 декабря, когда истекает крайний срок, определенный резолюцией ООН №1441. Важно отметить, что оба президента указали в своем совместном заявлении, что Саддам Хусейн столкнется с очень серьезными последствиями, если он не выполнит все требования, которые представлены ему. Таким образом, если Саддам рассчитывает на то, что между позициями Соединенных Штатов и России есть расхождения, он очень ошибается.

“ГОЛОС РОССИИ”: Знаете ли вы, какие страны могут следующими кандидатами на вступление в альянс НАТО?

И второй вопрос. В настоящее время восемь российских граждан находятся на Кубе, на базе Гуантанамо. Что там происходит и когда с ними что-то будет решено?

ПОСОЛ: Мне кажется, что немного преждевременно сейчас гадать и ставить вопрос о том, кто же станет фаворитом во время следующего раунда расширения НАТО. Нам надо окончательно оформить членство новых семи государств, которые были приглашены стать постоянными членами этого альянса. Несколько государств уже, так сказать, находятся в очереди. Некоторые из них получили приглашение — это Албания и Македония. Это единственные две страны, которые прошли через процедуры, необходимые для принятия в НАТО. Хорватия также указала на то, что желает стать членом НАТО, заявления о таком намерении были сделаны со стороны Грузии, Украины и ряда других стран. Я могу сказать, что этот вопрос находится далеко за горизонтом. То есть когда мы серьезно сможем рассматривать потенциальных участников следующего раунда расширения НАТО.

НАТО тем временем продолжает вести политику открытых дверей. Любая демократическая европейская держава (включая Россию), которая пожелает стать членом НАТО, будет приветствоваться, сможет дать свою заявку о том, что хочет вступить в этот альянс. Также должен отметить, что члены НАТО сами решают для себя, какие страны им подходят.

Что касается тех, кто содержится на Кубе, на базе Гуантанамо. Среди них действительно есть граждане Российской Федерации, которые подозреваются в терроризме. Они были задержаны в ходе операции в Афганистане. Мы предоставили нашим российским партнерам возможность провести собеседование с этими людьми. Если окажется, что эти лица действительно подлежат привлечению к ответственности по российским законам, то они будут переданы российским властям.

НТВ: Господин посол, вам не кажется, что создание нового министерства территориальной безопасности серьезно ограничит права человека в Соединенных Штатах Америки?

И второй вопрос. Чем обусловлено решение властей Соединенных Штатов не давать въездную визу г-ну Лукашенко?

ПОСОЛ: Во-первых, должен сказать, что министерство национальной безопасности было создано для того, чтобы лучше координировать политику и те программы, которые существуют в Соединенных Штатах по защите Америки от террористов и транснациональных угроз. До настоящего времени целым рядом функций, включая пограничную и иммиграционную службу, занимались ряд министерств и ведомств.

Мы теперь видим задним числом, после событий 11 сентября, что, быть может, это произошло из-за того, что недостаточными были связи между всеми этими отдельными ведомствами, недостаточно оперативно была собрана информация. Теперь мы видим, что угроза нарастает также со стороны биотеррористов, кибертеррористов. Для того чтобы с этим справиться, нужно действовать эффективно и объединенно. Необходима организация, которая могла бы обеспечить оперативную связь между всеми ведомствами правительства, военных и разведывательных служб. Создание этого министерства действительно сводится к тому, чтобы укрепить нашу возможность защитить свою страну от внешних врагов, и совсем не для того, чтобы ограничить гражданские права и свободы, которыми американцы до сих пор весьма и весьма дорожат.

Конечно, есть тут и угроза, исходящая изнутри самой страны. Поэтому мы понимаем, что для безопасности наших граждан ФБР должно действовать таким образом, чтобы мы имели возможность проследить за деятельностью этих террористических групп и их проконтролировать. Каждая страна должна ответить на подобный вызов.

В настоящее время имеется налицо консенсус как по всей стране, так и в самом конгрессе. Мы добились правильного баланса между бдительностью и свободой. Это очень сложный вопрос, как выйти на такой сбалансированный уровень. Мы считаем, что главная задача здесь: не дать террористам достичь своей цели — лишить нас свободы в собственной стране.

Что касается г-на Лукашенко, то в отношении его и некоторых его приближенных мы занимаем позицию, сходную с позицией Европейского союза. Это вызвано тем, что мы озабочены антидемократической политикой, которая проводится г-ном Лукашенко, и потенциальной помощью, которую он предоставляет в военной сфере Ираку и другим странам-изгоям. Что побудило принять такие меры именно сейчас? Поводом была провокационная высылка из страны группы ОБСЕ, которая присутствовала там в качестве наблюдателей. То есть тем самым Лукашенко нарушил обязательства, которые он сам взял на себя.

Мы продолжаем говорить, что мы хотели бы видеть свои отношения с Белоруссией нормальными. Мы готовы предпринять шаги, которые привели бы к нормализации этих отношений. Но, со своей стороны, Белоруссия должна сделать некоторые шаги, провести некий откат от той позиции, которую она в настоящее время занимает.

“СТРАНА.РУ”: Г-н посол, можете ли вы сказать, что в ходе встречи президента Буша с Владимиром Путиным, а также в ходе других встреч высокопоставленных российских и американских представителей, американской стороне все же удалось убедить российскую в достоверности информации, которой обладают спецслужбы США о разработке Северной Кореей ядерной программы и разработке необходимых вооружений и оборудования в рамках этой программы?

ПОСОЛ: Все актуальные доказательства, которые имеются, мы обсуждали в ходе встречи. Состоявшиеся обсуждения отражают общее видение проблемы Северной Кореи. На основании других встреч, которые имеют место на всех уровнях между нами и правительством Российской Федерации, и опираясь на эти встречи и обсуждения, можно сказать: существуют доказательства того, что Северная Корея пытается приобрести технологию и оборудование, необходимые для обеспечения создания у себя ядерной программы. Это является предметом продолжающихся консультаций с российской стороной. Я должен отметить, что у нас нет полного согласия о том, насколько продвинулась эта программа. Но у нас есть общее видение этой проблемы.

РИА “НОВОСТИ”: В продолжение этой же темы. Готовы ли Соединенные Штаты пойти на переговоры с Северной Кореей? Есть ли подвижки в этом смысле? Какие конкретно шаги от Северной Кореи ожидают Соединенные Штаты?

Второй вопрос. “Дорожная карта” (план урегулирования на Ближнем Востоке) и предстоящая встреча “четверки” в Вашингтоне 20 декабря. Обсуждался ли этот аспект на встрече с Путиным?

ПОСОЛ: Состоялось очень короткое обсуждение вопросов о ситуации на Ближнем Востоке и тех усилий, которые предпринимаются для создания этой “Дорожной карты”, которая привела бы нас к урегулированию ближневосточного конфликта. Была достигнута договоренность о том, что госсекретарю Пауэллу и министру иностранных дел Иванову необходимо продолжить очень интенсивную работу по подготовке встречи т.н. “квартета”.

Возвращаясь к вашему первому вопросу. Мы, естественно, заинтересованы в том, чтобы вернуться на путь построения нормальных взаимоотношений с Северной Кореей. Точно так же, как и Россия, мы были ободрены теми событиями, которые имели место несколько месяцев назад.

Северная Корея давала сигналы, что она готова к сотрудничеству с остальным миром, со своими ближайшими соседями. Но потом улики, а затем и признание Северной Кореи в существовании ядерной программы откинули вспять процесс переговоров.

В 1994 году Северная Корея согласилась отказаться от своей ядерной программы в обмен на предоставление помощи со стороны Соединенных Штатов и ряда других государств. Но последние действия, которые предпринимаются Северной Кореей, нарушают то соглашение, которое было достигнуто в 1994 году. Мы, с нашей стороны, не готовы дважды платить за тот результат, который мы получили.

Что Северная Корея должна предпринять? Она должна прояснить, что она отступает, отказывается от ядерной программы и готова позволить международными средствами проверить выполнение обязательств, которые были приняты Северной Кореей по Договору о нераспространении и ряду других договоренностей.

Президент Буш дал ясно понять, что он надеется на мирное урегулирование этого вопроса путем дипломатии и что он не имеет никаких намерений напасть на Северную Корею, несмотря на то что они нас в этом обвиняют. Выбор в данном случае за Северной Кореей.

Испытывают ли США озабоченность по поводу некоторых, скажем так, авторитарных тенденций в политике г-на Путина? В первую очередь речь идет о давлении на СМИ?

ПОСОЛ: Во-первых, мы всегда заинтересованы в том, чтобы в России крепла демократия, крепли демократические институты, которые включают в себя независимую прессу. Наша заинтересованность в СМИ, их независимость побудила президента Буша предложить в прошлом году начать диалог по СМИ, в котором бы участвовали профессионалы, специалисты из наших стран. И результатом этого диалога стали рекомендации, которые были представлены президентам в мае, во время саммита. Они сводились к тому, чтобы создать деловую базу, на которой могли быть построены свободные и независимые СМИ России. В прошлую пятницу во время встречи президент Буш еще раз подчеркнул нашу заинтересованность в существовании независимой прессы в России и обратил внимание на законопроект, который тогда лежал на столе у президента Путина.

Общественно-литературный ежемесячник “ОТЕЧЕСТВО”: Г-н посол, на последней встрече президентов России и США обсуждался ли вопрос о каких-либо конкретных программах по расширению культурного сотрудничества?

Второй вопрос. В последнее время была повышена плата за въездную визу. Возможно ли введение каких-то льгот?

ПОСОЛ: На данной встрече, которая, как вы знаете, была предельно короткой, не состоялось обсуждения расширения сотрудничества в области культуры. Однако эта тема широко обсуждалась на ноябрьском и майском саммитах наших президентов. В соответствии с нашим взглядом на этот вопрос, расширение контактов между нашими гражданами, будь то на уровне культурных мероприятий, образовательных программ и просто туризма, крайне необходимо для создания крепкой основы партнерства, которое развивается на высшем уровне.

Я остаюсь озабоченным тем скептицизмом, который выражается в российском обществе по поводу того, что партнерство между нашими странами не может выжить и что это является лишь тактическим, сиюминутным маневром. Следовательно, считаю, что чем больше будут расширятся контакты между народами наших двух стран, тем больше люди будут видеть, что действительно мы действуем, отвечая взаимным интересам и ценностям, и что наше партнерство рассчитано действительно на длительный срок.

Действительно возникли некоторые осложнения в выдаче визы за последние несколько месяцев. Все это вызвано новыми процедурами, которые были введены по всему миру. Это отражает идущую глобальную войну с терроризмом и повышенную бдительность, с которой мы относимся к тем, кому дано разрешение на въезд в нашу страну. В результате сотни, а в некоторых случаях тысячи людей испытали задержки с получением визы. Туристы или те, кто отправлялся по делу, или ученые должны были дожидаться неделями, пока из Вашингтона не поступит разрешение на выдачу визы. Генеральный консул говорил мне о том, что наконец-то удалось справиться с большим количеством задержанных виз, и мы надеемся, что впредь не будет серьезной проблемы, и мы будем более ускоренно выдавать визы. Один из шагов, который мы предприняли, чтобы обеспечить более свободное путешествие в нашу страну, — это нынешняя политика выдачи многократных виз вместо одноразовых, как это делалось в прошлые годы. Таким образом, желающие путешествовать в Соединенные Штаты не будут вынуждены несколько раз в год подавать на визу.

AFP: Президент Буш, выступая по телевидению, заявил, что российские экономические интересы в Ираке будут учитываться. Что конкретно он имел в виду? Что можно сказать о нефтяном промысле — компания “Лукойл” заключила крупный контракт.

Второй вопрос. Президент Лукашенко в настоящий момент находится в Москве и намеревается встретиться с российским лидером. В Москве неоднократно с визитом находился лидер Северной Кореи. Как вы относитесь к такого рода контактам России с представителями “стран-изгоев”?

ПОСОЛ: Продолжается диалог с Россией по поводу экономического измерения иракского кризиса. И я тут не смогу дать вам подробные детали этого вопроса. Россия крайне заинтересована в том, чтобы долги со стороны Ирака были выплачены. Я думаю, что более вероятно, что это произойдет в постсаддамовский период истории Ирака. Что касается контрактов и контрактных договоренностей по поводу развития нефтяного промысла в Ираке, я считаю, будет достаточно возможностей и перспектив для российских компаний, американских компаний и целого ряда других компаний для сотрудничества в этом секторе. Реально говоря, существуют возможности для создания совместных российско-американских предприятий, которые действовали бы в рамках нашего энергетического сотрудничества.

Что касается Лукашенко и Ким Чен Ира. Россия может использовать новый диалог, который установился между российским президентом и северокорейским лидером для того, чтобы оказать давление на Северную Корею, чтобы та отказалась от своей ядерной программы. В пятницу во время встречи президент Буш выразил надежду, что Россия сможет оказать решающее влияние на Пхеньян, чтобы он отказался от своей ядерной программы.

Что касается Белоруссии, то Российская Федерация имеет куда более сложные отношения с этой страной. Мы надеемся, что удастся г-на Лукашенко направить обратно на путь демократизации от курса, нацеленного на автократию. Это отвечало бы нашим общим интересам. И Россия, и Соединенные Штаты, и вся Европа не хотели бы видеть в Белоруссии остров диктатуры среди моря демократических государств. В действительности Белоруссия пропускает то новое процветание, которое появляется как в Восточной Европе, так и в России за последние годы благодаря процессам реформ.

ИТАР-ТАСС: Господин посол, когда вы говорите о соблюдении прав человека, о демократических принципах, о нераспространении ядерного оружия, это все правильно и верно. Но есть одна страна в мире — Пакистан, где правит военный диктатор (если мы будем проводить параллели с Лукашенко), и уж если сравнивать с Ираком — страна, где есть не только разработки, а есть свое ядерное оружие, своя ракетная ядерная программа. Собираются ли Соединенные Штаты предпринимать что-либо против Пакистана, такие же меры, какие вы собираетесь предпринять против Белоруссии, Ирака и остальных стран?

ПОСОЛ: Во-первых, должен сказать, что мы относимся неравнодушно к тем проблемам, которые имеют место в Пакистане. Когда произошел теракт 11 сентября, в то время в Пакистане были очень тесные связи с талибами и очень большая часть населения Пакистана поддерживала “Аль-Кайеду”. Президент Буш в это время сказал президенту Мушаррафу, что он должен сделать свой выбор. Мушарраф принял правильное решение, он отказался от поддержки талибов и подключился к глобальной войне против “Аль-Кайеды”. Это, конечно, не означает, что все нормально в наших двусторонних отношениях с Пакистаном. Мы участвуем в том, чтобы обеспечить максимальную безопасность для того, чтобы технология производства ядерного оружия и само оружие не попало в руки террористов. Мы также призываем президента Мушаррафа вывести свою страну на путь демократии. Только путем демократизации можно будет свернуть новое поколение с пути поддержки исламского экстремизма и вернуть в русло общечеловеческих ценностей.

“ГОЛОС АМЕРИКИ”: Почему все-таки выбран другой подход к Северной Корее, который отличается от подхода, принятого в отношении Ирака?

Второй вопрос. Вы сказали, что во время встреч президентов “с глазу на глаз” присутствовало еще одно лицо помимо переводчика. Кто это?

ПОСОЛ: Дополнительными лицами были Кондолиза Райс с американской стороны и министр обороны Сергей Иванов с российской.

Отвечаю на первый ваш вопрос. Мы считаем, что все еще хватает времени на решение вопроса Северной Кореи мирным путем. И хотя Северная Корея движется в направлении приобретения ядерного оружия, она до сих пор не в состоянии стать немедленной угрозой для безопасности региона. Во всяком случае, на сегодняшний день мы надеемся, что дипломатический путь достаточен для решения этой проблемы.

Ирак, с другой стороны, уже является немедленной и серьезной угрозой для своих соседей, а также для всего региона. Мы уверены, что Саддам имеет в настоящее время оружие массового поражения. Он уже применял это оружие против своих граждан, а также против Ирана. Мы знаем, что в начале 90-х годов Саддам Хусейн лгал по поводу существования таких видов оружия, он также не разрешал международным инспекторам свободно выполнять свою работу. Как только шурин Саддама, сбежав на Запад, рассказал об иракском биологическом оружии, Саддам сказал: “О, у нас есть такое оружие. Просто я о нем забыл”. Мы считаем, что пришло время обезоружить Хусейна. Мы надеемся, что это произойдет мирным путем. Если нет, то придется действовать силой.

Петр СПЕКТОР: Дорогие коллеги, позвольте от вашего имени поблагодарить господина посла. Спасибо.






    Партнеры