ТЕЛЕ-ШОУ: РЕЦЕПТ ЗАСОЛКИ

28 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 217

Незабвенный Остап Бендер знал 100 и 1 сравнительно честных способов отъема денег у населения. Но недаром говорят, что одна голова хорошо, а больше — лучше. “Многоглавая гидра” телепродюсеров напридумывала 1000 способов обмана телезрителей, подчас очень извращенных. “ТелеГа” в серии публикаций представит почтенной публике некоторые особо циничные. Сеодня мы преподнимем занавес над ежедневными (еженедельными) шоу.

Большинство телезрителей пребывают в наивной уверенности, что как в старые добрые времена “бедненькие” телезвезды днюют и ночуют в своих студиях, постоянно надрываясь за какие-то несчастные “от 15 тысяч долларов в месяц”.

На самом деле все рейтинговые ток-шоу на нашем ТВ — за одним только исключением — идут в записи. Программу либо отснимают “гаком” заранее, на год вперед (обычно этим промышляют создатели так называемых интеллектуальных телевикторин на деньги), либо “заготавливают”, как соленые огурцы, посезонно или поквартально. Единит все записные шоу одно: телегруппа и ведущий какое-то время сильно упираются, работают по 10—14 часов в сутки. Зато потом могут расслабиться на срок от недели до месяца.

Как образец “поквартальных” шоу показательна “Большая стирка”. Не верьте Андрею Малахову, когда он говорит в интервью, что круглые сутки проводит на работе. Съемочный период у “Стирки” — 3—4 недели. В день снимается по две, иногда по три программы. Так что по самым скромным подсчетам выходит, что месяц работаем, месяц гуляем. Согласитесь, многих из нас устроила бы такая ненапряжная схема. Темы программы придумываются буквально походя. Вот фланирует Малахов по останкинскому коридору и видит мирно беседующих девушек, одну из которых украшает впечатляющих объемов бюст. “Есть! Тема — “У меня большая грудь!” — восклицает шоумен, делает пометку в органайзере и мчится обрадовать редакторов. Между тем околоостанкинские завсегдатаи любят “посидеть на “Стирке”. Потому что в отличие от многих своих коллег Андрей Малахов на съемках весьма доброжелателен и демократичен. Прибыв в студию, он тут же здоровается и принимается общаться с залом. Во время пауз, которым суждено потом стать рекламными, Малахов тоже старается расшевелить зал и даже рассказывает бородатые, но зато всегда приличные анекдоты.

Некую противоположность коллеге по кнопке представляет на съемочной площадке другой рейтинговый фаворит Первого канала Максим Галкин. Заготовка его шоу “Кто хочет стать миллионером?” идет целых полтора-два месяца летом, в огромном павильоне в районе ВДНХ, пишутся программы на целый год вперед. “Засолка” идет поистине ударными темпами: по 4—5 выпусков в день. Люди в тест-группе, сидящие в студии, периодически “сдыхают” и взаимозаменяются; прочие дышат воздухом на улице, где для этой цели выставлены широкие деревянные лавки. Периодически выскакивают глотнуть кислорода и ведущий с игроками. Все это время Галкин глядит этаким Чайльд-Гарольдом. Понять его можно: работа действительно адская — съемки “Миллионера” на жаре идут по 12—14 часов в сутки, начинаясь в 10 утра и затягиваясь порой до ночи. Может, поэтому Максим Галкин вне площадки обычно молчит и невидящим взором встречает гримера, регулярно поправляющего стекающий мейк-ап. Зато пройдут съемочные дни — и гуляй, Вася! Хочешь — Путина на концертах пародируй, хочешь — Алле Борисовне подпевай. Отвлекут разве что на съемки всяких там Новых годов (в ноябре), Восьмых мартов (в феврале) и прочих записных корпоративных мероприятий канала “намбе ван”.

“Цена успеха” на телеканале “Россия” — это несколько нетипичный пример записного ток-шоу. Как известно, программу ведут двое: Людмила Нарусова и Федор. Создатели сами знали на что шли, приглашая на ТВ гранд-даму от политики. Исходя из ее графика, годовой “запас” “Цены успеха” записали за три месяца — с конца августа по октябрь, по 2—3 программы в день. Людмила Борисовна обычно брала инициативу в свои руки и вещала про историю и политику. А Федя время от времени жалобно тянул: “Ну можно я?.. Сейчас ведь мой вопрос должен быть...” На записи “Цены успеха” поражает малочисленность и слаженность работы телегруппы: обычно на съемочной площадке любой телепрограммы мельтешит куча народа, две трети которого непонятно что делают...

Рейтинг вполне может быть и без записи, и без скандальчика — полагают на НТВ. Когда, буквально с колес, стартовало шоу “Принцип домино” — единственное на сегодняшний день прямоэфирное ток-шоу “об жизни” на нашем ТВ, — в него мало кто верил. И напрасно: четыре раза в неделю НТВ дает всем прикурить в реальном времени.

На этом “реальном шоу” царит запредельная для ТВ точность: программа начинается в 15.40, и ее хронометраж составляет ровно 1 час 03 минуты. В перерывах ведущие общаются с “диванными” героями: кого-то пытаются взбодрить, других, наоборот, уговаривают уняться. Не всегда это, правда, удается. Наибольший фурор здесь произвел экс-замминистра образования РФ, профессор МГУ г-н Осмолов. Кто не знает — он такой бесподобный рассказчик, что 10 минут прямого эфира в студии стоял гомерический хохот.

На дециметровом канале ТНТ ток-шоу Дмитрия Нагиева. “Окна” — это настоящая индустрия, поток, безотходное производство. Снимается двумя неделями по 5—6 (!) программ за раз, с 10 утра до часу-двух ночи. Потом — две недели отдыха для всего коллектива. От такого марафона устают все: ассистенты, гримеры, операторы, но больше всех, конечно, ведущий. Из экономии средств каждый сюжет снимают одним дублем. Дмитрию надо не запутаться в именах многочисленных героев, подыграть им или подколоть по мере надобности, да еще и расспросить зал “за жизнь”. Наблюдая все это со стороны, можно сказать, что на его месте человек без серьезной физической подготовки такого темпа не выдержит никогда. А может, признанный “модернист” Нагиев просто очень любит деньги?

Если это так — то все равно непонятно, что же вдохновляет ведущих ток-шоу СТС “Девичьи слезы” — ведь таких денег как Нагиеву им точно не платят, а снимать приходится и “записные” дела обстоят совсем не столь блестяще. Программа новая, “слезный” материал пока сыроват. Но главная беда в том, что распиаренные девы-телеведущие: выпускница школы ТВ Вероника Кастро и студентка балетмейстерского факультета ГИТИСа Ксения Белая оказались, мягко говоря, профнепригодными. Девушки не могут грамотно сформулировать вопросы, не говоря уж о каких-то журналистских подкавыках. Да еще одна из них постоянно повторяет: “Я б ему дала”, что, естественно, не добавляет съемкам динамизма. Поэтому “Девичьи слезы” записывают по программе в день, а недавние съемки затянулись аж до 6 утра. Наверное, это и стало последней каплей — Белая и Кастро формально отстранены. Объявлен новый кастинг. Съемки должны начаться через неделю уже с новыми ведущими. По этой причине студию проекта сейчас просто колбасит: все недоумевают, сколько же оказывается в Москве бездарных и психованных девиц, и все они хотят влезть в телевизор. В общем, как шоу назовут, так оно и поплывет.

Р.S. Следующая тема нашего цикла “1000 способов сравнительно честного обдуривания телезрителей” — ”подсадные “герои” и их похождения на съемках “социальных ток-шоу”.



Партнеры