РАЗДЕЛ СЛАВЯНСКОГО НАСЛЕДСТВА

3 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 393

Обычно бизнес и государство договариваются втайне. Взаимоотношения между различными политическими кланами и финансово-промышленными группами становятся явными для публики, когда сделка давно завершена. Но в некоторых особо важных случаях, когда интересы нескольких группировок жестко пересекаются, тайное становится явным гораздо раньше.

17 декабря должны быть подведены итоги аукциона на выкуп почти 75 процентов акций “Славнефти”. Государство собирается выручить от продажи своего пакета не менее 1,7 миллиарда долларов. Реальная стоимость компании — минимум 2,6. Но рынок есть рынок, и цены определяют не только желание продавцов, но и возможности покупателей.

О желании участвовать в конкурсе объявили сразу несколько крупнейших компаний. Из них главные игроки — это “Сибнефть” и “Сургутнефтегаз”. Понятно, что кроме финансовых возможностей каждая сторона может привлечь огромный административный ресурс. И в конечном счете победит не тот, кто даст больше денег, а тот, кто в комплексе сумеет задавить противников.

Поэтому и интересно рассмотреть, кто, кого и как собирается побеждать. “Сургутнефтегаз” — одна из лучших компаний в стране. Она отлично структурирована и имеет большие свободные средства. По некоторым данным, менеджмент “Сургутнефтегаза” ориентируется на “силовой” фланг президентского окружения. И на самом деле покупка “Славнефти” нужна не только “Сургуту”, но выражает общие интересы клана. Не случайно банкир Пугачев, которого считают идеологом “силовиков-бизнесменов”, весной уже пытался буквально силой захватить “Славнефть”, но тогда у него не получилось.

“Сибнефть” — вотчина Романа Абрамовича, и этим все сказано. Роман Аркадьевич, ныне губернатор Чукотки, в течение пяти лет, опираясь на отличные отношения с ближайшим окружением президента Ельцина, сумел построить огромную империю. Он имеет славу одного из самых умных людей в российском бизнесе. По сути, в течение многих лет “Славнефть” находилась в орбите его интересов. И в мае именно он не позволил Пугачеву перехватить формально государственную, а фактически подконтрольную ему “Славнефть”.

Декабрьская схватка гигантов обещает быть увлекательнейшей. “Сургут”, видимо, может заплатить денег больше, чем “Сибнефть”. По многим оценкам, его финансовое положение считается предпочтительным. Правда, при этом у “Сургута” есть не менее важная цель — Тамашевское месторождение в Якутии. Именно это месторождение является важнейшим для “пути в Китай”, который является стратегическим направлением для российских компаний. Аукцион на якутское месторождение должен был состояться тоже в декабре. Но неожиданно Министерство природных ресурсов отложило решение вопроса.

Цель кульбита проста и незатейлива. Как бы ни был силен “Сургут”, два аукциона одновременно он потянуть не сможет. Пока будут переделывать в документах слово “конкурс” на слово “аукцион” — еще полгода пройдет. “Сургуту” это выгодно. А то, что Минприроды в данной ситуации подстраивается именно под эту компанию, многим экспертам кажется очевидным. Не зря же давно говорят, что министр Артюхов жестко ориентируется на “людей в погонах”.

Стратегия “Сибнефти” принципиально другая. Они не хотят “переплачивать”. А поэтому главная задача — не допустить до конкурса серьезных противников. Для этого надо сделать условия приватизации “Славнефти” настолько трудными, чтобы даже самые отчаянные конкуренты три раза подумали, а стоит ли нарываться. Имея в “Славнефти” подконтрольный менеджмент, это совсем нетрудно. Вариантов довольно много.

Например, два основных дочерних предприятия “Славнефти” — “Славнефть-Мегионнефтегаз” (уровень добычи — более 12 млн. тонн нефти в год) и “Ярославнефтеоргсинтез” (один из лучших НПЗ России, объем переработанной нефти в 2001 году составил более 11 млн. тонн) — могут закончить год с убытками. Чистый убыток “Мегионнефтегаза” за девять месяцев уже составил 349 504 тысячи рублей, чистая прибыль “ЯНОСа” — 709 796 тысяч рублей, что тоже можно обнулить за пару недель.

Казалось бы, пустяк. Но все не так просто. Если победит не “Сибнефть”, то для того, чтобы изменить менеджмент в дочерних структурах, потребуется четыре месяца. (Два месяца на сбор собрания акционеров материнской компании и два — на сбор акционеров дочерних предприятий.) То есть не менее четырех месяцев потребуется новому владельцу, чтобы взять под реальный контроль основные предприятия “Славнефти”. Но так как аукцион проходит в конце года, то к этому моменту окончательные балансы за 2002 год будут уже подведены. И если в них будет зафиксирован убыток, то по закону на ближайшем собрании акционеров голосовать смогут владельцы не только обыкновенных акций, но и так называемых “привилегированных”. Обычно по “привилегированным” акциям можно получить только дивиденды. Но в случае, когда прибыли нет и дивиденды выплачивать неоткуда, их владельцы как бы приравниваются к другим акционерам. Если это произойдет, то “Славнефть” не будет иметь большинства голосов на собраниях акционеров основных дочерних предприятий. В лучшем случае новым владельцам материнской компании предстоят затяжные судебные процессы для определения, кому принадлежат “Мегион” и “ЯНОС”.

Естественно, этот “сюрприз” менеджмент “Сибнефти” заготовил заранее. Напомним, что, когда бывший президент “Славнефти” Михаил Гуцериев решил сменить партнера — Абрамовича на Пугачева, премьер Касьянов поменял его на Юрия Суханова. Суханов раньше работал в “Сибнефти” и поэтому по-своему понял формулировку о том, что назначен с целью повышения эффективности работы компании. Доведя чрезвычайно прибыльные дочерние предприятия до плачевных результатов, он, безусловно, доказал свою эффективность. ..

Существует много возможностей просто вывести собственность из дочерних структур или заставить их подписать кабальные договоры на добычу нефти. В конечном счете не зря в мае была такая большая война. Кто контролирует менеджмент приватизируемой компании, тот имеет колоссальные преимущества. Чтобы найти, какие активы где лежат, надо знать, куда их положили.

Самое интересное, что существует маловероятный, но вполне законный вариант, при котором приватизация “Славнефти” вообще не принесет государству ни копейки. Если условной “группе Абрамовича” удастся не допустить ни одного конкурента, то аукцион должен быть отменен. А уже в следующем году, все по тому же, описанному выше механизму “Славнефть” просто лишается всех прав на дочерние компании. После этого продать ее не удастся никогда.

Впрочем, до такого скандала дело вряд ли дойдет. Демонстративный разбор вариантов — как “слить” “Славнефть” — важен до аукциона, чтобы отпугивать конкурентов. Время, когда можно было вообще ничего не платить, кончилось году в 98-м. Теперь цель скромнее — отдать государству как можно меньше. Цель вполне понятная для любой бизнес-структуры. Но также понятно, что без огромной поддержки в аппарате правительства и кабинете министров эта задача нереализуема. И уже 18 декабря мы будем точно знать, что перевесит — деньги и “золотопогонное” влияние “Сургута” или особые отношения “Сибнефти” с правительством.




Партнеры