А КАК ОН ГОВОРИЛ!

11 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 560

“Золотым голосом России” назвал великого комментатора Николая Николаевича Озерова друг юбиляра, замечательный поэт Николай Добронравов. Он имел в виду не только тембр голоса, его темперамент, знание предмета. Говорил о выдающейся значимости Озерова в жизни страны во второй половине ХХ века. Назовите еще одного человека, который 50 лет подряд был бы последовательно: великим спортсменом, прекрасным артистом, основоположником спортивного телерепортажа? Не трудитесь...

Скупые строки биографии. Заслуженный мастер спорта, народный артист России, лауреат Государственной премии, 45-кратный чемпион СССР по теннису в различных сочетаниях; 1954—1975 гг. — артист МХАТа, 1950—1991 гг. — комментатор Всесоюзного радио и Центрального телевидения; вел репортажи с 9 чемпионатов мира по футболу и 19 — хоккейных, с 17 олимпиад. Награжден орденами Трудового Красного Знамени, “Знак Почета”, Дружбы народов, “За заслуги перед Отечеством” 3-й степени, кавалер олимпийского ордена МОК.

Личность характеризуют работа, поступки, суждения и отношение к людям.

Валентин Бубукин, заслуженный мастер спорта, чемпион Европы 1960 года

1958 год, чемпионат мира по футболу в Швеции. База нашей сборной в маленьком городке Хиндесе под Стокгольмом. Полно теннисных кортов. Народ увлечен этим видом спорта. К нам на базу приходят шведы: завтра турнир, играют сильнейшие, не желает ли кто-либо из нашей делегации принять участие? Соглашаемся. Озеров отбирает в команду Валентина Иванова и меня. Парная встреча. Я никогда не держал ракетку в руках, а Иванов уже умел перебросить мяч через сетку. Выбор Озерова пал на него: “Валя, стой у сетки и, если мяч рядом, перекинь на ту сторону”. Начинается игра. Озеров подкидывает в воздух сразу два мяча и бьет по верхнему. Шведы в шоке — русские лохи даже не знают, как подавать. Объясняют, Озеров понимающе кивает головой. Условия игры на вылет. И тут началось. Иванов в игре участия не принимал. А Озеров гонял двух соперников по корту, сталкивал лбами. Шведские пары вылетали одна за одной. Зрители были в шоке и в восторге. Дядя Коля обыграл всех и как истинный спортсмен поблагодарил соперников, сказал, что они отличные теннисисты. Откуда им было знать, что наш комментатор 45 раз выигрывал чемпионаты страны.

Нина Еремина, заслуженный мастер спорта, чемпионка мира по баскетболу, телекомментатор

Николай Николаевич работал на чемпионате мира по футболу в Аргентине. Связываюсь по телефону и прошу включиться в выпуск спортивной программы в 22 часа ровно на одну минуту. Включается, блестящий репортаж ровно на одну минуту. А сколько неведомого, интересного, захватывающего рассказал он за 60 секунд. Мы в студии буквально заслушались.

* * *

В 1972 году въехала в кооперативную квартиру, а телефоны были только у членов правления, куда входил и Юрий Левитан. Договариваюсь с Левитаном и Озеровым, направляемся к начальнику Московской телефонной сети Курочкину. С ходу ошибку совершает Левитан — спрашивает у начальника его имя и отчество. В атаку пошел Озеров. Он рассказывает Курочкину, что закончилась хоккейная серия СССР — НХЛ, что маршал Гречко подарил хоккеистам охотничьи ружья, нуждающимся приказал подарить телефоны, по ходу спросил, как Еремина, чемпионка мира, ЗМС, комментатор, будет с победителями связываться. Небольшого роста, худощавый хозяин кабинета, остолбеневший, буквально вошел в кресло. А Озеров — нависая над ним — подписывает бумагу. Затем выдохнул и обмяк. 30 лет звонит телефон дяди Коли.

Владимир Винокур, народный артист СССР

У меня тяжелейший перелом ног, наш госпиталь в Германии. Вопрос стоял ребром — смогу ли ходить, передвигаться. Следствием трагедии стала тяжелейшая депрессия. Звонок из Москвы. Озеров: “Володя, хочу взять у тебя интервью”. А затем долгий разговор на оптимистической ноте, он абсолютно уверен, что я буду трудоспособен, как и прежде, мобилен. Меня перевезли в Москву, и опять Озеров: “Разговаривал с высококлассными специалистами, они знают диагноз и утверждают в один голос: все будет в порядке”. Это были классные продуманные сеансы парапсихологии, и поддержал меня Николай Николаевич по максимуму. Такое не забывается.

Борис Майоров, двукратный олимпийский чемпион

Стремление помочь людям, даже малознакомым, дядя Коля пронес через всю жизнь. Его участие в их судьбах было всегда от души и очень действенным. Я прилетел в Стокгольм в 1969 году туристом. (Почему так случилось — отдельная история. — Б.Л.) В одном из интервью я рассказал о том, что наша команда играет хорошо, разобрал игру пятерок, троек. В Москве так и напечатали. Но кто-то умышленно переврал смысл статьи и доложил тренерам Чернышову и Тарасову. Те вежливо попросили меня в команде не появляться. Об этом узнал Озеров, позвонил в Москву и получил экземпляр газеты. Пришел к тренерам, показал газету и сказал: “Вот, дорогие специалисты, придется извиниться”. Так и случилось. Аркадий Иванович на следующий день принес свои извинения.

Из рассказов Озерова

— Удивительная закономерность: все великие тенора современности — Доминго, Карерас, Паваротти, наш Соткилава — по-настоящему профессионально играли в футбол. Что-то в этом есть

* * *

В детстве я мечтал стать дирижером. Очень хотелось стать таким, как Файер, Небольсин, Мелик-Пашаев. Не получилось. Но они научили меня страстно любить великое достояние человека — музыку. Без нее моя жизнь была бы пресной.

* * *

Тренеры лишили спортсменов самостоятельности, поиска. Помню, в молодости часами бродил по Москве, придумывая удар ракеткой по мячу. Не придумал, но думал, мучился, а значит, теннис был во мне.

* * *

Хозяин Москвы, партийный босс Гришин отказал мне в праве стать народным артистом Союза. На его имя пошло письмо. С трепетом называю имена подписавших: Тарасова, Андровская, Степанова, Зуева, Прудкин, Массальский, Ливанов, Яншин, Грибов, Кторов. Кто сегодня помнит Гришина? А моих кумиров помнит страна.

* * *

Отношусь к сторонникам подготовленных репортажей. И чем ответственней матч, тем тщательней должна быть подготовка. А импровизация — по ходу действа, по ситуации. Главное же — те личности, которых я вижу на поле и на льду.






Партнеры