ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ГРАЖДАН ПО НУЖДЕ

17 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 766

Главные передачи главных телеканалов подробно и увлеченно рассказывают о продаже “Славнефти”: стартовая цена — 1.700.000.000 долларов.

Такие телепередачи — настоящее безумие.

Канал смотрят сто миллионов человек. Исход битвы за “Славнефть” интересует троих, ну пускай десятерых.

Кто бы ни купил — для остальных 99.999.990 зрителей ничего не изменится. Кто бы ни купил — гражданам не достанется ни цента.

Говорят: мол, владелец платит налоги, на эти налоги содержатся армия, наука и др., и пр. Мы видим, как они содержатся.

Разве тот, кто купит, станет вдвое больше платить налогов?

Таким образом, телепередачи о борьбе за “Славнефть” (“Связьинвест” и т.п.) не обращены к телезрителям. А значит — отталкивают их. Зритель досадует: что вы лезете ко мне в дом и в душу с подробностями драки олигархов?

Тем двум-трем, кто страшно заинтересован в покупке, тем двум-трем, у кого есть свободные два миллиарда долларов, — телепередача не нужна. Они знают об этом больше, чем журналисты. Знают лучше. А главное — знают, как оно там на самом деле. Им передача ничего нового не сообщит. Она им смешна.

С точки зрения настоящей прессы такие передачи просто позорны. Если подробности битвы за “Славнефть” не нужны никому — отчего журналист так волнуется? Он что, в доле? Вряд ли.

Публике не надо, олигархи и так знают... Кому журналист делает красиво?

Если сделки такого масштаба решаются в Кремле, то, может быть, проще зайти к Путину? А вот если зайти не можешь — тогда остается надеяться, что он увидит именно эту телепередачу, да еще поверит, да еще снимет трубку:

— Я тут вчера смотрел популярный канал, про “Славнефть” рассказывали. Очень убедительно. Надо, знаете ли, помочь хорошим мальчикам отнять у плохих мальчиков...

Если так, если телеканал, который смотрят сто миллионов, делает передачу для одного — тогда этот один и есть Зритель, а 99.999.990 — приложение. Бесплатное.

Некоторые журналисты, переписав милицейские справки (точно воспроизведя названия ООО и ОАО, указав суммы с точностью до центов и вставив от себя “доколе?!”, “о ужас!”), в конце заявляют: “Прошу считать эту статью обращением в Генеральную прокуратуру”. Другие журналисты, видимо, более дорогие, через каждые три фразы с дрожью в голосе напоминают:

— Нашу передачу обязательно увидит президент!

Шустрые ребята знают, что зачем и что почем. Могли бы направить “свое” расследование в одном экземпляре прямо генпрокурору или президенту.

Зачем обрушивают на нас? А затем, что если пошлешь президенту — там таких доносов тонны. И президент все давно уже читал, и надоело ему до смерти, лыжи простаивают.

А мы... Информацию, которую узнали миллионы, немножко труднее сунуть под сукно. Мы — невольные читатели и зрители — средство давления.

То, что мы все же годимся для использования хотя бы в качестве средства давления, — хорошо.

Плохо, что это средство постоянно используется в чужих интересах.



    Партнеры