ВОТ И ВСЁ...

9 января 2003 в 00:00, просмотров: 725

“Огоньки”-2003 пролетели как ураган. И уже забылись. Дело не только в количестве выпитого потенциальными телезрителями. Столько было пафоса, рекламы. Столько вбухали денег. И, кажется, все козе под хвост.

РТР: ВЫПЬЕМ ЗА КОЗЛА!

Второй год подряд на втором телеканале — перепевки хитов о старом, добром, главном и прочем. На сей раз вышло то, да не то, как сказали бы в Одессе. Во-первых, бросалась в глаза какая-то натужная семейственность всего действа. Сначала — мэр Лужков, “отец всея Москвы”, плюс Наташа Королева с неизменной коляской в руках. Оба в кепках. Потом — Кристина–царевна, она же лягушка, обещает познакомить Вована-Винокура-царевича с мамой. Естественно, королевой. Неизменные Филины пиар-страданья. “Зайки врозь, дела — фигня, ты это брось, люби меня…” Брошкиным на сей раз заделался “блондин” Игорь Николаев, который “долго жил по-королевски” и “для кого-то стал трамплином”. Судите сами: сначала все тот же мэр Москвы на всяческие там великодержавные подковырки Петра I — Юрия Стоянова сделал ответный выпад: “Петербургу лишь три сотни, пусть парнишка подрастет…” Мэр Лужков вообще удивил: работал всю ночь массовиком-затейником наравне с “Городком”, Кларой Новиковой и прочими смехачами. “Мы петровскую эпоху тут храним, не рвется нить./ Три столетья без ремонта — это ж надо так хранить!” — пели “чукчи” и обзывали Петербург “чумовым городом”. Не подвел, как всегда, только Кобзон, исполнивший песнь с мощным финалом: “Моя страна, в которой все путем!” Были и удачи. Блистательный “Вернисаж” с Лаймой Вайкуле и Михаилом Швыдким — латышская дива, очевидно, принципиально имеет дело только с министрами. Юмористы иногда изрекали смешное. Жванецкий: “Мы все сейчас сидим, лежим, валяемся, но на правильном пути”. Задорнов: “Мне — 25!” — просто Николай Басков первым из артистов решился вынести на афишу свой гонорар”. Неподражаем был Тортилла—Боря Моисеев. “Что ж тебя так, милый, плющит всеми жабрами души?” — вопрошал всенародный Щелкунчик у Буратино—Витаса. Увы, все эти новогодние искорки были щедро разбавлены ведрами пошлости. Тут и Николай Тенорков — Басков, распевающий про “возвышенные чувства и духовный наш подъем”. Филипп Киркоров, дающий арию “Белль” с новогодними словами: “Своих уродов, что ли, мало на Руси?” Филипп Киркоров где-то в третьем часу праздничной ночи возник на экране с бокалом в руках и произнес буквально следующее: “В этот год Козла давайте дружно скажем бэ-э! Это я вам как главный козел говорю. Потому что следующий год — это мой год!”



ОРТ: “ОГОНЕК” ИМЕНИ ПЕЛЬША

Как и в прошлом году, Первый ничем не удивил. Кончились “Старые песни о главном”, а новые песни не поются и не слушаются. Опять собрали собственный телевизионный народ, арт-поп-тусовку и ну давай наяривать. Результат — “Огонек” без огонька и задоринки, дешево и сердито. Впрочем, “дешево” для ТВ — понятие относительное. Говорят, Новый год на Первом обошелся в миллион долларов. И это при зависшем на годы долге Внешэкономбанку в 170 тысяч “зеленых”! Но что поделаешь, если душа просит праздника. Игру на себя взяли телеведущие. Вернее, один из них. Год назад “Телега” сокрушалась, что Валдис Пельш, оказавшийся просто красавцем на том празднике жизни, до этого долгое время “пылился в чулане”. Сейчас все волшебно поменялось! Скромный Валдис, пребывавший когда-то в тени Алкиного Галкина, теперь ходил гоголем (или козлом) и на всех посматривал свысока. А как же иначе, ведь он нынче зам. гендиректора Первого канала страны. И у “миллионера” Галкина игрун в “Русскую рулетку” сумел взять безоговорочный реванш, то и дело подчеркивая свое превосходство в росте. Этот молодой человек далеко пойдет! Хотя интересно, на какие подпорки пришлось бы встать Пельшу, если бы соведущим у него стал Главный — долговязый Константин Эрнст. Ну а после “Огонька” имени Валдиса Пельша началась “Золушка”. И сразу стало понятно, что такое большой рашн мюзикл. Берешь старую, старую сказку (или не старую), приглашаешь тех же самых завсегдатаев новогодних тусовок, которые поют все, что им в голову взбредет. Сюжет побоку. А главное — все должно быть современно. Наша Золушка, например, то и дело кричала “вау!” Кроме того, стало ясно, чем отличается Большой артист от просто артиста. В смысле Валерий Леонтьев от Коли Баскова. Валерий Яковлевич сыграл такого мачо, что Абдулов вместе с Певцовым могут лечь и покурить. А Николай в роли влюбленного принца напоминал кастрата Фаринелли.



ТВЦ: “...ВОВКА СТАЛ СЕДЫМ”

Здесь год Овцы встретили простенько, но со вкусом. Вкус был во всем. И застрявший у всех в зубах шансон облагородили нетривиальным исполнением. И тусовку пригласили еще не до конца затертую. И, конечно же, Юрий Михайлович успел поздравить москвичей раньше Владимира Владимировича. Кстати, с поздравлялками Путина вообще творится что-то неладное. В первый год правления явился очень маленький президент на фоне непомерно огромной елки. Через год Путин, желая россиянам счастья, был до того напряжен, что казалось, вот-вот выпрыгнет из-за стола и покажет своим избирателям какой-нибудь страшный прием из дзюдо. А на этот раз “наше все” почему-то стал седым. Намек поняли: таким Владимир Владимирович будет нас поздравлять лет через 20.



ТВС: “ГАВАНЬСКИЙ” КАБАК

Новогодняя “Гавань” оставила странное впечатление. С одной стороны, идея замечательная — пригласить известных, популярных личностей и заставить их спеть в камерной обстановке что-нибудь, дабы “душа развернулась, потом свернулась”. Во многих случаях: с Олегом Табаковым, Лаймой Вайкуле, Тамарой Гвердцители или, к примеру, Светланой Сорокиной, поющей на ТВС, или обозревателем Кара-Мурзой с гитарными переборами — это удалось. А вот в других отдельных случаях, к примеру, с Машей Шаховой, вышел балаган и разухабистость. Немало этому поспособствовало странное поведение на площадке ведущего, мэтра отечественной детской словесности Эдуарда Успенского. Мнения зрителей разошлись: одни подумали, что писатель был просто поддамши, иным показалось, что он просто слишком старался развеселиться. Соведущая действа Элеонора Филина была гораздо адекватнее, вот только ее открытый вечерний туалет излишне контрастировал с демократично прикинутым большинством. Видимо, дама почувствовала себя Первой леди — на днях долгое окучивание Успенского завершилось-таки законным браком. В общем, вышло довольно весело, но с ощутимым налетом кабатчины. Как вы “Гавань” назовете, так она и поплывет...



НТВ: ШУМЕЛ КАМИН

Главным ночным героем на НТВ был... камин. Зрители, переключая каналы, натыкаясь на потрескивающий под приятную музычку огонек, ничего не понимая, немедленно клацали пультом на другие кнопки. Потому что это наши зрители. А прагматичный американский менеджмент один в один содрал камин со штатовского ТВ. Ведь классная идея: сиди культурно, празднуй и на телевизор особо не отвлекайся. По идее, он только мешает. Но нам-то подавай хлеба (читай водки с салатом) и зрелищ в одном флаконе. А потом повторяли старое доброе парфеновское зажигалово. Русские звезды пели лучшие мировые хиты. Это было очень давно, целых три года тому назад. НТВ тогда было в фаворе, стоило только свистнуть, как на канал сразу же прибегал премьер Черномырдин и все остальные министры. И Парфенов был такой молодой, и даже в мыслях не держал, что будет вести аналитическую политпрограмму. А может, и держал. И Миткову в 2000-м все хотели пригласить на танец. Но при чем здесь Шендерович? Обычный зритель, не успевающий уследить за стремительными перемещениями туда-сюда-обратно экранных властителей дум, так сразу и не разберет. А вот Николай Николаев, который сейчас на Первом. На НТВ у него ярко выраженная плешь, теперь же с этим вроде все в порядке. И нам, лысым, он телефон ни за что не скажет.



РенТВ: “ОГОНЬКИ” ПРОШЛОГО

“Вот и все…” — так назывался новогодний “Огонек” на REN TV. Посвященным, конечно же, ясна аллюзия к виртуальному телешедевру прошлого “Вот и все-3000”, а вот остальным… Впрочем, это был единственный прокол. А так — очень милая ностальгическая нарезка из “Огоньков” прошлого века начиная с 1961 года. Тут важно даже не качество номеров, хотя некоторые из них — Олег Попов в образе Клавдии Шульженко (1964), София Ротару вместе с “Машиной времени” (1981), конферанс Александра Ширвиндта и Михаила Державина (1983, 1985) или, к примеру, молодой Муслим Магомаев с итальянской песней про “бамбини” — потрясают и сегодня высочайшим профессионализмом. Но, как и во всяком ретро, важнее другое. Ах, какие молодые тетя Валя Леонтьева, дядя Володя Ухин, а Игорь Кириллов каким был, таким и остался! Какие платья и прически! Вайкуле с хвостиком, Кузьмин молодой, а Хазанов какой-то толстый... Все это вкупе с хорошими по определению воспоминаниями о детстве-младости обеспечивает неизменный успех подобным ретро-концертам.







Партнеры