Голь против Голливуда

11 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 155

Накануне открытия Дней нового русского кино на Берлинале ходили слухи: мол, сам Путин приедет на премьеру фильма Бахтиера Худойназарова “Шик”, которым открывалась программа. Ну, или хотя бы появится в ратуше на вручении приза Анджея Вайды и Philip Moris Александру Сокурову за свободу творчества ($10 тысяч).

Но Путина не было нигде, как и Сокурова. Везде был Швыдкой.

Дни нового русского кино начались совсем с другого. С фестивальным графиком нам не повезло. Сначала назначили пресс-конференцию Николь Кидман, затем — Дастина Хоффмана, потом — съемочной группы немецкого фильма “Гудбай, Ленин!” с Чулпан Хаматовой в роли второго плана, и только в 8 вечера дали слово тем, кто представляет наше кино в Берлине. А теперь угадайте с одного раза: кого предпочла мировая пресса?..

И я тоже, несмотря на патриотизм, не могу не поделиться впечатлениями от Кидман. Диво как хороша! Красавица, умница, настоящая профессионалка. Провела встречу с журналистами, как сыграла моноспектакль. На фотосессии перед пресс-конференцией по конкурсному фильму “Часы” (“The Hours”) с ней в главной роли, когда фотографы, по традиции, “разогревали” стоящих под их вспышками криками: “Николь! Вау! Ах, Николь!..” — она краснела, как простая австралийская девушка. А платье! Неброское — в деревенском стиле, малиновое, с кружевными вставками, длиной ниже колен; на ногах — непрозрачные черные колготки и скромные туфли в тон. На лице — минимум косметики в естественных тонах, прическа — учительница начальной школы. А на пресс-конференции Николь так хохотала, что все забыли про время и место.

В “Часах” Кидман играет знаменитую писательницу Вирджинию Вульф, и кто-то не преминул спросить строгим голосом: “А вы читали книгу, о которой в фильме идет речь?..” Актриса рассмеялась: “Я много книг читала”. И уже серьезно продолжила: “Когда мне, актрисе из Австралии, предложили сыграть женщину, ставшую одним из символов Великобритании, и плюс к этому — феминистку, чьи мысли и жизнь до сих пор пример для женщин всего мира, отстаивающих свою свободу, я осознавала ответственность, которая на меня ложится”.

Еще один мастер-класс на тему “Как провести пресс-конференцию (мужской вариант)” провел Дастин Хоффман, чей фильм “Миля лунного света” (“Moonlight mile”) показан во внеконкурсной программе. Он общался с журналистами, как профессор со студентами на творческом семинаре: отвечая одному, не упускал из зоны внимания остальных. Причем, опять же, даже на глупые вопросы типа “Вам нравится Берлин?” отвечал с юмором, никого не обижая.

Жаль, что наши актеры и актрисы не ходят на пресс-конференции своих заокеанских коллег. Может, прежде чем мечтать о мировой славе, надо начать с малого?..

Зато у нас — самый обаятельный министр культуры. Михаил Швыдкой в тот день появлялся на всех мероприятиях, связанных с русским кино: и приз “За свободу” за Сокурова получил; и про денежный поток, который скоро прольется на головы наших кинематографистов (“в 2006 году из госбюджета на кинопроизводство будет выделено 100 миллионов долларов”), на пресс-конференции в “Grand Hyatt Hotel” русским журналистам и даже одному немцу рассказал; и перед премьерой “Шика” всем говорил, что он, конечно, не Николь Кидман, но тоже ничего.

Ничего — на самом деле ничем и оказалось. В смысле, что говорит Швыдкой — заслушаешься. Только вот каталога у русской программы, в отличие от других стран, не было. И если русские журналисты и попадали на наши же мероприятия, то лишь благодаря “сарафанному радио”: кто, что и где — было абсолютно непонятно. Многие по дороге из одного пункта в другой терялись...

На той же пресс-конференции в “Хаяте” Михаил Брашинский, фильм которого “Гололед” значится в программе “Форум”, почему-то сидел в зале, а не на стороне отвечающих на вопросы. Отборщик же Берлинале по Восточной Европе Николай Никитин на все вопросы журналистов о том, что происходит, отвечал, что дико занят.

Бахтиер Худойназаров успел на пресс-конференции про свой фильм “Шик” всего пару предложений произнести. Режиссер телесериала “Бригада” Алексей Сидоров (здесь покажут две серии в “Talent campus”) смог только поблагодарить министра культуры за доброе слово про его фильм. Та же история — с молодыми режиссерами Елизаветой Скворцовой (анимация) и Славой Росс (короткий метр). В общем, большего бардака, чем с Днями нового русского кино, на Берлинале не видели.

О единственном участии наших в конкурсе Берлинале — Чулпан Хаматовой в немецком фильме “Гудбай, Ленин”, где она играет подружку главного героя — медсестру, у которого мать впала в кому еще при ГДР, а очнулась после падения Берлинской стены, — в следующем материале из Берлина. Потому что к русскому кино это никакого отношения не имеет.




Партнеры