Нас послали на три буквы — СРП

13 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 1132

Хотя говорят, что деньги не пахнут, чуть ли не каждый пятый рубль в нашей казне вымазан нефтью. Россия качала, качает и качать будет. Еще лет эдак двадцать. А потом лафа закончится. Потому что нефть — это “черное золото”, а не грязь. То есть ресурс исчерпываемый. Нам бы ее холить, лелеять или хотя бы беречь, ан нет. Все происходит с точностью до наоборот.

Свои нефтяные запасы Россия продает по цене 1—2 доллара за тонну. Тогда как Азербайджан — уже по 5—7.

А Канада и вовсе толкает свое драгоценное сырье по червонцу.

По предварительным расчетам экспертов, при условиях нормальной работы Министерства природных ресурсов, которое ежегодно должно было бы продавать на аукционах миллиарды тонн запасов, доходы страны могли возрасти на 5 миллиардов долларов в год. Этой суммы с лихвой хватило бы на двухлетнее содержание всего российского образования, науки, культуры и здравоохранения вместе взятых! Однако деньги почему-то уходят мимо кассы...

Торг здесь неуместен

Недавно Минприроды распространило сообщение о том, что намерено провести долго откладывающийся аукцион по крупнейшему месторождению в Якутии — Талаканскому, — и объявило стартовую цену за право вести разработку. Услышав цифру, потенциальные участники чуть не упали со стула: стоимость месторождения в 16 раз превысила первоначально объявленную. Если вы думаете, что таким образом чиновники попытались наполнить казну до краев, то вы сильно ошибаетесь. Скорее всего, если они и собирались что-то набить, так это собственные карманы.

Установив заведомо заоблачный тариф, они вполне могли бы отпугнуть инвесторов, готовых выложить сотни миллионов долларов только за право вкладывать деньги в Россию, а не вывозить их в заграничные офшоры. Однако такой “патриотизм” совершенно не входил в планы наших чиновников. У них был совсем другой сценарий, который они вот уже который год успешно разыгрывают на Сахалине, получая баснословные гонорары.

Весь этот спектакль называется СРП...



Делиться не надо!

Что же такое СРП? Это так называемые “соглашения о разделе продукции”, которые появились в России в начале 90-х.

К этому времени в нашей стране (по праву считающейся пионером морской добычи нефти и обладающей четвертью (!) этих мировых геологических ресурсов) добыча резко упала. А на дорогостоящую разработку месторождений шельфа денег не было.

На СРП возлагались огромные надежды: считалось, что на запах нефти в страну рекой потечет иностранный капитал, который за уши вытянет нашу экономику из кризиса. В казну начнут исправно поступать нефтедоллары, а российским производителям — хорошо оплачиваемые, стабильные заказы, выйдут из комы предприятия оборонки, клепающие конверсионные кастрюли, в далекие районы Крайнего Севера побегут новые дороги, трубопроводы и линии электропередач...

Идея и в самом деле выглядела сказочно. А нашим чиновникам так хотелось поверить, что одним росчерком пера можно будет разом решить все проблемы, что они согласились подписаться под законом об “СРП по-русски”, которым их соблазнили иностранные консультанты. И который, по мнению специалистов, стал очередной авантюрой века, потому что позволил предприимчивым зарубежным “инвесторам” пользоваться нашими природными ресурсами на более чем льготных условиях в обмен... на обещания золотых гор.

В общем, сказка так и не стала былью. Потому что ничего общего с классической практикой СРП эта схема не имела. И, когда никому не известная австралийская фирма Star Technologies приобрела права на разработку одного из крупнейших в России Удоканского месторождения меди, это смахивало на классический товарообмен между колонизаторами и туземцами. Помните, как аборигены с легкостью отдавали золото и драгоценные камни в обмен на стеклянные бусы и при этом радовались как дети?

Подобные схемы еще в 50—60-е годы взяли на вооружение транснациональные корпорации. И с их помощью буквально за несколько десятилетий сумели получить контроль над природными богатствами слаборазвитых стран, у которых не было соответствующих ресурсов и опыта для разработки и освоения собственных недр, сделав их своими сырьевыми придатками.

Такая судьба была уготована и России: прикрываясь политико-экономической нестабильностью в стране, соглашения о разделе продукции заключались на кабальных для государства условиях. Как правило, договоренности были рассчитаны на 15—30 лет, в течение которых допущенная к месторождению компания должна была вносить в местный бюджет фиксированные платежи в уплату за добытое. При этом платежи эти составляли сущие копейки. Потому что начинать делиться продукцией компания по закону могла лишь после того, как покроет все расходы по освоению месторождения. А вы знаете, как долго можно покрывать эти расходы? Практически всю жизнь!



Русское “черное золото” меняют на японский песок

Как стало известно “МК” из источников, близких к Счетной палате РФ, ее аудиторы уже давно интересуются выполнением закона о СРП на Сахалине. Говорят, что в 2000 году якобы даже была проведена служебная проверка, в ходе которой контролерам удалось нарыть много интересного и выяснить, что никакой законностью там и не пахло. А значит, можно сделать вывод, что участники этих СРП не платили налоги, не инвестировали в экономику, не покупали отечественное. И при этом... спали спокойно.

(Впрочем, по каким-то причинам результаты этой проверки так и не увидели свет. Видимо, кому-то очень не хотелось, чтобы беззаконие стало достоянием гласности. Можно, конечно, предположить, кому именно, но догадку к делу не пришьешь.)

Напомним, что главный принцип СРП заключается в том, что государство не получает никаких доходов до тех пор, пока не вернутся вложения инвестора. А когда пойдет первая прибыль, дивиденды в казну выплачиваются в зависимости от рентабельности. Например, по условиям проекта “Сахалин-2”, государству достается лишь 10% прибыльной нефти.

Если рентабельность вырастает до уровня 17,5%, нефть с государством делят пополам. Однако в ближайшие годы этого “пополам” нет и не предвидится. И совсем не нужно быть маститым финансистом, чтобы понять: легким движением руки даже самое процветающее предприятие на бумаге можно сделать нищим! Короче, как делим — по-честному или по справедливости?..

Как утверждают наши источники в Счетной палате, только в 1998 и 1999 годах во время освоения одного из сахалинских месторождений — Пильтун-Астохского — смета расходов была превышена более чем на 100 миллионов долларов США, или примерно на 40%. Ничего себе перерасход!

Однако инвесторов он совершенно не беспокоит. Ведь к подлежащим возмещению затратам они могут относить практически любые расходы.

Какого-либо специального перечня соглашение не содержит, и поэтому, как говорят, даже песок для строительства домов для иностранных специалистов на Сахалин завозился из Японии. В результате его стоимость, как и цена прочих материалов, подскакивала до небес.

Казалось бы, логично в законе о СРП специально указать, что работать подрядчики должны по большей части с российскими поставщиками. Также в числе главных требований — инвестиции в развитие региона. Однако на деле все происходит с точностью до наоборот. Нефть добывается в море, поэтому сам остров как таковой участников СРП не интересует.

Вся добываемая на сахалинском шельфе нефть с платформы загружается прямо в танкер и вывозится за границу. Такая схема вывоза не требует создания какой-либо островной инфраструктуры. В результате не построено ни одного погонного метра нефте- или газопроводов, ни одного километра дорог, ни одного пролета линий электропередачи или связи, ни одного квадратного метра жилья для населения области, как уверяет депутат Сахалинской областной думы Анатолий Черный. Не создано ни одного рабочего места.

Говорят, что даже поваров привозили из Новой Зеландии!

Говорят также, что платформу Моликпак для проекта “Сахалин-2” купили в Канаде примерно за 30 миллионов долларов, отбуксировали в Южную Корею и там отремонтировали за 70 с лишним миллионов. Из японского металла за 53 миллиона сделали из нее подставку, а затем группа иностранных компаний отбуксировала ее в Охотское море еще за 50 миллионов. То есть в целом, куда пристроить инвестиции, долго думать не пришлось. И все эти многомиллионные заказы, новые рабочие места и налоги получили Япония, США, Корея и даже Княжество Монако. Но только не Россия и не Сахалин, чьей нефтью оплачивался весь этот банкет.

Причем оплачивался по-барски щедро, не скупясь. К примеру, зарплаты ряда иностранных специалистов, по некоторым данным, по ведомостям достигают 25 тысяч долларов в месяц. При этом подоходный налог иностранцы, естественно, платят у себя дома. То есть опять государство оказывается в пролете!

Да при таком подходе всех сахалинских нефтяных запасов может не хватить даже для расчетов с инвестором. Так что после того, как все наше “черное золото” выкачают, островитян заставят еще и приплачивать за понесенные убытки.

Впрочем, может быть, платить действительно есть за что? Специалисты экстра-класса приехали на самые чертовы кулички, чтобы показать русским медведям, как надо работать? А вот насчет этого есть большие сомнения.

Как стало известно “МК”, в отчете одной из комиссий, проверявших сахалинские проекты, зафиксировано, что в ряде случаев скважины были пробурены с отклонениями от технологической схемы разработки. Делается это просто: вместо двух разведочных скважин бурится одна. При этом стоимость этой скважины 22,771 млн. долл., а сметой на две предусмотрено 24,763 млн. долл. Скважина пробурена не оптимально, и потому невозможно сделать достоверные выводы о продуктивности пройденных горизонтов. Высокая стоимость буровых работ обусловлена низким уровнем их организации. Исправление брака (потери инструмента, повторное забурование стволов и т.д.) значительно удорожает буровые работы. Получив право забирать себе всю добываемую нефть, инвестор уже не заинтересован в быстром увеличении добычи. Специалисты все понимают, а что изменишь-то?

“Там уголовные дела заводить можно... — так охарактеризовал качество Сахалинских СРП на недавних парламентских слушаниях в Госдуме гендиректор “Объединенных машиностроительных заводов” Каха Бендукидзе. — Ну дело такое, хозяйское, если федеральная власть считает, что это нормально, ну, значит, все хорошо...”



СРП — Страну Распродают. По-крупному

Интересное получается кино. По сути, в стране действуют два налоговых закона. Один — обычный — для дураков. И другой — СРП — для зарубежных инвесторов, нечто вроде офшора, при котором государство не видит ни налогов, ни инвестиций в экономику. А все купоны стригут жадные до денег иностранцы. Однако только ли они?

Сейчас в Государственной думе идет работа над поправками в закон о СРП, после внедрения которого сахалинская практика распространится на всю страну, и Россия превратится в один большой налоговый рай. Причем не только для иностранцев. Наши народные избранники предлагают включить в режим СРП 28 месторождений нефти. В том числе и те, на которых сейчас без всяких налоговых послаблений работают отечественные нефтяные компании мирового уровня — “ЮКОС”, “ЛУКОЙЛ”, “Сургутнефтегаз”, ТНК, “Сибнефть” и др. Самые “предприимчивые” компании — Газпром и Роснефть — уже заявили, что готовы разрабатывать на условиях СРП крупнейшее Призарзломное месторождение. По слухам, Роснефть даже пожелала выступить в качестве государственного представителя по монополизации в отношениях с участниками СРП.

Кстати, налоговый режим в России практически ничем не отличается от канадского или норвежского. По подсчетам экспертов, если баррель нефти стоит на мировых рынках 12,5 доллара, то с выручки нефтяники платят 27,3% налогов. Если цена превышает 22,5 доллара за баррель, то с каждого доллара государство получает 40,4% налогов. А если она зашкаливает за 30 долларов — больше 60%. При СРП же уровень налогообложения в 4—8 раз ниже. И при этом основные поступления ожидаются только через 10—15 лет.

Но деньги-то стране нужны уже сейчас. При этом наши нефтяные, газовые и горно-металлургические гиганты в состоянии обеспечить финансирование самых крупных проектов сами. Они могут разрабатывать ресурсы и платить налоги, не требуя для себя никаких льгот и при этом создавая рабочие места, и обеспечивать работой целую цепочку смежников.

Зачем же тогда чиновники собираются сделать сырьевикам такой щедрый подарок, переведя их на льготный режим? Что, в нашей казне скопилось так много денег, что она вот-вот лопнет? Вряд ли. У истории есть более банальное объяснение. И пахнет оно деньгами. Как показала новейшая российская история, предоставление льгот — это один из самых выгодных бизнесов. Для чиновников, но не для государства. Потому что, если компания получает сумасшедшую льготу, она запросто может отстегнуть часть прибыли своему благодетелю.

В рамках действующего закона получить доступ к месторождениям на условиях СРП — дело весьма трудоемкое и бюрократическое. Каждое новое соглашение нужно прогнать по всем инстанциям — от парламента до Кремля. Поэтому депутаты и чиновники Минэкономразвития активно пытаются переписать законодательство и эту процедуру максимально ускорить и упростить, предоставив СРП “зеленую улицу”. При этом они настаивают на том, чтобы решение, кто и на каких условиях будет получать месторождение в разработку, принимали только они. Не беда, что в результате этих новаций государство останется без штанов. Зато они гарантированно заработают на бутерброд с икрой. Своя-то рубашка ближе к телу!

По подсчетам специалистов, каждые десять лет стоимость добычи нефти благодаря развитию техники снижается вдвое. А значит, государству выгоднее притормозить выкачку нефти, разведанных запасов которой у нас осталось на 20—25 лет. Зачем же сегодня бесплатно отдавать наши недра компаниям, которые так мало вкладывают в нашу экономику? Тем более что в мире сейчас (за исключением последних нескольких недель, когда бастовали венесуэльские нефтяники) явный переизбыток “черного золота” и каждая дополнительная тонна нефти только снижает ее цену. Так стоит ли искусственно ускорять разработку шельфа — самых труднодоступных месторождений, в которые приходится инвестировать гигантские средства, если через несколько лет Россия сможет добывать наше “черное золото” сама? С реальной прибылью для себя.

Если ввести режим СРП на всех 28 месторождениях — а это пятая (!) часть всех российских нефтяных запасов, — бюджет, по расчетам аналитиков нефтяных компаний, только за один год потеряет до 5 миллиардов долларов. Надо полагать, что примерно треть этой суммы (стандартную величину отката. — прим. “МК”) положат в свои карманы заинтересованные чиновники. Так называемая “коррупционная емкость закона” — 1,5 миллиарда долларов.

А разобравшись со своими финансовыми проблемами, наши благодетели бодро начнут заниматься государственными. В казне не может быть пусто, потому как у нас что ни год — то либо выборы, либо пик платежей по внешнему долгу, либо еще какая напасть. А значит, в конечном счете за чиновничью щедрость придется заплатить простым гражданам. Благо у государства всегда наготове четыреста сравнительно честных способов отъема денег у населения...


P.S. Согласно новым поправкам в Налоговый кодекс, СРП может применяться только в том случае, если нет желающих осваивать месторождение на условиях стандартного налогового режима. Однако в случае с Талаканским месторождением чиновники просчитались. Неожиданно для всех о своем желании участвовать в аукционе объявила китайская госкомпания CNPC. Та самая, которая чуть не спутала все карты во время недавнего скандального аукциона по “Славнефти”, предложив вдвое больше “победителей”.

Получается, что зарубежные компании выстроились в очередь, желая вложить деньги в российскую экономику. При этом они не требуют особого к себе отношения, каких-то специальных льгот и готовы работать по существующим правилам. Тогда кому нужны эти СРП? Уж точно, не нам с вами...







Партнеры