Вклады могут разморозить

19 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 266

Не стало “гробовых”. Не стало “детских”. Не стало “свадебных” etc. Двенадцать лет назад государство разом решило все свои материальные проблемы — в один день обнищали 99 процентов россиян, хранивших деньги в сберегательных кассах. Но рано или поздно приходит время платить по счетам. И не только по внешним. Кажется, этот день в России настал.

Как стало известно “МК”, сейчас в российских судах находится рекордное число дел “кинутых вкладчиков”. При этом речь идет не о сыгравших в “пирамиды” и не о потерявших деньги на дефолте, а о тех миллионах простых россиян, чьи сбережения сгинули в разгар первых правительственных реформ — в самом начале 90-х.


Народ у нас терпеливый. Уж 13-й год борется с родным государством за свои кровные, а просвета как не было, так и нет. Из “достижений” можно отметить только компенсационные выплаты, которые начали проводиться с 1996 года. Целую тыщу рублей, выдаваемых в виде предварительной компенсации, уже получили те, кто родился до 1916 года (на Украине к нуждам прогоревших вкладчиков отнеслись еще более “гуманно” — там компенсируют потери только ровесникам века. Точная цифра тамошних долгожителей нигде не разглашается. — Авт.). С октября прошлого года начались выплаты гражданам до 1940-го года рождения, в 2003 году — до 45-го... Среди счастливчиков — инвалиды I и II групп, участники ВОВ и др.

“Государство будет наращивать объемы компенсационных выплат дореформенным вкладчикам”, — об этом в декабре 2002 года заявил президент Путин. Добавив, что если наше правительство прямо сейчас раздаст все долги, то это обрушит экономику России. Люди тут же сделали вывод: “молодым” (младше 55 лет) гражданам рассчитывать пока по-прежнему не на что.

Между тем именно сейчас настал срок погашения так называемых “детских” и “свадебных” вкладов, сделанных доверчивыми россиянами аж в 1993 году. Если кто-то помнит, тогда миллионы людей, пережив павловский кризис и намереваясь объегорить набирающую обороты гиперинфляцию, вновь поверили правительству и разместили свои накопления в сберкассах под обещанный хороший процент.

“Не мы, так дети наши хоть поживут”, — рассуждали многие, относя по знакомому адресу последние деньги.

И вот “час икс” настал. “Будьте добры вынести наши “детские” денежки на блюдечке с голубой каемочкой” — с таким предложением вкладчики приходят в банк. И — уходят ни с чем. А потом выстраиваются в очереди в суды, потому что денег на погашение у государства опять нет.

Совершеннолетний кукиш

— Я, конечно, понимаю: время теперь такое, циничное, ничего святого не осталось. Но нельзя же человека лишать последнего? — рассуждает Алексей Григорьевич Чичеров, инвалид Отечественной войны из подмосковного Серпухова. — У меня родился внук-инвалид. В день его 3-летия я внес на его имя пять тысяч дореформенных рублей на срок 10 лет плюс три года — до достижения им совершеннолетия. Думал, что хоть так помогу внучку.

Деньги эти, ограничивая себя во всем, Чичеров копил 30 лет. Чтобы вырастить внука, даже бросил любимую службу в училище.

Алексей не подвел старика — закончил школу с серебряной медалью, сам поступил в институт. Тут и дедушка решил внучка порадовать. Вместе они отправились получить “детский” вклад и проценты по нему — как раз сроки подоспели.

— “Вы можете забрать остаток с вашего лицевого счета в размере... 634 руб. 31 коп. и закрыть его”, — сообщили нам в банке, — разводит руками Алексей Григорьевич. — Правда, в устном разговоре мне посочувствовали и посоветовали обращаться в суд. Мол, плетью обуха не перешибешь, иск еще ни разу никто не выиграл, но все же попробуйте — а вдруг получится?

Алексей Григорьевич, прошедший войну от Воронежа до Вены, раненный в бою за освобождение Харькова, награжденный четырьмя орденами и семнадцатью медалями, обратился за помощью к президенту Путину — каждый год к 9 мая он получает от главы государства красочные поздравления с победой.

Что же — не забыли старика и на этот раз. Через месяц ему пришел пространный ответ, ничего по сути не объясняющий.

— Мне известно, что после 10 мая 1995 г. вступил в силу закон “О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации 73-ФЗ”, где прописан механизм восстановления таких сбережений. Непонятно только, почему государство не хочет вернуть нам наши же деньги, почему отказывается платить по долгам? Почему нарушает свои же условия вклада и игнорирует свои же законы? — горестно вздыхает ветеран войны. — Даже побежденная Германия присылает сегодня в Россию пособия узникам фашистских лагерей. А моя страна-победительница отнимает — не только у меня, старика, но и у детей.

Алексей Григорьевич Чичеров никогда с государством не судился. Но тут такая обида взяла, что решил, пока жив, бороться за свои кровные до конца.

— Надо будет — до Страсбурга дойду, — настроен он решительно.

Однако прежде чем дойти до Страсбурга, необходимо пройти все российские судебные инстанции, а без профессионального адвоката вряд ли за это стоит браться. Но откуда у стариков деньги на профессиональных юристов? Получается заколдованный круг.

Известный адвокат Анатолий Блинов, взявшийся защищать интересы ветерана, считает отсутствие профессионального подхода одной из причин, почему вкладчикам не удается выиграть ни одного иска. Сам он не собирается требовать по суду какую-то конкретную денежную сумму для истца:

— Смысл моего иска будет в том, чтобы суд признал равенство внутренних и внешних кредиторов. По внешним долгам мы платим исправно, так что наши кредиторы ничего не теряют в деньгах. Чем же хуже наши граждане, долг перед которыми признан теми же госорганами? Ну а если нам откажут, пойдем за правдой в Страсбург.



Деньги в обмен на молчание

На своем пути Алексей Григорьевич далеко не первый. Бежать за правдой и деньгами в Страсбург, в Европейский суд по правам человека, стало для нашего гражданина чуть ли не нормой жизни. Об этом мало говорят, но современная Россия, а вернее, ее граждане сегодня входят в тройку лидеров стран-жалобщиц. Самые распространенные иски — “чеченские” и компенсационные.

Поначалу отношения “денежных жалобщиков” с “самым гуманным судом в мире” никак не складывались — несколько лет подряд “денежные претензии из России” заворачивались сотнями. Когда по формальным причинам, когда по политическим. Но русские люди не лыком шиты: досконально изучили судебную казуистику, подключили к делу опытных адвокатов, и — наконец! — “плотину” словно прорвало.

По имеющимся у “МК” данным, минимум двое обманутых государством вкладчиков-россиян, чьи заявления все-таки были приняты в Страсбурге, уже смогли вернуть свои сбережения.

— Да, действительно такие прецеденты были, — подтвердили “МК” источники в Минфине РФ. — Хотя до самого судебного разбирательства дело не дошло — наши юристы подсчитали, что дешевле заключить мировое соглашение, которое устроило бы все стороны.

Имена вкладчиков, одолевших родное государство, держатся в строгой тайне: неразглашение фамилий и сумм — одно из основных условий сделки с государством. Но то, что такие люди в нашей стране есть, уже отрадно...

Вообще, каждый случай, когда гражданин в Европейском суде на обе лопатки кладет родное государство, в нормальном обществе только приветствуется.

— На таких людях, как вы, держится демократия. Если бы каждый гражданин хоть раз обратился в суд с иском на допущенную несправедливость — в стране был бы порядок, — вот такими словами поддержала председатель Страсбургского суда гражданку Белоруссии Тамару Гулезову.

Женщина “всего-то” поскользнулась на выходе из подъезда собственного дома и сломала руку. А потом выиграла иск против местного ЖЭКа. Ей возместили и стоимость лечения, и моральный ущерб.

В мае прошлого года не менее бурно приветствовали европейцы и россиянина Анатолия Бурдова — этот участник ликвидации последствий чернобыльской катастрофы доказал, что выплата компенсаций производилась ему с незаконными задержками. Сейчас в том же суде более 30 аналогичных жалоб. И международная практика показывает, что судиться с родиной не просто не зазорно, а иногда необходимо. Тем более когда другого реального выхода из тупика, как в случае с советскими вкладами, по-прежнему нет.

600 миллиардов долларов — именно в такую сумму наше правительство сегодня оценивает свой внутренний долг. Откуда взялись такие гигантские цифры и какими критериями оперировали госчиновники при подсчете, непонятно ни экономистам, ни простым смертным. Инвентаризации долгов, на которой настаивали дореформенные вкладчики, так и не было проведено. По мнению многих аналитиков, столь астрономическая сумма — это отличный повод тянуть с расплатой до последнего. Ведь каждому понятно — таких денег в казне нет и не предвидится (для сравнения: самый большой за последние десять лет размер золотовалютных запасов России — в 12 раз меньше).

— Грамотная и честная реструктуризация этой задолженности по схеме “долги в обмен на инвестиции и отечественную продукцию” решила бы все проблемы, — считает Алексей Экслер, зампредседателя Российского союза дореформенных вкладчиков. — Это давно известно и замминистра финансов Бэлле Златкис (она курирует внутренний долг. — Авт.), и другим правительственным и думским “долгожителям”. Знают они и о возможностях увязки этих работ с пенсионной реформой, об иных внебюджетных ресурсах. Знают, но, видимо, не разумеют, чем богатеет правовое государство, “почему не надо золота ему, когда простой продукт имеет”. Вместо того чтобы искать способы эффективного решения долговых проблем, чиновники сочиняют оправдательные “страшилки”, не брезгуя большой и малой ложью...



Цена вопроса

В этом году из госбюджета в счет старых долгов государство “отстегнуло” населению около 20 миллиардов рублей. Понятно, что эта сумма не решит никаких проблем — ведь сегодня к числу пострадавших от реформ вкладчиков себя причисляют до 70 миллионов граждан России.

Два года назад, в марте 2001 года, депутаты, чиновники Минфина и представители организаций обманутых вкладчиков спорили в Госдуме о порядке выплаты “советских” компенсаций. Фракция “Единство” предложила приравнять один советский рубль к рублю нынешнему. (Минфину эта идея очень даже понравилась.)

Потом нашлись какие-то правительственные исследователи, подсчитавшие, что дореформенный рубль равняется 30 сегодняшним. По мнению многих аналитиков, эта сумма на сегодняшний день наиболее приближена к реалиям. Но только кто же ее добровольно отдаст! Наши люди уже столько терпели. Неужели снова не затянут пояса?

Логика проста: платить надо только тем, кто может спросить, а тем более “прижать к ногтю”. Рассчитаться с Парижским клубом? Пожалуйста. Признать долги царской России? Нет проблем! Заплатить лондонским кредиторам? Да в конце концов таких золотовалютных запасов — почти 50 миллиардов долларов — у нас лет десять не было. Так чего же мелочиться?

А свои... Ведь они пока еще живы?

Подождут?


Комментарий юриста Адвокат Анатолий БЛИНОВ, представляющий интересы пострадавших вкладчиков в Страсбурге:

— Шансы вернуть пропавшие вклады сегодня есть. Для этого существует главная предпосылка — государство официально признало этот внутренний долг перед своим населением. При этом власть предпочитает выплачивать т.н. “предварительные компенсации”, которые вовсе не уменьшают сумму долга перед населением, а лишь увеличивают ее. Зачем они выплачиваются, понятно: время идет, количество вкладчиков уменьшается естественным путем, наследники умерших редко вспоминают про вклады родителей. Грубо говоря, государство просто выжидает, пока кредиторы умрут. Нет человека — нет проблемы.

Еще в марте 1992 года правительства стран СНГ заключили соглашение о принципах и механизме обслуживания внутреннего долга бывшего СССР, согласно которому Россия признала своим госдолгом задолженность по гарантированным государством вкладам, внесенным на территории РСФСР, и обязалась оформить и обслуживать эти долги. А если долг признан, значит, у вас есть право требовать его возвращения. Правда, государство тогда слукавило и общую сумму долга не назвало. Вроде как долг есть, а какой — никто не знает. Но это уже другая проблема, в большей степени техническая.

С другой стороны, надо понимать, что само государство добровольно никогда не пойдет на выплаты. Его можно только заставить. И есть всего один путь — через суд. Сейчас я веду несколько дел дореформенных вкладчиков и надеюсь, что, привлекая общественное внимание, мы сможем добиться прецедента либо в российском, либо в Европейском суде. Значит, сдвинем ситуацию с мертвой точки. Возможно, власти наконец осознают всю важность этой проблемы, ведь это вопрос в первую очередь политический.






    Партнеры