Ирак на гОре свистнул

4 марта 2003 в 00:00, просмотров: 229

Белый дом озвучил новый вариант ультиматума Багдаду: полного разоружения недостаточно для отмены вторжения, Саддам должен отправиться в изгнание.


Ультиматум прозвучал в словах пресс-секретаря Белого дома Ари Флейшера, сказавшего, что “войны можно избежать, если Ирак полностью и окончательно разоружится, а мистер Хусейн и его главные сподвижники согласятся уйти в изгнание”. Шаги по разоружению, предпринимаемые Ираком, Флейшер назвал “пропагандой, завернутой в ложь внутри фальши”.

Бросок парашютной дивизии и новый ультиматум были расценены в Вашингтоне и в кругах ООН как “переход в эндшпиль” президента Буша. “Эндшпиль” еще больше накалил ситуацию. Пути ООН и Белого дома разошлись еще дальше, ибо резолюции Совбеза по Ираку ничего не говорят о смене режима в Багдаде, а инспектора ООН не уполномочены на свержение Хусейна. Естественно, что “эндшпиль” был встречен в мире резко критически. Премьер-министр Канады Жан Кретьен с явным недовольством и иронией произнес: “Проблема в том, где вы остановитесь, если начнете менять режимы по всему миру. Кто следующий? Дайте мне список, дайте приоритеты!”

Ультиматум Ираку сопровождается “выкручиванием рук” членов СБ ООН. Готовый к походу на Багдад в одиночку Буш тем не менее предпочел бы иметь ооновский мандат. Пока он его не имеет. Из 15 членов Совета Безопасности Вашингтон поддерживают лишь Англия, Испания и Болгария. Россия, Франция, Китай, Сирия и Германия — против. Шесть остальных членов СБ еще не определили свою позицию. Чтобы резолюция США прошла, необходимо 9 голосов при условии, что ни один постоянный член совета не воспользуется предоставленным правом вето и как минимум воздержится.

В Вашингтоне считают, что ключевая роль в окончательном раскладе голосов зависит от России. Дескать, если Москва воздержится, Пекин последует за ней, а Париж не захочет остаться в одиночестве среди великих держав. Кроме того, воздержание Москвы повлияет на колеблющихся членов СБ, и они проголосуют за резолюцию США. Вот почему Москва стала главной мишенью дипломатических усилий Вашингтона.

В ответ на произнесенное Игорем Ивановым слово “вето” пресс-секретарь Белого дома поспешил заявить, что это не окончательное решение России, и намекнул, что оно зависит только от Путина. Обработку российского президента взял на себя лично Буш. Но их телефонный разговор не дал желаемых для Белого дома результатов. За этим последовала вспышка дипломатической активности. Замгоссекретаря США Болтон посетил Москву. Бывший премьер России Примаков посетил в Багдаде Саддама. Руководитель администрации Кремля Волошин в ходе своего вашингтонского блиц-турне встречался с Бушем, Чейни и Пауэллом. Из кругов Белого дома по сути дела ничего не сообщалось об итогах этих визитов. Лишь поездка Примакова в Багдад была встречена негативно. Пресса вспоминала о том, что его предыдущая поездка туда в 1990 году дала Хусейну месячную отсрочку и стала “головной болью” для США. Сейчас в Вашингтоне поговаривают, что вскоре в Москве появится Кондолиза Райс с аргументами для Путина и Иванова.

В отношении России применяется и вариант подсластки. Только что президент Буш возвел отзыв т. н. поправки Джексона—Вэника в один из главнейших законодательных приоритетов. А Госдеп внес в список террористических организаций три чеченские группировки. Но это не более чем жесты — их можно охарактеризовать выражением: “Пустячок, но приятно”. Менее пустяковыми являются судьбы восьмимиллиардного долга Ирака Москве и контрактов, заключенных российскими нефтяными компаниями с Багдадом. На сей счет ясности пока нет. В Вашингтоне утверждают, что никакой сделки по принципу “ты мне, я тебе” по этим вопросам не существует. “Нью-Йорк таймс” цитирует такие слова анонимного официального лица: “Мы сказали (России. — М. С.), если вы законно заинтересованы в получении 8 млрд. долга и если вы заинтересованы в экономических возможностях в освобожденном Ираке (подчеркнуто мною. — М. С.), тогда было бы сподручнее, если бы вы стали членом победоносной коалиции”. Короче, давайте сторгуемся о цене за голову багдадского диктатора.

Судя по только что опубликованному в болгарской газете “Труд” интервью президента Путина, если подобные торги и ведутся, то их исход еще далеко не предопределен. В своем интервью Президент России подчеркнул, что война в Ираке может спровоцировать нестабильность и хаос во всем исламском мире. Тем не менее в Вашингтоне не теряют оптимизма, ибо хорошие российско-американские отношения для Москвы важнее судьбы Хусейна.

События продолжают развиваться с кинематографической быстротой. Глава группы инспекторов Ханс Бликс представил СБ свой доклад, составленный по принципу “ни Богу свечка, ни черту кочерга”: и сторонники, и противники военного решения могли истолковать его в свою пользу. Но уже на следующий день, когда Ирак приступил к уничтожению ракет “Аль-Самуд-2”, Бликс заявил, что это “весьма значительный шаг в области реального разоружения”. Следует подчеркнуть, что Совбез установил срок начала уничтожения ракет, но не срок окончания...

Наконец “разжал уста” экс-президент США Буш-старший. Выступая в университете Тафтса, он оправдывал свое решение не идти на Багдад в 1991 году тем, что такой шаг развалил бы антисаддамовскую коалицию. Поддержав сына, Буш-старший тем не менее сказал, что “было бы лучше действовать, имея как можно больше международной поддержки”. Отец назвал “ошибочным стереотипом” обвинения в адрес сына в том, что он “готов ринуться в войну как можно быстрее и в одиночку”.

К сожалению, это отнюдь не ошибочный стереотип: Буш готов ринуться в бой. Другое дело, что он хотел бы сделать это не в одиночку — но, как он сам неоднократно заявлял, это сделает или с участием ООН, или без оного.





Партнеры