Счастье без денег

6 марта 2003 в 00:00, просмотров: 446

У профессиональных шахматистов, говорят, есть одно самое любимое занятие.

В любую свободную минуту они садятся и начинают с упоением анализировать проигранные партии. Как чужие, так и свои собственные. При этом главной целью ставится задача — найти тот единственный неверный ход, после которого поражение становится неизбежным.


Каждое сравнение, как известно, хромает. Однако, вступив во второе десятилетие реформ, превратившихся, по сути, в сплошную цепь неудач, совсем нелишним представляется обращение к практике заядлых игроков в шахматы. Пора наконец-то сосредоточиться на поиске тех начальных шагов, после свершения которых началось движение народного хозяйства страны к тому, что мы сегодня наблюдаем.

Об учителях, объявляющих голодовку в надежде добиться выплаты зарплаты, которая позволяет им жить, влача в сущности нищенское существование, говорить не стоит. О пенсиях, которыми наше государство облагодетельствовало стариков за их самоотверженный и почти бесплатный труд в годы строительства коммунизма, тоже ни слова.

Правда, сейчас нередко можно услышать ссылки на то, что старшее поколение само во всем виновато — поскольку почти целый век не так и не то строило. Но разве не сверхэксплуатацией природных ресурсов сегодня держится экономика России? А ведь их требовалось найти, затем освоить, то есть создать мощнейшие комплексы по добыче полезных ископаемых и по их переработке. Все это было сделано руками тех, кто сегодня на старости лет нищенствует в буквальном смысле этого слова.

Между тем производственные мощности в нефтехимии, электроэнергетике, металлургии и некоторых других отраслях, раскрученных в годы молодости нынешних пенсионеров, продолжают действовать, принося зачастую баснословные богатства тем, кто всей этой бывшей общенародной собственностью владеет. Факт — из разряда бесспорных.

В то же время что-то не слышно, чтобы в годы реформ были найдены новые месторождения той же нефти, других сырьевых ресурсов, затраты на поиски и освоение которых исчисляются миллионами “зеленых”. Да и серьезное промстроительство фактически отсутствует.

Почему? Не из-за того ли, что новые хозяева нефтескважин уверены: на их век хватит уже возведенного — на деньги, недоплаченные в свое время нынешним пенсионерам?..

Деньги? Кому они нужны!

Начнем с олигархов. Оказывается, у них тоже проблемы. Правда, диаметрально противоположные тем, которыми озадачены наши пенсионеры и учителя. Тем не менее магнаты тоже плачут.

По какому поводу? Если верить объяснениям некоторых из них, в печальное состояние их повергает отсутствие в России адресов бизнеса, в который им захотелось бы вложить имеющиеся у них свободные финансовые средства. И что в итоге?

А то, что в 2002 году объемы финансовых вложений в российскую промышленность, по данным официальной статистики, упали в несколько раз. В то же время ежегодные объемы вывоза капитала продолжают составлять порядка 20 млрд. долларов. Более того, в последнее время темпы вывоза денег из страны даже увеличились. Вот последние статистические отчеты: в 2002 году Россия направила за рубеж инвестиций на сумму почти 19,9 млрд. долларов, что на 18,1% больше, чем в 2001 году. Объяснение данному “всплеску” может быть только одно: в 2002 году цены на нефть, а следовательно, и доходы главных наших олигархов были выше, чем в 2001-м.

Однако небезынтересно узнать: в каком направлении “бегут” российские денежки? Статистика отвечает: крупнейшими получателями российских инвестиций в 2002 году были Кипр, Литва, Иран, Виргинские острова... Вот уж “ведущие страны мира”, с ума сойти можно!

Тем не менее, если верить “научным” толкованиям данного феномена, в российской экономике наконец-то начали действовать законы саморегулирования, в ходе которых “невидимая рука рынка” сама направляет денежные потоки туда, где имеется возможность их использования с наибольшей эффективностью. И это сегодня подается как самый положительный результат экономических реформ!

По мнению неутомимых реформаторов, из страны вывозят не просто деньги, а только те доллары, которые российская экономика не может переварить самостоятельно. Если их послушать, слишком большой приток денег в Россию самым негативным образом влияет на равновесное состояние валютного рынка. Даже избыток американских денег в конечном итоге приводит к тому, втолковывают экономисты-либералы, что курс рубля начинает расти. А это, в свою очередь, сразу же снизит конкурентоспособность отечественной промышленности. Короче, “лишние деньги” — это настоящее зло для экономики России. С ним надлежит вести бескомпромиссную войну...

В этой связи вспоминается эпизод, случившийся где-то в 92-м году. В здании, где сегодня рожает судьбоносные законы наша Дума, состоялась то ли конференция, то ли иная пропагандистская акция. Главным докладчиком на ней выступал Егор Гайдар. Тогда-то довелось впервые услышать про “денежный навес”.

По утверждению Гайдара, представленного слушателям в качестве известного журналиста и доктора экономических наук, именно “денежный навес”, то есть огромное количество неотоваренных рублей, скопившихся на руках у населения, разрушил экономику бывшего Советского Союза.

На сцене актового зала, в котором ранее проходили, видимо, общие собрания работников Госплана, стояла грифельная доска. На ней Гайдар мелом рисовал какие-то замысловатые графики, иллюстрируя ими свои тезисы. По графикам выходило: исправить кризисную ситуацию, рожденную лишними рублями, можно лишь одним-единственным способом — решительно срубить катастрофический “навес”. Говоря проще — нужно обесценить деньги.

Через несколько дней, выступая по телевизору, всенародно избранный президент Борис Ельцин повторил то же самое. Получалось, что экономическая жизнь в стране после срубки “навеса” некоторое время пойдет так (движение руки вниз), затем выровняется (движение руки по горизонтали), а уж потом (рука резко поднимается вверх) начнется такой рост благ, что ни в сказке сказать, ни пером описать...

Казалось бы, комичнее сцены изобразить не смогли бы даже лучшие клоуны мира. Тем не менее совсем скоро всем нам стало уже не до смеха.



Процесс пошел?

Проверенная многовековым народным опытом житейская мудрость гласит: лишних денег не бывает. Но в России проводится абсолютно иная линия. Тут деньги признавались лишними потому, что на них нельзя ничего приобрести. А купить ничего нельзя, потому что промышленность не выпускает конкурентоспособных товаров, поскольку работает на старом и отсталом оборудовании. А устаревшее оно потому, что нет инвестиций. А инвестиции отсутствуют, так как не окупаются в тех размерах, на которые рассчитывают олигархи. И как же из этого заколдованного круга выбраться?

Чем объясняется существование стран, успешно проводящих рыночные реформы без постоянной рубки своих денежных “навесов”? Например, Китай: здесь власти делают все, чтобы не вытолкнуть ни единого цента из своей страны, а напротив — активно привлекают любые финансы в свое хозяйство. Согласно последним исследованиям международных консалтинговых компаний, топ-менеджеры крупнейших компаний признали китайские фирмы наиболее привлекательными объектами для прямых инвестиций. А согласно Конференции ООН по торговле и развитию Китай по итогам 2002 года занял 1-е место в мире по объему привлеченных прямых инвестиций!

В чем же секрет китайского чуда? Как его объяснить? Реформаторски мыслящие члены российского правительства по этому поводу хранят упорное молчание. Китайские руководители тоже особо не распространяются. Да и кто их в нашей стране будет слушать? Ведь у истоков китайских реформ, обеспечивающих этой стране вот уже на протяжении последних 20 лет устойчивый рост ВВП около 10% ежегодно, стояли люди, именуемые на языке наших либералов “коммуняками”. Многие из них к тому же еще и образование получали в СССР...

Впрочем, справедливость требует сказать, что первые крупные сделки с участием иностранных инвесторов недавно появились и у нас. Речь о создании англо-американской компанией ВР и “Альфа-групп” нового нефтегазового холдинга. Согласно условиям сделки вклад российских участников в новую структуру составят крупные пакеты акций газовых и нефтяных предприятий Сибири, Дальнего Востока и Украины. За переданные российской стороной активы иностранный бизнес, в свою очередь, обязуется заплатить 3 млрд. “зеленых” живыми деньгами и еще акциями ВР в течение трех лет на сумму 3,75 млрд. долларов. Таким образом, общий объем иностранных инвестиций в российский бизнес составил 6,75 млрд. долларов.

Казалось бы, процесс пошел. Появилась первая ласточка, за которой прилетят и остальные. Какую же весну они принесут?



Пенсионеры помогут олигархам материально

Ответ можно получить, посмотрев, какой именно наш товар привлек заморских купцов.

Чтобы разобраться в нем, вспомним, что происходило в России в 1995—1996 гг., когда наступил второй этап приватизации — денежный. Его начало обозначил Указ о залоговых аукционах, подписанный Борисом Ельциным после встречи с крупнейшими российскими финансовыми воротилами (еще не заслужившими громкого звания “олигархи”). После этого знаменательного события огромные куски государственной собственности — в первую очередь гигантские месторождения нефти вместе с инфраструктурой, необходимой для добычи и переработки сырья, — были распределены между заранее назначенными лицами порой с весьма сомнительной репутацией. В ту пору приватизировались такие гиганты отечественной сырьевой индустрии, как ТНК, “Сибнефть”, “Норникель” и др. Какое же количество денег получило за эти и другие гиганты сырьевой индустрии государство? По словам ведущего эксперта информационно-аналитического агентства “Финмаркет” Андрея Лусникова, к примеру, в 95-м году “Норникель” был оценен в 400 млн. долларов, “Сибнефть” в 96-м — и того меньше, всего в 190 млн. Думаю, порядок цифр ясен.

А теперь посмотрим, какова их нынешняя рыночная стоимость. К примеру, “Норникель” сейчас стоит 5 млрд. 201 млн. долларов. “Сургутнефтегаз” — 12 млрд. 360 млн. “Сибнефть” — 9 млрд. 45 млн. Капитализация, или, иными словами, рыночная стоимость этих предприятий, увеличилась в десятки и сотни раз.

В результате чего это произошло? Может быть, их новые собственники всерьез занялись модернизацией производства, выпуском новых конкурентоспособных товаров? (Особенно загадочно все выглядит еще и потому, что рекордный рост стоимости переданного в частные руки сырьевого богатства страны происходил на фоне беспрерывного падения производства и катастрофического развала всех остальных отраслей экономики.) Может, стоимость нефтяных, газовых и горнорудных холдингов росла так стремительно потому, что их хозяева активно занялись геологоразведкой, открыв новые гигантские месторождения нефти, газа, драгоценных металлов? Так нет же — ни для кого не секрет, что в последние годы объемы разведанных запасов, к примеру, нефти неуклонно сокращались.

Следовательно — и тут не может быть никаких сомнений — российские олигархи просто извлекали из недр сырьевые ресурсы, открытые еще в советские времена, даже не заботясь об их пополнении. В общем, действовали по старому принципу: на наш век хватит, а там хоть потоп.

Выходит, на вопрос о причинах стремительной капитализации сырьевых гигантов есть только один ответ: в середине 90-х они были отданы в частные руки за бесценок. “Для своих”.

Теперь понятно, почему российская экономика, руководимая нашими просвещенными либералами, не переносит присутствия “лишних денег”? Приносящая баснословные доходы собственность у нас передается по такой заниженной цене, что ее рыночная стоимость — без особых финансовых вливаний — растет, словно на дрожжах. При таком механизме капитализации любые инвестиции — лишнее звено, увеличивающее затраты, а следовательно, замедляющее процесс личного обогащения.

Каким же способом намерены и дальше приращивать свои капиталы российские олигархи? Года два тому назад президент “Сибнефти” Евгений Швиндлер признался корреспонденту одного из российских деловых изданий:

— Если будет правильная (читай высокая. — М.М.) цена, то можно сразу продать все акции (“Сибнефти”. — М.М.), которые сегодня контролирует менеджмент.

То есть все наши сырьевые ресурсы будут легко проданы при одном условии — если за них хорошо заплатят. Понятно, что эти деньги вновь окажутся в России “лишними” и будут немедленно спрятаны олигархами где-нибудь в укромном офшоре за границей.

По мнению экспертов, отечественные компании дешевле аналогичных западных в 5—9 раз. Таким образом, главная их распродажа еще впереди. Уже подготовлен проект постановления правительства, который разрешает 80% пенсионных накоплений (около 8 млрд. долларов) вкладывать в акции основных российских предприятий. Для чего? А не для того ли, чтобы “накачать” деньгами сырьевые холдинги (вслед за этим возрастет и их продажная цена)?

Но что выиграют от предлагаемых мер те, кто сегодня ежемесячно отчисляет от своей зарплаты некую сумму, дабы в старости получить достойную пенсию?

Акции считаются одним из самых рисковых активов для вложения денег. Цены на них сильно колеблются, а если компания разоряется, то владельцы ее бумаг не получают практически ничего. Именно поэтому в большинстве стран пенсионным фондам, дабы обезопасить пенсионные накопления от обесценивания, категорически запрещено приобретать акции коммерческих предприятий.

Но наши власти, похоже, и на этот раз готовы проигнорировать мировой опыт...



Вопрос президента

Впрочем, некоторая надежда, что реформаторский беспредел подходит к концу, в последние дни все-таки появилась. Основанием для оптимизма послужил эпизод, случившийся на недавней очередной встрече президента с неустанно пекущимися о “благе отечества” олигархами.

На этой встрече сырьевые магнаты обильно лили крокодиловы слезы по поводу коррупции, которая якобы досаждает им денно и нощно (при этом старательно делая вид, что лично они к появлению и расцвету в России коррупции ни малейшего отношения не имеют).

Стенограмма встречи, к сожалению, не публиковалась. Однако на экране телевизора все-таки прошел эпизод выступления главы одной из нефтяных компаний России. Который, похоже, настолько увлекся разоблачением коррупционеров, что не заметил подвоха, таившегося в одной из озвученных им истории.

Олигарх — в качестве примера недостойного поведения крупных чиновников — упомянул покупку “Роснефтью” (госкомпания) активов частной “Северной нефти”. По его мнению, подобная сделка вполне попадает в разряд коррупционной, потому что... крупные запасы сырья попали не в его карман, а достались государству.

Возмущаясь такой “несправедливостью”, олигарх, несомненно, перегнул палку. Он неосмотрительно выдал то направление, куда олигархи согласны вкладывать свои, обзываемые учеными-реформаторами “лишними” деньги. Скупка сырьевых ресурсов, таким образом, остается единственной формой бизнеса, интересующего наших финансовых магнатов.

Но для чего им скупать все новые и новые месторождения сырья, пользующиеся спросом на Западе? Именно этот вопрос задал Владимир Путин — когда, посмотрев какие-то свои записи, сказал: да у вас уже имеются лицензии на разработку немалого числа месторождений! Почему они до сих пор не осваиваются?

Президент явно попал в самую точку. Ответом на его вопросы было молчание.

Естественно — а что могли ему ответить? Не правду же...






    Партнеры