Витязь в женской шкуре

7 марта 2003 в 00:00, просмотров: 575

Очень трудно мужчине поставить себя на место женщины. Но есть люди, которые посвящают этому всю жизнь. Они всеми способами пытаются исправить ошибку природы. Я — женщина? Я — женщина! Между двумя этими признаниями — такая драма, которой подчас не пожелаешь и врагу...

Когда Ольга слышит, что кто-то клянет свою женскую долю, искренне удивляется. Стать настоящей женщиной она мечтала всю свою сознательную жизнь. Вместо бицепсов — иметь тонкие слабые руки, вместо узких бедер и плоской груди — округлые формы. Ее приводили в восторг крошечные сережки, ажурные чулки, туфли с каблуками-рюмочками... Беззащитность, мягкость и нежность она считала лучшими качествами характера. В ее мужском теле жила женская душа.

Без малого год назад Ольга сделала операцию по изменению пола. Каково ощущать себя женщиной, она поделилась с читателями “МК” накануне 8 Марта.


Молодая семейная пара, ожидающая появления наследника, возвращается домой после ультразвукового обследования.

— Ну как, — спрашивает ее родня, — кто? Мальчик или девочка?

— Само решит, когда вырастет!..

“Он мешал мне жить!”

— Мама почувствовала, что со мной “что-то не так”, когда мне исполнилось четыре года, — рассказывает Ольга, в прошлом Олег. — На день рождения я попросила говорящую куклу и розовый бант. За праздничным столом не оказалось ни одного мальчишки, мне интереснее было общаться с девочками. Я обожала сказки типа “Муми-тролля”, то есть те, где герой мужского пола носит женское платье. В моем мальчишеском теле уже тогда жила девочка.

Став школьницей, я дома натягивала форменную юбку сестры, а после ванны любила влезать в ее махровый халат. Когда от меня начали прятать женскую одежду, я стала имитировать ее при помощи кусков ткани, покрывала и длинных футболок. Во всех детских играх я предпочитала женские роли, непроизвольно подражала женским манерам. На уроках труда рубанок валился у меня из рук, а столярный станок вызывал ужас. На переменках я забегала к девчонкам в кабинет домоводства и с удовольствием строчила на швейной машинке.

В тринадцать лет мама решила показать меня психиатру. Пожилой врач, отложив очки, сказал сочувственно: “Олег психически абсолютно здоров, ваш мальчик ощущает себя девочкой, налицо ярко выраженный транссексуализм”.

Нам объяснили, что транссексуальные изменения происходят в определенных структурах головного мозга еще в эмбриональном состоянии — в первые месяцы беременности. В мужском эмбрионе моей матери некогда сформировалась “психологическая женщина”.

В отличие от отца, человека старой партийной закалки, который после поставленного диагноза вообще перестал со мной разговаривать, мама встала на мою сторону. После визита к врачу я стала щеголять дома в платьях. Из всех прочитанных книг в подростковом возрасте меня поразила история английского писателя Уильяма Шарпа. На протяжении нескольких лет он создавал образ некоей женщины, которую окрестил Фионой Маклеод. Постепенно личность Фионы, которая стала ведущей писательницей шотландской литературы, возобладала над его изначальной личностью. К концу жизни Уильям Шарп чувствовал себя женщиной.

— Синдром отрицания пола не пытались преодолеть?

— Не один раз хотела себя переломить, не получилось. В семнадцать лет думала, что, если окажусь в постели с женщиной, — что-то изменится. Зашла как-то вечером к нашей одинокой шлюховатой соседке помочь передвинуть шкаф, невзначай прижалась к ней в углу... Она была “девушкой со стажем”, тут же все просекла, ухватила меня за ширинку. Из халата у нее как по мановению палочки выпала роскошная грудь... Я застыла обалдевшая. Соседка Лидка мой осоловелый вид поняла по-своему, начала энергично расстегивать на мне рубашку. А у меня никакого сексуального желания, а только зависть... За ее полную грудь и нежную кожу я могла бы многое тогда отдать.

Вы не представляете, какое я испытывала отвращение к своему телу, а орган свой я просто ненавидела. Он мешал мне жить! Даже за нож хваталась, думала: вызову “скорую”, как только позвонят в дверь, я кастрирую себя, пусть везут в больницу спасать.



“В психбольнице меня едва не задушили”

— А к мужчинам не тянуло?

— Что вы, я же не гомосексуалист! В моем мужском теле жила женская душа. Эта дисгармония и двуликость для меня были невыносимы. Сколько кабинетов психиатров и сексопатологов прошла! Многие из них меня пытались вернуть к мужской жизни. Все без толку. В результате однажды я едва не шагнула с крыши рядом стоящей высотки, в другой раз наглоталась таблеток, и меня чудом спасли.

— 24 года я подавляла в себе женское начало и поняла, что мужиком жить больше не могу... Окончив с красным дипломом иняз в нашем областном центре, я стала по двенадцать часов в день работать репетитором, чтобы скопить денег на операцию по изменению пола.

Я знала, что разрешение на хирургическую коррекцию пола человек может получить только после исполнения 25 лет. Медики и чиновники, видимо, решили, что половое самосознание окончательно формируется только в этом возрасте, и никак не раньше. Если бы они знали, сколько транссексуалов не доживают до этого возраста в ненавистном им теле... Знала я и о том, что операцию проводят лишь через год после полной психологической и социальной адаптации пациента, которую должны подтвердить три специалиста: сексопатолог, психолог и психиатр. Трудности меня не пугали.

— Неужели не было минут отчаяния?

— Конечно, были. В эти мгновения я ободряла себя тем, что родилась не в Саудовской Аравии, где переодевание в одежду другого пола наказывается отсечением головы.

Приехав в Москву, я устроилась работать в фирму по закупке зерна. Здесь требовался человек с хорошим знанием английского и французского языков. До сих пор я благодарна своим коллегам за поддержку. Весь наш небольшой коллектив знал историю моей жизни и всячески меня поддерживал.

— Имея паспорт с мужским именем и фамилией, ты ходила в женском костюме?

— Конечно, и была страшно этим довольна. Во время испытательного срока перед операцией я приступила к гормональной терапии. Под воздействием лекарств у меня начали формироваться грудные железы. Я стала брать специальные уроки, для того чтобы приобрести женскую манеру речи. Получить новые документы я могла только после операции.

За месяц до назначенного срока я легла, как положено, в стационар на очередной медицинский осмотр. После недели пребывания в мужской палате с шизофрениками, наркоманами и алкашами я стала настаивать, чтобы меня перевели в женскую палату. За что потом чуть не поплатилась жизнью. В первую же ночь великовозрастная девица по прозвищу Лена в психическом припадке чуть меня не задушила. А баба Надя, допившаяся до белой горячки, развлекалась тем, что откидывала мое одеяло и хватала меня за половой орган. В итоге последующие три недели я спала только на животе.

— День, когда получили разрешение на операцию, помните хорошо?

— Это было прошлой зимой. Председатель комиссии был для меня все равно что господь бог. Когда он дал “добро” на “коррекцию пола”, вы не поверите, я встала пред ним на колени...



“Поздравляю! Ты теперь с п...!”

В тот день я шла по заметенной сугробами улице и вспоминала лейтенанта британских королевских ВВС Эрика Куксона, которому разрешили продолжить службу после операции по изменению пола. 39-летняя женщина по имени Кэролайн Пейдж села в кресло штурмана в новом обличье.

Во время операции мне удалили яички, а из чувствительных участков кожи полового члена и мошонки сформировали искусственный женский орган.

Очнулась я на какой-то миг в реанимации — тут же проверила, что там, между ног. Как я была счастлива, что там больше нет лишнего “орудия”! Медсестра, помню, сказала: “Поздравляю! Ты теперь с п...!” В блаженстве я откинулась на подушки и потеряла сознание.

Смешно вспоминать, первое время после операции я путала, как справлять малую нужду — стоя или сидя. Садясь на стул, закидывая ногу на ногу, я удивлялась, что ничто мне больше не мешает... От гормональных препаратов у меня стала расти грудь, бедра месяц от месяца становились круглее — происходило перераспределение жировых тканей по женскому типу. Кожа стала мягче, уменьшился объем мышц. А вот тембр голоса остался прежним.

Выйдя из клиники, я старалась как можно сильнее подчеркнуть свою принадлежность к женскому полу, тут же накупила кружевных лифчиков, три пары туфель на высоких каблуках, сделала педикюр с рисунком.

— Заменили гениталии — и все признаки пола исчезли?

— Нет, конечно, до сих пор приходится ходить на электроэпиляцию — удалять волосы на лице, груди, руках и ногах.

— В какой момент жизни вы ощутили себя настоящей женщиной?

— Когда оказалась в постели с мужчиной. С Владимиром мы встретились на конной прогулке и влюбились без памяти. Я так и не решилась рассказать ему о своем прошлом. После сумасшедшей ночи любви он мне сказал: “В тебе есть какая-то тайна”. А у меня холодок пополз по спине — знал бы он, какая это тайна!

Потом в моей койке побывало немало мужчин. Приобретя женские формы, я словно опьянела, была одержима сексом. Ощущая внутри себя чужую мужскую плоть, я каждый раз доказывала самой себе, что я женщина и в тот момент могу с мужчиной сделать все, что захочу. Частенько мне говорили: “Ольга, ни с одной женщиной мне не было так хорошо!”, “Одна ты меня понимаешь!”, “Откуда в тебе столько нежности, мягкости и чувственности?” После секса мы часами сидели, болтали обо всем на свете. Моим партнерам было со мной легко, всякий раз они удивлялись моей проницательности. Никто из них и не догадывался, что мне довелось побывать и в их — мужской — “шкуре”.

— Мужчины примитивней женщин?

— Тайна, которую мужчине труднее всего сохранить, — это его мнение о себе. Поэтому я даю возможность каждому из моих партнеров рассказывать как можно больше о самом себе. Бывает, сидим в постели — анализируем ту или иную ситуацию. Я подсказываю, как бы поступила я на месте мужчины...

Теперь Ольга живет так, как хотела с раннего детства: занимается переводами, пишет стихи, а еще с удовольствием готовит, стирает, крахмалит любимому мужчине воротнички... Разговаривая в кафе с корреспондентом “МК”, она отчаянно стреляла по сторонам глазками, кокетничала с официантом, при этом не выпускала из рук вязания. Когда через час нашей беседы у нее запел мобильный телефон, Ольга, извинившись, стала прощаться. Василий, с которым наша собеседница сейчас живет в загородном доме, просил подъехать ее в оранжерею. Для зимнего сада он не решается без совета Ольги купить некую лиану.

Комментарий психолога. В отношениях между женщинами и мужчинами основная проблема — это разноплановая психология, непонимание друг друга на биологическом уровне, ведь недаром женщины говорят про мужчин, что те инопланетяне с Марса, а представители сильного пола утверждают, что женская логика — это отсутствие всякой логики. Разумеется, если вместе живут мужчина и бывший мужчина, то многие проблемы остаются за бортом — ведь человек, меняя пол, не меняет ни памяти, ни привычек, а они у транссексуалов все-таки имеют соответствующий налет.

Однако следует помнить, что мужчина, ставший женщиной, и к сексу будет относиться по-мужски — скорее всего он станет заниматься любовью направо и налево, так как не имеет понятия о нравственных устоях хранительницы очага. Ведь переделанный мужчина все равно никогда не сможет иметь детей, и посему он не смотрит на постель, на выбор полового партнера с точки зрения продолжения и выращивания потомства, а рассматривает любовь только как удовольствие подобно любому “нормальному” мужику. Я, как психолог, считаю, что брак между мужчиной и бывшим мужчиной скорее обречен на неудачу. Ведь рано или поздно станет чувствоваться, что эти люди сделаны из одного теста, а, как известно, одноименно заряженные частицы отталкиваются. Да и вопрос о материнстве отнюдь не последний — время первых любовных иллюзий проходит быстро, а семья все-таки держится на вековых ценностях. Я не хочу сказать, что транссексуалам нет места в межличностных отношениях, но создать семью для них и их партнеров намного тяжелее, чем для обычных людей. Так что просто поменять пол — еще полдела, надо быть готовым так прожить оставшуюся жизнь, чтобы второй половине даже в голову не пришло, что у человека, с которым он живет, за душой имеется какая-то тайна.






Партнеры