Елена Bяльбе: "Все сошли с ума"

12 марта 2003 в 00:00, просмотров: 5256

Олимпийский чемпион Михаил Иванов обижен так, что даже заявляет: “Если все так и дальше пойдет, буду решать, остаться в стране или нет. Вон Михаил Ботвинов выступает же за Австрию?”

Тренер мужской сборной Александр Грушин всерьез думает о том, чтобы сменить род деятельности.

Тренер женской сборной Анатолий Чепалов громко посылает главного тренера сборной Александра Кравцова. (Чепалов настаивал на том, чтобы в эстафете вместо дебютантки Натальи Коростелевой, без нарушения спортивного принципа отбора, бежала его подопечная, опытная Лилия Васильева. Эстафету мы проиграли, Чепалов отстранен от работы за неспортивное поведение.)

Вся сборная разделена на несколько групп, которыми руководят разные специалисты. А те поделились на враждующие лагеря. Что, черт возьми, происходит в наших лыжах?


Понимая, что в любом скандале у каждого есть своя правда, “МК” попытался разобраться в ситуации вместе с Еленой Вяльбе. Вяльбе — 14-кратная чемпионка мира, трехкратная олимпийская чемпионка. На чемпионате мира по лыжным гонкам в Италии была лично. Непосредственно в скандалах не задействована, может быть объективной. Не может быть равнодушной. События в Италии заставили ее заявить о том, что выдвигает свою кандидатуру на пост президента Российской лыжной федерации.

— Лена, основными эмоциями болельщиков во время чемпионата мира были: так вас и так, что творите, разогнать всех, чтобы не позорили страну! И это в адрес теперь уже родной федерации, а не каких-то там международных чиновников.

— И это справедливо. Потому что все с ума сошли. Какие чувства у болельщика? “Мы вас так все любили! Тренируйтесь, бегайте и привозите нам медали. Кругом и так одни скандалы, а тут вы еще!”

Ведь понимают же все прекрасно: не будет у нас в ближайшие десять лет футбольной команды, которая станет чемпионом мира, не надо глаза закрывать, хотя вся страна смотрит футбол, переживает и надеется. А лыжники — вот они, они всю жизнь были, всю жизнь приезжали с Олимпиад и чемпионатов мира королями.

— Так что происходит?

— Для меня, например, самая большая загадка ситуации заключается в том, как быстро вырос в главного тренера сборной Александр Кравцов. Я не знаю, есть ли это вообще в каком-нибудь уставе, прописано ли в каких-нибудь бумагах... Но какие-то критерии отбора ведь должны быть, или сам человек должен иметь какую-то платформу, багаж, для того чтобы стать главным тренером страны. Каждая метла метет по-своему, и, естественно, сейчас вокруг себя Кравцов собрал своих людей. Как и любой другой человек, приходя к власти, даже небольшой. Это нормально. Но тут же возникает куча вопросов: главным тренером у мужчин становится... Как его фамилия? А, Ефимов! Кстати, мне не стыдно даже, что я ее забыла сейчас, потому что узнала, что он главный тренер, только на чемпионате мира. Я вообще никогда не слышала эту фамилию, это нормально? До меня не доходит, как это возможно. Люди, которые работают на уровне детской спортивной школы, — и вдруг такой резкий взлет. Это неправильно: а опыт? Какие решения они могут принимать?

— Как показывает практика — спорные. А еще практика подтверждает, что деньги решают все. Ведь Кравцов не только главный тренер, но и президент спортклуба “Роснефть”, спонсора сборной.

— Да, как говорят, “своим волевым решением он...”. Хорошо, когда она есть, эта воля. Но надо, чтобы она была разумной. Буквально вчера я опять слышала, что все-таки Иванов принимает решение покинуть страну. Ну нельзя так разбрасываться людьми! Я ехала на чемпионат и знала, что Миша не покажет высокий результат. Он не восстановился, это было видно с ноября по результатам. Да, сейчас они промахнулись — ничего в этом страшного нет. Иногда даже и полезно: после взлета мордой об асфальт — и нормально. Не один спортсмен через это проходил, и я проходила. А у Кравцова практически получается так: шашку наголо, я весь такой умный, самый главный. Конечно, складывается такое мнение, что деньги делают все. Я просто не знаю, какова реакция самого президента “Роснефти”. Я не знаю, нужны ли президенту такие скандалы? С одной стороны, они сделали доброе дело. А с другой — один человек может это дело своими шашками и загубить.

— Президент федерации Анатолий Акентьев не был на чемпионате мира. Разве такое вообще возможно?

— Сказали, что он ездил подлечиться или отдыхать в Карловы Вары, хотя опять же никто не знает наверняка. Каждый из этого делает свои выводы — вот это как раз и очень плохо. Не знаю, могут быть только догадки, почему нынешний президент федерации отпустил так ситуацию — кто в лес, кто по дрова. Он был очень сильным руководителем. Можно только догадываться, что дело опять-таки в деньгах. А вдруг все это не так, а по-другому?

— “Да что мы уперлись в эту “Роснефть”, не так она много и денег-то дает”, — это на днях сказала мне одна из известных лыжниц.

— Я никогда даже не задумывалась над тем, сколько “Роснефть” дает денег. И никто этого не знает — думаю, знает только Кравцов. Но те времена, когда было безумно трудно найти деньги, прошли.

— Объявление во время чемпионата, что вы хотите выставить свою кандидатуру на пост президента федерации, — это крик отчаяния или лопнувшее терпение?

— Мысли на эту тему были давно — года два назад, но я все время себе говорила: надо еще подумать, надо еще... А после мужской “пятнашки”, когда не был заявлен Миша Иванов, не выдержала. Я не могла понять, почему даже опытнейшие тренеры не поддержали Александра Грушина. Ну нет у нас на данный момент тренера лучше!

— А вы представляете, с чем вам придется столкнуться? Ведь сегодня наша сборная буквально сжирает сама себя изнутри.

— Сколько мы будем еще позориться? Это можно выдержать, когда у всех тренеров рации настроены так, чтобы, не дай бог, никто ничего не услышал — то есть не соперники, а свои! Да мозги отказывают, когда видишь, как один из тренеров заходится в крике радости от того, что воспитанник другого тренера — наш же! — что-то проигрывает.

В пятом классе я услышала одну фразу: “Не ищи виноватых, если вдруг не везет, будь построже к себе, и удача придет”. И она из года в год у меня была на первой странице спортивного дневника. И очень часто, давая автограф, я это детям писала. Да, бороться на лыжне — это одно. И если свершится — вот, я стала президентом, — там нужно будет бороться для того, чтобы либо поставить на место, если они хотят работать на благо, либо сказать до свидания. Но гладко все не будет, даже если все свои будут.

— Вы готовы с каждым разговаривать на его языке?

— Нужно сделать все возможное и невозможное, чтобы разговаривать не с каждым отдельно, а всем вместе. Потому что сейчас каждый разговаривает с кем-то где-то отдельно. И получается: один тут исказил, другой там. Точно так, как с Мишей Ивановым; он не сказал: “Я отказываюсь от эстафеты”, а все переиначили так: “Я не хочу, я не побегу”. Есть команда; хотите работать — давайте. Да, мы будем спорить, ругаться — но приходите, и будем решать. И если уж так произошло, что ошиблись, то ошиблись все вместе.

— Вам не показалось, что сегодня и Александр Грушин, и Анатолий Чепалов испытывают просто отчаяние? Грушин даже говорит о том, что, видимо, займется в этой жизни чем-то другим...

— Ну, Грушин очень сильный человек. Хотя последнее время его прессуют, прессуют... Он уже завоевал столько медалей, что можно, наверное, даже хлопнуть дверью и сказать: да пошли вы все! И быть абсолютно правым. А за что прессуют-то? За то, что он в прошлом году нам олимпийского чемпиона подарил? О котором в принципе никто даже и не мечтал. Ну не надо же глаза закрывать — Иванов тренировался по плану Грушина уже много лет! Почему Мишиного личного тренера Мищенкова не оформили на чемпионат мира? Да сам он приедет, ну сделайте хотя бы аккредитацию! Нет, белорусы делали. Причем все знают, что Пал Геннадьич такой человек, что никогда никуда не лезет, не придет и не скажет: “Ставьте сегодня моего Мишу!” А другие говорят. И каждый сегодня считает, что его спортсмен — самый лучший! Вот и идет грызня, единого-то руководителя, который видит картину в целом, нет.

А Александр Кравцов с одним пошепчется — все замечательно, с другим... Может быть, это ход такой: я всех уважил, а вы хоть глотки перегрызите. Не была свидетелем ссоры, когда Анатолий Чепалов не выдержал и послал Александра Кравцова при всех. Но лыжники говорят: “Если уж Чепалова довели до этого!..” Он такой спокойный, что услышать от него принародный мат практически нереально.

— Лена, болельщикам можно хотя бы намек на оптимизм сохранить?

— Я вообще не пессимистка и никогда ею не была. И никогда крест ни на чем и ни на ком не ставлю. Думаю, все будет хорошо. У меня сейчас уже нет таких бушующих эмоций, как были в Италии, — нет уже слез, хотя, наверное, даже сейчас могу заплакать... Немного поутихло все, и можно уже более трезво на все посмотреть. Это хорошо. И очень хорошо, что новая чемпионка у нас родилась — Ольга Завьялова попала еще в тренировочную струю, когда были “те овчарки”, как нас называли: Егорова, Лазутина, Гаврылюк. Есть Оля, вернется Юля Чепалова, будет на кого посмотреть. И ведь ребята очень хорошие. Я очень много с ними общалась на чемпионате. Раньше всегда, знаете, как нас делили? Женщины и мальчики. И это даже смешно уже было: господи, да когда же вы уже вырастете-то? Когда мужиками станете? А сейчас такие ребята — они не просто отбывают срок на лыжне за зарплату. Нет, они хотят, и многого хотят.

— Но в ближайшее время лишь намечена отчетно-выборная конференция, а сами-то выборы нового президента федерации — только через два года. За это время можно же действительно и без Иванова, и без Вилисова, и без Грушина остаться...

— Я так думаю, а может, я уже так хочу, чтобы Акентьев сам снял с себя полномочия уже в марте. Он не настолько равнодушный человек, чтобы смотреть спокойно на то, что происходит. Он уже упустил всю ситуацию, и будет жалко, если протянет еще два года, ничего не решая — делайте что хотите. Так можно действительно всех распустить по разным странам. Надеюсь, что этого не произойдет. Я всех на чемпионате мира просила: не горячитесь, давайте попробуем побороться. Утопить наш лыжный спорт окончательно в дрязгах — нечего делать. А подниматься-то как будем?




    Партнеры