Особенности национального маразма

28 марта 2003 в 00:00, просмотров: 505

Сто лет назад в Лондоне случился 2-й съезд РСДРП

Как нам стало известно много позже, это был судьбоносный съезд. Именно там, в Лондоне, первые отечественные коммунисты разделились на большевиков и меньшевиков. Потом нас учили, что большевики — это те, которых было больше, потому что они были за Ленина. Или наоборот: они были за Ленина, и поэтому их было больше. А все прочие — они как раз меньшевики.

Это нас большевики так учили. По своему обыкновению, они врали и не краснели, потому что краснее большевиков не бывает. На том лондонском съезде все было с точностью до наоборот. Те, кого впоследствии обозвали меньшевиками, были в большинстве. Но перемен для России они хотели постепенных и медленных. Зато те, другие, во главе с Ульяновым (а было их — совсем ничего), жаждали всего, сразу и побольше. Отсюда — большевики.

Что вышло из этого “побольше”, мы теперь знаем.

В этом же году, в нынешнем, еще одна юбилейная дата имеется: 10 лет назад возникла КПРФ. Наследница и правопреемница. Разрешите мне, так сказать, от имени и по поручению ее поздравить.

Вот уже 10 лет КПРФ сражается с драконом ельцинизма-путинизма. Вся в укусах, в рубцах и в рубище, исхлестана ядовитым хвостищем. Хотя, может, совсем это и не хвостище, а... Впрочем, не будем об этом. Рубцы опять же: в глаза не бросаются, но они есть. Посмотрите на них — на тт. Зюганова, Лукьянова, Купцова и прочих: все в шрамах, живых мест не осталось. И укусы тоже. Гляньте хотя бы на т. Анпилова — видно же, что укушенный. А уж в каких рубищах все эти товарищи ходят — в таких даже на паперть выйти стыдно: Версаче да Черутти. Нищета, одним словом.

Вспоминаются благословенные дни первого съезда КПРФ в скромном клубе подмосковного совхоза — под пение “Интернационала” и “Боже, царя храни!” Генсеком избрали тогда т. Зюганова: думали, что надолго, а оказалось — навсегда. Тогда же и унтер-генерал Макашов произнес пламенную речь — пока еще не про жидов, но уже страстную.

Начиналась обычная партийная работа — в парткомах, в засадах и на баррикадах. И, конечно, в подполье — где кроме большевиков можно встретить только крыс. А в 93-м КПРФ крестилась в огненной купели нового октября. “Генсек”, правда, не крестился, сумел избежать. Атеист потому что. Его в те дни вообще не видно было, нашего боевого т. Зюганова: кого смог, на эту заваруху сподвигнул, а как запахло жареным — сбежал и более, до самого финала, не высовывался. Берег себя для будущих свершений.

А в общем же и целом — ветер истории дует в паруса коммунистов. Согласно мудрому выражению г-на Проханова. Знаете такого? Ну, это который делает бабки на протестной журналистике. Как, риторически вопрошает сей г-н, играя парусами, создать дополнительный ветер?

Отвечаю: никак. Разве что подуть хором. А с парусами лучше не играть — можно их и вовсе лишиться. Впрочем, большевиков это не пугает, у них в запасе апробированный вариант имеется: в трюме их галеры по-прежнему сидят прикованные к веслам гребцы, а над ними — добры молодцы с кнутами и нагайками. Настоящие коммунисты, между прочим.

Схватка впереди будет жестокой и смертельно опасной, предупреждает г-н Проханов. “Против нас двинут авианосцы США и их спецназ”.

Мания величия. Профессиональное заболевание графомана.

В этой будущей схватке т. Зюганов призван быть “тяжелым, как медведь, и легким, как стрекоза”...

Вы его видели, граждане? Зюганова? Ничего себе стрекозочка... Скорее — саранча. Это я вовсе не для того, чтобы обидеть “генсека”. Дело в том, что г-н Проханов, оказывается, очень любит саранчу. Но не так, а кушать. С медом. Оказывается, это такое экзотическое блюдо – саранча в меду. Не пробовали? «Патриотам» очень нравится.

* * *

Нынешние большевики пытаются размножаться. Методом деления. Однако прогрессии при этом не получается. Получается некое варево, которое время от времени вскипает, и тогда к краю ржавого шадринского котелка подступает какая-то субстанция, что-то вроде пены; оседая, она оставляет на большевистских лозунгах не слишком привлекательные потеки.

Дело в том, что быть членом КПРФ и одновременно какой-нибудь другой партии — нельзя. Не положено. Поэтому возникают другие движения и объединения, что называется, “близкие по духу”. Хотя состоят они, эти “другие”, из тех же коммунистов. Для чего это нужно? Для видимости, по части которой большевики всегда были большими специалистами. Между собой все эти движения, понятное дело, не враждуют, а напротив — сразу же объединяются, скажем, в Народно-патриотический союз России (НПСР). Кто входит в этот союз? Да вот: Союз компартий — КПСС, комсомольцы-добровольцы (РКСМ), “Трудовая Россия”, “Власть народу”, Союз офицеров и прочая. А также, ясное дело, КПРФ.

Размножились.

Однако этот тернистый и где-то даже чуждый нам путь беспорядочных связей неизбежно подразумевает следующий этап — лечения и чистки в целом здорового организма от паразитирующих на нем всевозможных прилипал и временных попутчиков. Процесс оздоровления и очищения большевики начали не так давно и достигли немалых успехов. Из НПСР были исключены председатель движения “Духовное наследие” Алексей Подберезкин, вождь Аграрной партии России Михаил Лапшин и кемеровский губернатор Аман Тулеев. Они якобы избрали “другой путь”, за что и пострадали. И поделом: никакого “другого пути” быть не может, если имеется “генеральная линия”. Которую, между прочим, никто не отменял.

Но эта троица была только началом. Вскоре первичная парторганизация КПРФ Киевского района Москвы исключила из своих стройных рядов известного предпринимателя Владимира Семаго. Ему инкриминировались: “антипартийная деятельность, нарушение устава, партийной дисциплины, невыполнение решений съезда”. Словом, полный набор. Так что тов. Семаго еще легко отделался, раньше с таким набором можно было очень далеко загреметь.

Кстати говоря, гнев однопартийцев обрушился на тов. Семаго из-за того, что он, вопреки решению партсъезда, все-таки выставил свою кандидатуру на выборах в Думу по тому избирательному округу, где баллотировался еще один большевик — первый секретарь московской организации КПРФ тов. Куваев. Результат, впрочем, все равно не изменился: ни Семаго, ни Куваев по этому округу не прошли. Победил там вовсе даже не коммунист, а “яблочник”, Михаил Задорнов (не юморист).

А в прошлом году и вовсе скандал случился. Тогда из партии исключили спикера Госдумы Геннадия Селезнева, председателя думского Комитета по культуре и туризму Николая Губенко и председателя другого думского Комитета — по делам женщин, семьи и молодежи, — Светлану Горячеву. Исключением занималась не какая-нибудь там первичная парторганизация, как в случае с рядовым партийцем, хоть бы и с предпринимателем, с тов. Семаго, а пленум ЦК КПРФ. Да и то сказать: чины у вышеперечисленных товарищей немалые. Но и позволили они себе непотребное. В связи с перераспределением постов глав думских комитетов им было рекомендовано отказаться от руководства комитетами, а Селезневу — от спикерства. А рекомендация партии — это закон. А они, стало быть, пренебрегли. Ну и поплатились. Членством. Теперь небось жалеют страшно, ан поздно.

А с другой стороны — кто ж добровольно от власти откажется? Хотя бы и такой, думской? Только под угрозой расстрела. А это им пока еще не грозит.

До кучи и в знак протеста с историческим решением пленума вышел из КПРФ губернатор Нижнего Новгорода Геннадий Ходырев.

Совсем распоясались.

А последняя история — прямо-таки из ряда вон. И опять в центре ее оказался предприниматель. На сей раз — член думской фракции КПРФ, председатель исполкома НПСР тов. Семигин.

В НПСР этот товарищ попал “благодаря уговору, выгодному патриотам по финансовым соображениям”. Вообще-то истинным патриотам финансовые соображения как бы чужды. Но ежели эти соображения совсем уж аховые, тогда конечно. Тогда и к Березовскому в Лондон (обратите внимание: опять Лондон) смотаться можно. А Семигин, как когда-то и Семаго, на уговор поддался. То ли большой политики захотелось, то ли лавры Саввы Морозова покоя не давали. Хотя известно, чем закончил Савва, связавшись с большевиками.

Ничего особо нового “истинные патриоты” от Семигина не требовали. Всего-то он должен был — создать для них “фонд финансовой поддержки”. А он, стало быть, не создал. А может, просто надоело ему собственные средства в этот фонд перечислять. Тут-то “патриоты” во главе с большевиками на него и навалились. Обвинили его в том, что он — “крот”: подгрызает корни и посягает на основы, “атакует политический орган движения”.

Всегда хотел спросить: “политический орган” — это как?

В ответ тов. Семигин обиделся и подал иск в суд, оценив нанесенный ему ущерб в 4 миллиона рублей. “Патриоты” от такой наглости оторопели и даже, я бы сказал, немножко перепугались. С ихней стороны выступил все тот же г-н Проханов, который поделился со всеми желающими слухами о том, что в окружении Семигина раздаются угрозы в адрес прохановских детей. И это “отчасти напоминает избиение младенцев царем Иродом”.

Уловили намек? Стало быть, среди этих детей... Даже подумать страшно! А тогда папа, г-н Проханов, — он кто?..

Я же говорю — мания величия. Но чтоб до такой степени...

Со своей стороны г-н Проханов решил тов. Семигина тоже немножко попугать. “Мы, — говорит, — не козлики из стойла Голембиовского”.

Ясно, не козлики. Вполне взрослые особи.

После такой угрозы тов. Семигин, по-видимому, в свою очередь тоже перепугался и свой иск из суда отозвал. А может, никто и не пугался вовсе, а просто для видимости все это, перышки пощипать друг у друга на потеху публике. Чтоб публика не забывала. Известно ведь: рыбак рыбаку ничего не выклюет.


***

Однако не все так уж плохо. Да, кое-кто решил покинуть партию победившего пролетариата. Кое от кого избавляется сама партия — в целях оздоровления подпольного климата. Но и обратный процесс тоже наметился. Вливаются люди, нутром чуют посконную большевистскую правду-матку. Вливающихся, правда, не слишком много, но все-таки. Зато — какие люди!..

Раньше вот (я имею в виду последние 10 лет) из актеров-режиссеров к новым большевикам кто подался? Пальцев одной руки хватит. Ну, Губенко. Так и тот променял свою кожанку с маузером на думское словоблудие. Доронина опять же. С мхатовским придыханием. А еще — был такой Бурляев. Тоже актер, кажется. Сильно бурлил, и все больше по национальному вопросу. Называл себя любимцем Андрея Тарковского, хотя при жизни последнего ни о чем таком не заикался.

Всё, кажется? Ну, ежели забыл кого, простите.

Теперь ихнего полку, похоже, прибыло. Записался в него артист Василий Ливанов. В любом другом случае — невелика бы потеря, но Ливанов — артист замечательный и умный. Потому-то и обидно: умный талант, казалось бы, плохо сочетается с ханжеством и косностью. Однако артист сумел это противоречие преодолеть.

Написал Ливанов большую статью, в которой обрушился на телеканал “Культура” вообще и на министра Швыдкого в частности. Вообще-то г-н Швыдкой мне не родственник, так что без моих славословий он вполне обойдется. Да и не в Швыдком тут дело. А в тех гневных обличениях, коими затруднил себя Василий Ливанов.

Пишет артист об “омерзительной порнографии”, выплеснутой в наши дома с экрана государственного телеканала. Думаете, речь идет о каком-нибудь очередном “Сексе в большом городе”? Ничего подобного. Оказывается, речь о том, как “опозорили генерального прокурора”. Помните? Лицо, сильно похожее на г-на Скуратова, кувыркалось под видеокамеру на огромной лежанке с двумя девицами, приятными во всех отношениях.

Генпрокурора не опозорили. Он сам себя опозорил. Впоследствии, кстати, вышеупомянутое лицо утверждало, будто не оно, лицо, там кувыркалось, а все это фальшивка, подделка и монтаж. Ну и подал бы г-н Скуратов в суд — чтобы тот подтвердил клевету и поклеп на генпрокурора. Так ведь не подал же. Наперед знал, что получится.

Не нравятся Ливанову и “неравноценные обмены произведениями искусства с Германией, что унижает репутацию России в глазах мирового культурного сообщества”. Опять же: обмены не унижают. Унизительно ставить себя на одну доску с гитлеровскими грабителями.

Артист цитирует министра: “Министерство культуры, — сказал как-то Швыдкой, — работает не для деятелей культуры, а для граждан и для культуры”. “Горячечный бред, глупость”, — комментирует Ливанов. И опять — мимо. Как бы ни относиться к г-ну Швыдкому, он прав: Министерство культуры — для нас. Чтобы мы имели возможность ходить в библиотеки, музеи и театры. Чтобы мы могли читать и смотреть то, что хотим мы, а не министерство. А для “деятелей”, для создания им особых условий — это при советской власти. Так она вроде бы кончилась. Или г-н артист запамятовал?

И уж конечно — “Русский фашизм страшнее немецкого”. Эту фразу Швыдкого все наши “патриоты”, в том числе и г-н Ливанов, простить ему не могут. А по-моему, прощать тут нечего. Потому что в конечном итоге от фашизма более всего страдают те страны, где он становится государственной идеологией. Г-ну Ливанову об этом с немцами бы поговорить, они бы ему многое рассказали...

Любопытна терминология, которой пользуется народный артист России. “Швыдкой и К0”, “чудовищные инсинуации Швыдкого”, “Сама личность Швыдкого в сфере отечественной культуры настолько ничтожна...”, “Вот и сидел бы Швыдкой в своей нише для извращенцев...”. И — недвусмысленный намек: “Компетентным органам еще предстоит разбираться...”. Лексика времен тов. Суслова и партийной печати. А ведь г-н Ливанов — не только народный артист, он еще, кажется, и писатель, и член президиума Национальной киноакадемии... Как-то все это плохо вяжется. Неинтеллигентно, одним словом. Впрочем, если вспомнить выражение самого первого большевика о том, что интеллигенция — “вовсе не мозг нации, а говно”, тогда все понятно.

Но грустно.




Партнеры