Сестра Bорошилова

7 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 585

Два года назад у себя на даче умер известный телеведущий Владимир Ворошилов. Создатель игры “Что? Где? Когда?” оставил после себя огромное наследство: квартиру в Москве и Париже, дачу в Переделкине, два шикарных автомобиля, счета в российских и зарубежных банках. Всего на 180 миллионов рублей. На окраине Москвы в однокомнатной квартире живет родная сестра Ворошилова Анна. После смерти брата и мамы ее близкие — это карликовый пинчер Кика и кот Василий. Их семейный бюджет редко превышает полторы тысячи рублей в месяц. Столько она получает за свою работу — пение в церковном хоре.

АННА — приемный ребенок. Она вошла в семью Колмановичей в четыре года (фамилию Ворошилов телеведущий взял в браке с первой женой). О своих настоящих родителях девочка ничего не знает. В детском доме будущим родителям рассказали, что девочка в восемь месяцев была оставлена в детской комнате милиции. “Я всем говорю, что меня не на помойке нашли”, — смеется Анна Яковлевна.

Анне никогда не приходило в голову разыскать родную мать. Говорит, что не сентиментальна. Родителями считает тех, кто вырастил и воспитал. Хотя в данном случае правда — только первое. Воспитывать себя маленькая Аня никому не давала.

Почему Колмановичи решили взять ребенка из детского дома? Девочке говорили, что так захотел старший брат. Когда Володя уезжал учиться в Эстонию, мама плакала, говорила, что будет очень скучать. “А ты возьми себе ребенка из детского дома. Ты же всегда хотела девочку”.

Слова сына восприняли всерьез, когда в 52-м году на последней волне сталинских репрессий арестовали отца. К тому времени он ушел из министерства, работал главным инженером на фабрике “Большевичка”. Занимая столь высокую должность, оставался беспартийным. Говорят, перед арестом директор фабрики клал перед ним револьвер и говорил, что ему лучше застрелиться. Возможно, удочеренным ребенком хотели смягчить обстоятельства. На материных похоронах двоюродный брат сказал, что Анну взяли из-за квартиры. Это тоже похоже на правду. У Колмановичей действительно была единственная отдельная квартира на весь дом. Как бы то ни было, разницы между родным и приемным ребенком Колмановичи не делали никогда.

Первый раз Аня увидела брата, когда ей было уже восемь лет. После окончания художественного училища Владимир ушел в армию, служил в Германии. Все семейные потрясения произошли в его отсутствие. Сыну писали о семейных переменах, рассказывали, что девочка очень любит животных. “Помню, меня вызвали с уроков. Выхожу, стоит мама, а с ней рядом какой-то франт. В руках у него большая клетка, а там — белочка”. Несмотря на сердечный подарок, Аня не смогла принять появление в ее жизни соперника на родительскую любовь. Раздражало все. То, что Володя ходил по дому в трусах, — отец в таком виде не ходил. Как мама обслуживает такого взрослого брата за столом. Злила сама энергия, которая от него исходила. “Помню, нарисует что-нибудь и, прыгая по квартире, кричит: “Я гений!” Из Германии брат привез много красивых карандашей, ластиков — мечта советских школьников. Аня таскала все это в школу, за что хорошо получала от старшего брата. Не оставаясь в долгу, сама бросалась на старшего с кулаками. “Без драк у нас не проходило ни дня”, — со смехом вспоминает она.

Когда воссоединившаяся семья садилась обедать, Аня, протестуя против гегемонии брата, переворачивала его тарелки. В раздражении он кричал: “Знаешь, кто ты здесь такая?!” — “Володя, замолчи”, — обрывал его отец. “А я знала кто, — говорит Анна Яковлевна. — Я — младшая дочь. И своих прав уступать не собиралась”.

Ни к занятию родителей — шитью, ни к рисованию, как у брата, склонности не было. Девочка могла часами лепить из пластилина — брат заметил у нее хорошее чувство формы и отвел в свою художественную школу. “Они думали стандартно: или шитье, или рисование. Но никто не вспомнил, что к 15 годам я знала наизусть весь репертуар Театра оперетты!” Анна решила учиться пению профессионально. Специалисты по вокалу находили у нее хорошее контральто, над которым надо работать. Посоветовали репетитора, который готовит в Гнесинку. Очень хороший, только берет дорого — три рубля за занятие. Аня — к маме. “Нет, — последовал ответ. — Слишком дорого”. К помощи Володи, который тогда уже работал на телевидении, мама не захотела обращаться. Сама же Аня никогда у брата не просила.

Она считает этот отказ решающим в своей жизни. Именно с него началась неразбериха с поиском места в жизни, которая столкнула ее с прямого и ясного пути.

К совершеннолетию Анна получила от брата щедрый подарок — отдельную кооперативную квартиру. “Не знаю, то ли он действительно решил меня порадовать, то ли хотел избавиться от моего присутствия. Я не сентиментальна, об этом не размышляла”.

Вскоре Володю увольняют с телевидения. (Он вел встречу с начальником рыбного хозяйства. Прямо в эфире они закатали в консервную банку с сельдью иваси янтарное ожерелье. В том смысле, что какой сюрприз для покупателя. Это не понравилось высокому чиновнику из министерства.) Денег, чтобы оплатить кооператив полностью, брать было неоткуда. Квартиру пришлось обменять на комнату в коммуналке на Старом Арбате.

Покровительства старшего брата она никогда не искала. На работу в “Что? Где? Когда?” не рассчитывала: брат зарекся брать к себе на передачу родственников после того, как “посадил на письма” двоюродного брата. Не прошло и нескольких месяцев, как он испортил с ним отношения. “Зачем мне его помощь? Тяги к роскоши, как у него, у меня никогда не было. На жизнь мне хватало. Бывало, подкинет сотню долларов. Я не отказывалась”.

Анна Яковлевна часто повторяет, что не сентиментальна. Может, это помогает ей не сокрушаться по утраченным возможностям. Она вытащила в жизни счастливый билет, но не смогла им должно распорядиться. Да, если бы она была “ласковым теленком”, то удобно бы устроилась под сенью славы старшего брата. Но как говорится: мать дает человеку жизнь, а Бог — характер.

P.S. Полтора года после смерти телеведущего идет судебная тяжба о его наследстве. Судятся две женщины: его официальная жена Наталья Стеценко и гражданская — Наталья Климова, которая представляет интересы 5-летней дочери Владимира Ворошилова. Телеведущий не оставил завещания, поэтому наследство распределилось по закону: половина — официальной жене, другая половина разделена на три равных части: жене, дочери и матери (ей тогда было 90 лет). Мама Вера Борисовна умерла через полтора года после сына. Всю свою часть наследства, около 1 миллиона долларов, она завещала внучке. О приемной дочери в завещании не упоминается.

Анна сомневается в правомерности завещания: “Незадолго до смерти мама говорила мне, что она боится жить без Володи, ругала себя, что подписала все документы. Я знаю, что маму ничего не стоило запугать. Ей 90 лет, только что похоронила сына. Она очень боялась, что ее отдадут умирать в приют для престарелых”. Анна теперь тоже мечтает получить свою долю наследства.




    Партнеры