Стекло не сдается

9 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 396

Символичная для Москвы картинка — бабульки, собирающие пивные бутылки, — скоро канет в небытие. Столичный мэр Лужков на корню зарубил городскую программу по развитию сети приемных пунктов стеклотары. Так что не сегодня-завтра закроются даже те “приемки”, которые по случайности еще сохранились в городе. А вместе с ними канет в Лету целая эпоха, звеневшая авоськами у студенческих общаг и на улицах рабочих районов.

— Мы разрабатывали специальную программу по возрождению пунктов приема стеклотары, чтобы они были во всех районах столицы, — говорит специалист Департамента потребительского рынка правительства Москвы Наталья Колесникова. — Но когда подсчитали, во сколько это обойдется, стало ясно: городскому бюджету программу не осилить.

Мэр, ознакомившись с экономическими раскладами, дал чиновникам отбой. Чем фактически приговорил к смерти столичные приемные пункты. Впрочем, они уже давно умирали: винно-водочных заводов, которые принимают старую стеклотару, становится все меньше.

— Шампанское разливается только в первую бутылку — в процессе его брожения на стекле остается столько бактерий, что отмыть их невозможно, — говорит директор ООО “МЭЛЗ Эко стекло” Сергей Хрусталев. — Под водку старые бутылки годятся, но заводы постепенно от них отказываются. Производители хотят иметь “свою” бутылку, со своим логотипом. А грязную тару надо обрабатывать специальными растворами. В итоге оборотная бутылка обходится дороже новой. Вторично стеклотару используют разве что в пивном производстве.

Мы обзвонили московские пивзаводы и выяснили: да, старыми бутылками они не брезгуют, но все-таки предпочитают новые. Стоят они 1,80—1,85 руб. и уже готовы к употреблению. Не то что старые, которые поступают в приемные пункты в основном со свалок и из мусорных ящиков. Да и главные поставщики стеклотары — бомжи и одинокие пенсионеры — в один голос утверждают, что их бизнес в последнее время стал совершенно невыгодным.

Собрать бутылки нелегко, но сдать их — еще труднее. На Арбате нам удалось найти только один пункт приема. Умудренный трехлетним опытом приемщик Саша выключил надрывавшийся от тяжелого рока магнитофон и так оценил ситуацию:

— Раньше больше народу сдавало. В очереди стояли. Сейчас одни бомжи приходят. Редко пенсионер притащится. Ну какой смысл пожилому человеку мучиться из-за нескольких рублей?

Марина и Андрей профессионально занимаются сбором тары.

— Вдвоем за день набираем ящика три, так это всего рублей 40—50, — жалуется Марина. — Сейчас пивную тару принимают где по 80, а где и по 50 копеек.

В разговор вступает Андрей.

— В Очакове принимают по рубль сорок, на Дмитровском шоссе — по рублю. Но поездка в метро, а потом на автобусе дороже обойдется. Вот и сдаем за бесценок.

Такая история не только на Арбате. Как сказали “МК” в организации “Центрресурс”, в столице осталось не больше 50 пунктов приема стеклотары. Правда, есть еще нелегальные точки приема — это когда бутылки принимают прямо на улице. (Как правило, из таких точек тара прямиком идет в цеха по производству “паленого” алкоголя.) Но они стихийно возникают и так же стихийно исчезают, поэтому сборщики стеклотары их в расчет не берут...

...Пенсионерка Анна Леонидовна, принесшая в пункт 7 бутылок, сказала нам, что сдает тару только время от времени.

— Сегодня увидела, что бутылки около мусоропровода стоят, вот и решила сдать. А так чтобы специально собирать — нет. Хоть и маленькая пенсия, но себе дороже по такой цене сдавать. Сколько я унесу? Ну, десяток, а это от 4 до 8 рублей. Больше обуви сношу. Так что если не будет приемных пунктов, не жалко.

Беспокоит только одно. Прикиньте объемы выпиваемого москвичами пива. Представляете, сколько бутылок выбрасывают на городские улицы и оставляют в парках несознательные граждане? Во дворах-то стеклотару убирают дворники, а вот санитарами столичных парков и скверов до сих пор были бомжи да старушки, заглядывающие под каждый кустик. Не покроет ли теперь столичную землю еще один слой — из бутылок?




Партнеры