Кошачья амнистия

22 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 384

Не прошло и месяца, как вступил в должность новый начальник УИН по Москве Виктор Злодеев, а о нем уже вовсю судачит народ. Больше всего народные массы всколыхнуло сообщение, что генерал якобы приказал убрать из камер столичных СИЗО всю живность: кошки для зэков, мол, единственное утешение. На защиту четвероногих “узников” встали многочисленные общества охраны животных, начали бить во все колокола: генерал Злодеев “плохо” начал.

Спецкор “МК” решил выяснить все подробности у самого генерала.


В столице генерал-майор Виктор Злодеев появился сразу после псевдопобега из “Матросской Тишины” заключенного Алексея Дюльгера. (Напомним, тот просто хорошо спрятался от гнева сокамерников.) Но оказалось, что перевод Злодеева, который ранее работал начальником УИН Пермской области, не связан с этим ЧП. Просто в Минюсте уже давно присматривались к “хозяйственному” генералу.

С Виктором Злодеевым мы встретились во время открытия нового московского СИЗО-4 в Медведкове. Это первый в столице изолятор, изначально отвечающий международным нормам, — на каждого арестанта здесь отведено не менее 4 кв. м.

— Виктор Федорович, а как обстоят дела в других московских тюрьмах?

— Перенаселены сейчас три изолятора: “Матросская Тишина”, Бутырка и Краснопресненская пересылка. В каждом из них содержится примерно на тысячу человек больше, чем позволяет лимит. Эту проблему мы решим, когда достроим новые корпуса в СИЗО-4.

— Хуже всего дела в Бутырке?

— Вовсе нет. Там сейчас заканчивается ремонт, и к лету, надеюсь, там будет не хуже, чем в СИЗО-4. Самые большие проблемы пока в Краснопресненской пересылке: и условия плохие, и перенаселенность самая большая. Успокаивает только то, что заключенные там находятся недолго.

— Новая тюрьма застрахована от побегов?

— Каких-то особых систем безопасности тут нет. Они у нас везде одинаковые. Но здесь большой плюс, что прогулочные камеры расположены не отдельно на территории, а прямо на крыше корпуса. Ведь каждый выход на улицу с заключенным — дополнительный риск.

— Чем закончился “кошачий” скандал?

— Пониманием того, что я всего лишь действую по закону. Животных в камерах по санитарным нормам быть не должно, а в свое время этот момент был упущен. Никто же кошек не выбрасывает на улицу! Они остаются на территории СИЗО, просто не в камерах. Кстати, случайно недавно вычитал: ученые установили, что вирус атипичной пневмонии попал к человеку от животного, а именно — от кошки. Ведь в Китае их едят. Поймите, санитарные правила — это святое. Они не обсуждаются.




Партнеры