Потрошители банков

14 мая 2003 в 00:00, просмотров: 435

О “Легпромбанке” за последние годы написано много. Банк, некогда входящий в первые три десятка наиболее крупных в стране, стал одним из самых убыточных банков России — 4-е место по этому показателю в февральском рейтинге журнала “Профиль” на 1 октября 2002-го. Все беды, свалившиеся на банк, связывают с именем менеджера Андрея Дробинина, во времена работы которого были выдавлены основные владельцы банка.

Как только пресса не позиционирует Андрея Дробинина — даже “убийца банков”. Кроме того, с именем Андрея Дробинина связывают исчезновение сотен миллионов рублей, принадлежащих структурному подразделению Министерства иностранных дел — Государственному унитарному предприятию (ГУП) ГлавУпДК. И нужно сказать, что в связи с этим скандал вокруг Легпромбанка выходит из плоскости частных интересов.

Дело в том, что недавно Легпромбанк вошел холдинг — Росинбанк. Руководство холдинга не скрывает, что создали его специально для обслуживания ГУПов. В частности, среди учредителей холдинга — ГУП “Российская финансовая корпорация”, возглавляемая бывшим министром финансов Нечаевым, и ГУП “Росинкасс”, учрежденный Центробанком. Сам собой напрашивается вопрос: почему именно Легпромбанк, не вылезающий из скандалов, стал опорным в холдинге, предназначенном для государственных денег?

На сегодняшний день Легпромбанк является фигурантом множества скандалов. Их расследование и должно дать ответ на самый главный вопрос: почему, собственно, стала возможна вообще эта ситуация?

Из горцев — в миллионеры

Один из самых примечательных эпизодов эпопеи Легпромбанка — судебная битва за фирму “Легпроминвест”. Происходит следующее: один из бывших совладельцев ООО “Легпроминвест” вдруг дарит часть своей доли, на многие миллионы рублей, дальнобойщику Эльбрусу Дигоеву из осетинского города Дигора. После этого адвокаты Валеева подают в осетинский суд иск об исключении участников из состава “Легпроминвеста” и выигрывают его. При этом в основу решения суда положены судебные акты, отмененные судом кассационной инстанции как незаконные в период нахождения дела в производстве. Иными словами, один к одному повторяется история с Люблинским судом Москвы, когда судья Кулеба вынес решение с нарушением правил подсудности. Кстати, как я уже писал, квалификационная коллегия судей Москвы решила после этого случая отправить Кулебу в почетную отставку, что явно не удовлетворило пострадавшую сторону:

— Мои клиенты в результате этого явно спорного решения потеряли собственности на миллиард, — утверждает адвокат Павел Терентьевский. — По данному факту мы будем добиваться возбуждения уголовного дела. То же самое произошло и в Осетии: в результате судейской ошибки никому не известный горец Дигоев становится единственным владельцем собственности, оценивающейся в 12 миллионов долларов.

Правда, осетинское правосудие оказалось более скорым: подлог документов был немедленно обнаружен, и буквально по горячим следам был допрошен Дигоев. И вот что он показал на первом же допросе:

— В марте 2002 года, когда я привез водку в Москву, ко мне в кафе в районе Бутова подсел мужчина и сказал, что его зовут Юра и он возит “нового русского” Фарида Валеева, и предложил мне подзаработать. От меня требовалось всего-навсего подписать какие-то документы, и за это заплатили 40 тысяч рублей.

Потом почти сразу это решение было оспорено, но пока суд да дело — в Московский арбитраж уходит иск якобы от имени Дигоева. При этом сам Дигоев утверждает, что никаких исков в суд не подписывал.

История с “вербовкой” горца Дигоева и водителем “нового русского” Юрой имела продолжение. Осенью прошлого года судья Московского арбитража Нариманидзе неожиданно затребовала подлинники уставных документов трех фирм, которые явились совладельцами Легпромбанка. И на секретаря, принесшего эти документы, было совершено нападение прямо на ступеньках суда (свидетели утверждают, что при этом присутствовал Валеев, — “МК” писал об этом в прошлом году). Потерпевшая сторона немедленно оповестила об этом факте все налоговые инспекции Москвы, и тем не менее украденные документы были перерегистрированы в налоговой инспекции. И здесь — самое интересное: документы были зарегистрированы на водителя “нового русского” Дробинина Амирханова и его партнера Большева. Таким образом, украденная собственность на миллионы рублей перешла в руки двух водителей.

— Исход нетрудно предположить: судья Нариманидзе на основании этих поддельных документов выносит решение не в нашу пользу, — говорит Терентьевский. — При этом можно предположить, что судья знала, что документы были похищены, и тем не менее... По факту похищения было возбуждено очередное уголовное дело, но когда следствие попыталось допросить Большева и Амирханова, они просто... исчезли. Кстати, как и сам Дробинин, которого разыскивают по обвинению в нападении на судебного пристава. Таким образом, есть основания опасаться за их жизни.

Учитывая репутацию главного действующего лица, последнее предположение имеет право на существование. Но история с арбитражем на этом не кончилась. Вот что пишет Главное управление внутренних дел Москвы председателю Квалификационной коллегии судей столицы:

“...Неоднократно, несмотря на попытки следствия объявить выемки документов (по делу о хищении документов), судьями Ворониным, Дранко, Фатеевой и Ильиной отказывалось в подписании постановлений, в заверении копий документов... Указанные действия были выполнены по указанию заместителя председателя суда Курбанковой. В итоге ими были фактически сорваны выемки... заявленные действия Курбанковой грубо противоречат нормам действующего законодательства...”

Можно только догадываться: из каких таких соображений? И сколько они (соображения) ныне стоят в Московском арбитражном суде?..



Из чиновников — в банкиры

Собственно, вся история с Легпромбанком стала возможна только благодаря вот такому чиновничьему произволу.

— Я считаю, — говорит адвокат Терентьевский, — судья Кулеба принимает явно неправосудное решение, а некий чиновник Московского управления ЦБ производит по этому решению перерегистрацию уставных документов — и Легпромбанк переходит в чужие руки.

Кстати, роль ЦБ в этом деле вообще не поддается правовой оценке. Вся история с перерегистрацией выглядит примерно так. В Центробанк пришли чуть ли не с улицы некие люди, принесли не вступившее в силу судебное решение — и невинный как дитя чиновник производит изменения в уставных документах. Да вот только с “невинностью” в данном случае не очень получается...

— Вопрос об ответственности чиновников Центробанка в этом деле рано или поздно будет поднят, — говорит Павел Терентьевский. — Но более существенным является вопрос безнаказанности судей, принимающих противоправные решения.

Кстати говоря, по сообщению “Коммерсанта”, один из зампредов Банка России Андрей Виноградов неожиданно для всех переходит начальником Росинкасса, который, в свою очередь, владеет блокирующим пакетом банковского холдинга Росинбанк. И происходит эта перестановка после смерти прежнего руководителя Росинкасса Владимира Цеханова, чья фамилия постоянно звучит рядом с фамилией Дробинина. Но Легпромбанк, как выясняется, не единственный банк, который присмотрел Андрей Дробинин. Сейчас разворачивается скандал вокруг Россита-банка. История повторяется один к одному:

— В апреле 2001 года назначенный на должность заместителя начальника ГлавУпДК Алексеев представил руководству банка Дробинина как “экономического советника” Главка, — рассказывает жена пропавшего без вести директора Россита-банка Любовь Гостева. — Дробинин предложил выкупить доли других участников... После отказа руководства и участников банка от продажи Дробинину своих долей банк подвергся неприкрытому давлению со стороны Главка, выразившемуся в угрозе единовременного вывода всех средств Главка, находящихся в банке в КБ “Легпромбанк”, что привело бы наш банк к большим финансовым проблемам.



Вместо эпилога

Давайте подведем предварительные итоги. Сразу два крупных банка — в эпицентре скандала. Втянуты судьи, чиновники ЦБ, следователи и даже депутаты (которые сразу же после объявления Дробинина в розыск, чтобы обеспечить ему безнаказанность, зарегистрировали свои общественные приемные в здании Легпромбанка). И всем этим дирижирует один-единственный человек — Андрей Дробинин, которого называют в прессе “убийцей банков”. Кстати, если объединить все дела, в которых с начала 90-х просматривается эта фамилия, то число трупов вырастает до десятка, а уж покушениям, нападениям, поджогам и вовсе счет потерян. Кроме “Росситы” и Легпромбанка Дробинина и его сподвижников связывают с разоренными Кунцево-банком и Аско-банком.

Если проводить параллели, то все это очень напоминает сериал “СПРУТ”, снятый, кстати, по таким же реальным событиям. Помните, все сплелось в один клубок: полиция, бандиты, прокуроры, судьи, депутаты... И когда власти начали разбираться со всем этим, то квалифицировали это сборище однозначно: организованное преступное сообщество, созданное с целью хищения денег в особо крупных размерах. Именно это и есть современные ОПГ. И именно за ними охотятся во всем мире. Например, когда в той же Италии власти серьезно решили бороться с ОПГ, одним махом было арестовано треть парламента страны, десятки судей, прокуроров, высокопоставленных полицейских. В Москве же, где, если судить по телевизионным выступлениям политиков, идет непримиримая борьба с коррупцией и мафией, в прошлом году передано в суд по соответствующей 210-й статье УК... всего шесть дел. И среди них нет ни одного на экономическую тематику! Почему у нас до сих пор нет таких дел? Не хватает профессионализма? Или органы не заинтересованы раскручивать клубок, потому что тогда ниточка приведет к высокопоставленным покровителям бандитов среди правоохранителей? Ответы на эти вопросы хотелось бы получить от Генерального прокурора РФ Владимира Устинова, который не раз в своих выступлениях заверял в необходимости усиления борьбы с преступностью. И самое главное — чтобы эта борьба не завершилась очередным красивым высказыванием.






Партнеры