Сити над городом

16 мая 2003 в 00:00, просмотров: 236

На открывшейся в столице ежегодной выставке достижений российской архитектуры проект Москва-Сити потерялся меж сотен других чертежей, фотографий и инсталляций. Но не стоит обманываться. Сити — совершенно особый проект, оценивать который лишь с точки зрения архитектурных достоинств было бы наивно.

Когда Лужков только стал мэром Москвы, он больше всего на свете хотел восстановить утраченное. Символы той эпохи — знаменитые новоделы: церковь Казанской Божьей Матери, Иверские ворота и, наконец, венец творения современных зодчих — храм Христа Спасителя. Когда храм был закончен и освящен, Лужкову предстояло выбрать новый “проект века”. Времени на раздумья не было...

Архитектурное наследие мэра

В ходе избирательной кампании 1999 года мэр сделал ставку на Третье транспортное кольцо, справедливо рассудив, что эстакады и развязки нужны москвичам не меньше, чем церкви и памятники. И вот не за горами очередные, очевидно, последние для Лужкова выборы. Хотя большой драки за пост столичного градоначальника на сей раз не предвидится, со старыми идеями на них не пойдешь. Нужна новая градостроительная концепция, которая вдохновила бы массы и стала бы достойным завершением созидательной карьеры мэра. Вот тут-то и вспомнили про Сити.

Нет, чиновники об этом проекте и раньше не забывали. (Да и как забудешь, если гигантская стройка ежегодно съедала порядка миллиарда бюджетных рублей!) Однако в глазах простых москвичей имидж бизнес-квартала порядком пообтрепался. Горожане заговорили о Сити как о новом столичном долгострое. Мол, денег вбухано немерено, а толку не видно. За 10 лет на Краснопресненской набережной построили только мост “Багратион” и 27-этажную “Башню-2000”. Масла в огонь подлила Генпрокуратура, летом прошлого года возбудившая расследование по факту нецелесообразного использования денежных средств. Следователи намекали на якобы имевшие место махинации с векселями и даже хотели допросить министра московского правительства — Иосифа Орджоникидзе. Впрочем, до громких скандалов дело не дошло, что и позволило Юрию Лужкову накануне выборов взять строительство Сити под свое крыло.

Среди московских чиновников и архитекторов мало кто сомневается, что именно этот проект станет оплотом градостроительной политики Юрия Лужкова в 2004—2007 годах. Не случайно строительство основных зданий и сооружений планируется завершить до окончания третьего срока его пребывания на посту градоначальника. Лужков хочет уйти красиво, оставив после себя город из стекла и бетона, о котором современники будут говорить как о московском Манхэттене.



Что русскому можно, то немцу не сметь!

Сколько раз менялась концепция Сити, сегодня уже не сосчитать. Если бы у нас работал закон об авторском праве, первый автор проекта Борис Тхор наверняка смог бы отсудить себе солидную прибавку к пенсии. Из всего им нарисованного до наших дней дожила лишь башня “Россия” — все остальные объекты изменили не только свое назначение, но и очертания. Во-первых, небоскребы стали гораздо ниже, чем планировалось 10 лет назад. Во-вторых, появилось много плавных линий — куполов, перекрытий, арок, овалов… Сити уже не похож на царство Снежной Королевы, утыканное зданиями-кристаллами. Юрию Лужкову гораздо больше нравится словосочетание “наша новая эклектика”, хотя достоинства этого смешения стилей отнюдь не всеми принимается на ура. Недоволен директор Института искусствознания Алексей Комеч, который считает, что новый квартал небоскребов начисто забьет Кремль и прочие столичные доминанты. Со всех смотровых площадок города будет видна сплошная “новая эклектика” — и ничего настоящего, подлинно московского. Впрочем, было бы странно, если бы вечному оппоненту всех градостроительных инициатив Лужкова понравился Сити. Этого не может быть потому, что не может быть никогда. Другое дело — ректор МАрхИ Александр Кудрявцев. Как не раз говорил сам мэр: “Если во время обсуждения Кудрявцев молчит — это добрый знак”. На сей раз Кудрявцев не молчал. Он прямо указал на то, что давно уже было понятно всем, кто более-менее следит за развитием архитектурного процесса не только в Москве, но и за ее пределами. А именно: с точки зрения тенденций мировой архитектуры проект Сити безнадежно устарел. Лет эдак на тридцать, а может, и на все пятьдесят. Даже самые интересные, выигрышные здания, на макеты которых московская публика смотрит разинув рот, в подметки не годятся тому, что строят звезды архитектуры первой величины в Берлине или в Токио.

Кстати о звездах. Кажется, в 2001 году СМИ с подачи крупного московского чиновника хором заговорили о том, что Сити будут строить самые известные архитекторы мира. Назывались даже конкретные имена — Ренцо Пьяно, фон Геркан, Эрик Мосс. Увы. Ни один из названных персонажей в Сити скорее всего не отметится. Эрику Моссу пока вполне хватает истории с реконструкцией Мариинского театра в Санкт-Петербурге. Увязнув в спорах с местными чиновниками и эстетствующими представителями общественности, американец до Москвы даже не добрался. Ренцо Пьяно — автор Бобура в Париже и идеолог реконструкции Потсдамерплац в Берлине — заехал к нам всего на два дня. А вот фон Геркан оказался более настойчивым. Проект Центрального ядра, предложенный знаменитым немцем, рассматривался и в Москомархитектуре, и на закрытом заседании у мэра, и на Градостроительном совете. Впрочем, уже в ходе совещания у мэра нашла свое подтверждение старая поговорка: что русскому хорошо, то немцу смерть. Предложения фон Геркана не встретили поддержки не только у чиновников, но и у московского архитектурного лобби, хотя интрига сохранялась до последнего. Еще накануне 1 мая члены Градостроительного совета решали, оставить стеклянный шар — “изюминку” проекта фон Геркана — на площади перед новым зданием мэрии или нет. Решили не оставлять. Теперь в Сити будет самая большая площадь в мире, способная вмещать до миллиона человек, и не будет иностранных архитекторов.

Конкурс на строительство правительственного комплекса, в который переедут мэрия Москвы и городская Дума, тоже выиграл наш человек. Хотя иностранных участников было 128, а российских всего 16, чуда не произошло. Из пяти финалистов Юрий Лужков назвал победителем архитектора Михаила Хазанова, хотя сам потом признавался, что его проект был ничуть не лучше других. Хазанова отобрали не за оригинальность идеи. И не за приверженность стилю, вписывающемуся в контекст “нашей новой эклектики”. Его выбрали именно за происхождение. Столичным чиновникам легче иметь дело с российским архитектором, который хорошо знаком с национальными особенностями взаимоотношений власти и художника. Ведь у нас художнику могут запросто приказать подкорректировать проект. Скажем, в одном месте убрать двадцать этажей, а в другом дорисовать пятнадцать. И он не возмутится, не побежит жаловаться в суд на нарушение авторского права, как сделал бы любой уважающий себя иностранец.

Впрочем, справедливости ради стоит заметить, что проект Михаила Хазанова не так уж и плох. По крайней мере, на чертежах правительственный небоскреб (166 м) выглядит довольно легким и изящным. С помощью архитектурных приемов и специальной подсветки в конструкцию предлагается вписать гигантскую букву “М”. У самого Хазанова она была такой же простой и строгой, как и вся стилистика здания, но Лужков настоял на том, чтобы ее очертания напоминали зубцы Кремлевской стены. Раз уж мы создаем новую эклектику, надо быть последовательными во всем, считает мэр. Да и близость к нынешним обитателям Кремля лишний раз тоже подчеркнуть не помешает.



Великое переселение кошельков

После переезда чиновников в новый правительственный комплекс в собственности московских властей останутся только два здания из нынешних 39. Особняк на Тверской, 13, и “книжка” на Новом Арбате. С этими двумя объектами Юрий Лужков расстаться не готов. А вот остальная недвижимость скорее всего пойдет с молотка. Таким образом город сможет хотя бы частично оправдать расходы, затраченные на строительство Сити.

Правда, с бывшим зданием СЭВ пока тоже не все ясно. Известно, что на него давно имеют виды члены Совета Федерации. Управляющий делами президента Владимир Кожин даже обращался к московским властям с просьбой рассмотреть вопрос о передаче “книжки” сенаторам, но получил вежливый отказ. В руководстве города считают, что сенаторы тоже могли бы переехать в Сити. Там места всем хватит, заседай не хочу. Кстати, небоскреб под названием “Федерация” в планах строительства бизнес-квартала уже имеется. Осталось только прояснить его назначение. Либо это будет еще один правительственный комплекс, только уже федерального уровня, либо в нем разместятся офисы.

Главный архитектор Москвы Александр Кузьмин считает, что Сити спасет центр Москвы от неминуемой деградации и уничтожения: “Как только здесь появятся высотные башни с помещениями, оснащенными по последнему слову техники, все финансовые учреждения и другие фирмы переедут сюда. Это будет не только удобно для ведения бизнеса, но и престижно. А центр города сумеет сохранить свою культурно-просветительскую функцию”. Что касается количества офисов, то их, по идее, должно хватить всем желающим. В каждом небоскребе основная часть площадей отведена именно под административно-коммерческое использование. Правда, среднему бизнесу путь в этот оазис заказан. Город надеется выкачивать из Сити 29,7 млн. долларов в год, а это значит, что ставки аренды здесь будут чуть ли не самыми высокими в столице.

Впрочем, кто не сможет тут работать, наверняка сможет отдыхать. Правительство Москвы требует от инвесторов четкого соблюдения правил игры в “капитализм с человеческим лицом”. Все нижние этажи высоток, а также прилегающие к ним строения должны быть отданы людям. Сити ни в коем случае не должен превратиться в квартал, который живет только днем, а ночью становится гигантской “черной дырой”. Чем именно будут заманивать в Сити москвичей, пока непонятно. Из более-менее реальных проектов — аквапарк (строительство которого уже идет полным ходом), пятизвездочная гостиница (с ресторанами, барами, спа-центром и боулингом), торговые центры (потенциальные арендаторы выстраиваются в очередь) и фестивальный центр (по задумке архитекторов, там могли бы проходить мероприятия типа “Ники” и “Золотой маски”). Все остальное пока вилами по воде писано.



Атриум, да и только

Александр Кузьмин продолжает носиться с идеей атриумов. После того как стеклянным куполом перекрыли внутреннее пространство Гостиного двора, архитекторы обоих Моспроектов наштамповали этих атриумов еще штук десять, и все им мало. Ну как же! У нас ведь ужасный климат: больше полугода на улицу выходить не хочется. Гулять и пить кофе с булочками можно только в закрытом помещении, не говоря уже об участии в театрализованных шествиях и прочих культурных перформансах. В Сити атриумное пространство предполагается создать внутри Центрального ядра. Это будет как бы отдельный квартал под закрытым небом. Заходишь в 30-градусный мороз в дверь, снимаешь пальто, а дальше живешь привычной жизнью парижанина. Читаешь газету, сидя на скамейке. Радуешься шуму фонтанов. Заходишь примерить приглянувшееся в витрине бутика платье. Потом направляешься в кино. Внутри Центрального ядра, шутят авторы проекта, можно будет провести не только один день, но и всю жизнь. Если, конечно, вечное лето не надоест.

Отцы города ожидают, что в 2007 году в Сити будут ежедневно приезжать 125 тысяч человек. Из них 75 тысяч на работу и 50 тысяч просто так — из любопытства или отдохнуть. Правда, тут нужно сделать одно серьезное добавление: если им будет на чем. Проблема транспортного обеспечения не менее важна для Сити, чем интересные проекты и состоятельные инвесторы.



Как разрубить транспортный узел?

Последний раз вопрос о транспорте был поднят лично Юрием Лужковым. Любопытство отнюдь не праздное: мэр отлично понимает, что на Сити не стоит делать ставку, если власти не смогут обеспечить беспрепятственное сообщение чудо-квартала с другими районами Москвы. Проектировщики предлагают сразу несколько направлений решения этой проблемы. Во-первых, строительство новых дорог, эстакад и развязок. В Сити можно будет заехать отовсюду — и со стороны набережной, и со стороны Кутузовского проспекта и его дублера, и от Нового Арбата. Для размещения автотранспорта в городе небоскребов запланировано 23 тысячи парковочных мест.

Городской транспорт помимо автобусов и маршруток будет представлен совершенно новыми видами — мини-метро и СТС (скоростная транспортная система) Строительство мини-метро уже идет полным ходом. От Киевского вокзала линия пройдет до пересечения улицы Большая Дорогомиловская с Кутузовским проспектом (здесь появится новая станция “Дорогомиловская”), пересечет Москву-реку и войдет в зону Сити. На территории международного делового центра планируется сделать две станции — “Международную” (рядом с Центральным ядром) и “Москва-Сити” (в северо-западной части квартала). С “Международной” можно будет пересесть на поезда Калининской линии, чтобы без пересадок доехать до “Третьяковской”, а также перейти на платформы Солнцевской и Перово-Строгинских линий и через 20 минут оказаться в самых отдаленных районах Москвы. Вот, правда, со сроками пока не все ясно. Если Сити грозятся сдать уже к концу 2007 года, то прокладку новых линий, дай бог, осилят к 2015-му.

Главным транспортным узлом бизнес-квартала станет станция “Москва-Сити”. Здесь, по мысли проектировщиков, должны пересекаться все имеющиеся артерии — линии метро, мини-метро, СТС и т.д. Скоростной рельсовый транспорт будет курсировать по малому кольцу Московской железной дороги, а также соединит Сити с аэропортом “Шереметьево”. Уже просчитано, что в часы пик в одном направлении должно двигаться как минимум четыре поезда в час. Понятно, что любой из описанных выше транспортных проектов требует огромных вливаний из городского бюджета. Только строительство СТС по маршруту Сити — аэропорт обойдется в 60 миллионов долларов. И это без учета стоимости подвижного состава и технического обеспечения.

Откуда Лужков в течение ближайших четырех лет возьмет такие деньги, представить себе трудно. Правда, и про храм Христа Спасителя говорили, что до купола дело не дойдет. И Манежку ругали, и МКАД, и Лефортовский тоннель. Однако медленно, но верно дело двигалось вперед. В Сити работа тоже не останавливается ни на минуту. Уже проложены все необходимые инженерные коммуникации. Появился над землей гигантский фундамент Центрального ядра. К концу лета за строительными лесами можно будет угадать силуэт будущего аквапарка. Да и станция “Международная” на самом деле существует. Правда, пока в шахте полно воды, и ничего, кроме темноты, не видно, но специалисты “Метрогипротранса” уже в этом году обещают подключить тоннели мини-метро к тоннелям Филевской линии. Поезда по рельсам, конечно, пока не пойдут, зато эти помещения можно будет использовать для проведения выставок и модных показов. Это сейчас самый писк.

В общем, если Сити действительно станет главным градостроительным проектом мэра, за его будущее можно не волноваться. Что-нибудь там к 2007 году обязательно построят. В любом случае — хуже гигантского котлована в центре города, на который все мы любуемся вот уже больше 10 лет, ничего быть не может.






Партнеры