Квартиру в обмен на детей

21 мая 2003 в 00:00, просмотров: 270

Недавно в прессе появились сообщения о том, что в программе столичного правительства “Молодой семье — доступное жилье” появились первые “отказники”. Статья вызвала бурную реакцию у всех остальных участников программы, а также у тех, кто собирается принять в ней участие. Вчера корреспондент “МК” побывал в самом очаге конфликта — доме №38 на улице Верхние Поля, который заселили первые участники эксперимента.

Как сообщил “МК” руководитель Департамента муниципального жилья Петр Сапрыкин, по условиям эксперимента каждая молодая семья вселилась в дом на пять лет — до истечения срока договора. “В течение срока действия договора семья вносит три вида платежей, — перечисляет Петр Васильевич. — Первый — за наем жилого помещения. Второй — за жилищно-коммунальные услуги. Третий — паевой взнос в накопительную систему для приобретения жилья после окончания срока действия договора”.

Плата за наем стандартной 2-комнатной квартиры, в которую въезжает семья из трех человек с одним ребенком, постоянна в течение всего срока действия договора и составляет около 1120 рублей (36 долларов) в месяц. При рождении второго ребенка она будет снижена до 746 рублей. Коммунальные платежи оплачиваются в размере их фактической стоимости (100%) и составляют менее 1850 рублей.

То есть МОЛОДАЯ СЕМЬЯ СНИМАЕТ ДВУХКОМНАТНУЮ КВАРТИРУ В НОВОСТРОЙКЕ ЗА 96 ДОЛЛАРОВ. Вы слыхали про что-либо подобное?

...Среди жильцов дома №38 на Верхних Полях назрел раскол. Участники эксперимента разделились на два лагеря. По примеру классика я про себя назвал их “счастливцевыми” и “несчастливцевыми”.

— А мы знали, на что шли, — объяснила причину своего счастья представительница первых Галия Сабирзянова (ее ежемесячный паевой взнос составляет 680 долларов). — Мы до дыр изучили договор, взяли денег у родителей... Квартиру получили такую, какая нам с Ильдаром (мужем) и во сне не снилась. Думали — придется делать ремонт, а как зашли — обомлели.

“Несчастливцевы” “плодиться и размножаться” не планируют. Обзаводятся в лучшем случае одним ребенком. И полны решимости биться с властями до последнего — за снижение паевых взносов, пересмотр условий договора и право остаться в выделенной властями квартире навсегда.

— Мы с мужем десять лет ребенка не рожали, и если московские власти и дальше так себя вести будут — ничего от меня не дождутся! — плотно сжав губы, выкрикнула дама в черном платье, вокруг которой кучковались “протестные”.

По мнению г-на Сапрыкина, все узкие места, на которые напирали молодые в своем противостоянии с городскими властями, “давным-давно расширены”. “Паевой взнос — неприкосновенен, — говорит Петр Васильевич. — Это те деньги, которые семья под контролем города откладывает на покупку квартиры по окончании срока действия договора. Эти деньги из семьи НИКУДА НЕ УХОДЯТ и находятся под полным семейным контролем. Если семья по тем или иным причинам захочет разорвать с городом подписанный договор, всю внесенную сумму до копейки она ГАРАНТИРОВАННО ПОЛУЧИТ. Если люди встали на очередь в 2002 году и субсидия от города у них минимальна — 5 процентов, то ежемесячный платеж на самом деле может достигать 900 долларов, особенно если молодая семья решила приобрести 3-комнатную квартиру. Но именно такой категории молодых семей — тем, кто стоит на очереди менее 5 лет, — мы рекомендовали воспользоваться другим вариантом улучшения жилищных условий в рамках этой программы, а именно: куплей-продажей с рассрочкой платежа. Под этот вид договора город уже построил два дома — в Марьинском парке и в Люблине. Молодые семьи, желающие получить там квартиру, уже получают на руки смотровые ордера. А в целом под программу “Молодой семье — доступное жилье” в 2003 году городом будет построено более двадцати домов (это составит около 4500 квартир).

...Практически все жители дома на Верхних Полях выбрали первый вариант. Отказники в один голос говорили мне, что теперь им больше по нраву второй. И кредиты, оказывается, можно было бы найти — на первоначальный взнос, и само жилье к этому располагает. Несмотря на то что протестный электорат явно не пользуется массовой поддержкой жильцов (из 600 семей их поддерживают от силы 10—15), круг претензий отказников ширится с каждым часом.

— Мы хотим жить по западным стандартам, но совершенно не готовы к тому уровню взаимной ответственности, который существует на Западе, — сказал мне на прощание Петр из десятого подъезда, работавший юристом в нотариальной конторе. — Шантаж властей, заинтересованных в создании молодых семей, — типично российское ноу-хау. Мол, хотите от нас семью и детей — давайте деньги, скидки, квартиры. Я когда-нибудь об этой особенности национального характера диссертацию напишу. Только ума не приложу, кому она может быть полезна.





Партнеры