Смокинг для героя “Матрицы”,

22 мая 2003 в 00:00, просмотров: 206

“Последний раз я была здесь шесть лет назад”, — сказала и сама удивилась Изабель Аджани. Шесть лет назад Изабель была членом жюри и просидела в Канне в течение всего фестиваля. А нынче приехала на один день, чтобы представить ювелирный Дом Chopard: Дом вручал свои призы молодым актерам, и Изабель была главным действующим лицом события.


Каким-то магическим образом тут же стало известно, что черное платье на Изабель — от Фенди, что макияж у нее — от Диора, а прическу ей делал модный парикмахер Джон Ноллет. Подобные вещи вообще всегда сразу становятся достоянием Круазетт. Еще никому из звезд не удалось скрыться от бдящего ока публики.

Вот, пожалуйста, про Монику Беллуччи: была в Диоре, а килограммы сапфиров ей одолжил Картье, а потом поменяла туалет на платье от Дольче и Габбана, а в качестве украшений надела рубины и бриллианты. В Диоре также видели Летисию Касту. Сандрин Боннэр предпочла Армани, а Энди МакДауэлл — Эскада. Пенелопа же Крус была одета в черное шелковое платье от Диора, а украшение на шее “Бель эпок” (“Прекрасная эпоха”) для нее специально создал Джон Гальяно. Спутник ее и партнер по “Тюльпану” Венсан Перес показал себя миру в смокинге от Гуччи. Впрочем, все мужчины, идущие по красной дорожке в Фестивальный дворец, одеты в смокинги. У Киану Ривза, например, смокинг — от Ива Сен-Лорана.

Но по части макияжа задвинул всех Дом Диор — он привез на фестиваль центнеры парфюма и косметики: 150 штук губного блеска “Addict”, 100 палочек туши для ресниц “Dior-Show”, 200 флаконов туалетной воды “J’adore” и так далее, и тому подобное. Туалетную воду дарили VIP-персонам, а косметику загрузили в лифт отеля “Мартинез” и отправили на пятый этаж, в салон. Именно здесь под руководством 12 лучших визажистов, нескольких парикмахеров “Жан Прово” и представителей Дома Диор разместилась “творческая лаборатория красоты” фестиваля. Часами команда стилистов работала с лицами и волосами звезд.

Вот Джон Ноллет: вы думаете, что не знаете его? Знаете прекрасно — по челочке Амели Пулэн. Для Моники Беллуччи он сделал две “большие” прически — одну на открытие, другую — на презентацию фильма “Матрица: перезагрузка”. Его коллега, Люси Сэн Клэр, работала не в отеле, а в своем салоне близ Фестивального дворца. Очереди к ней — огромные, и все — из известных и уважаемых людей. Потому что дама-парикмахер тоже известна — если не вам, то вашим мамам: кто из них не носил прически с начесом под Брижит Бардо? Кроме того, с гостями фестиваля вот уже 15 лет в поте лица трудятся парикмахеры “Жак Дессанж”. За прошедшие дни они “чесали” МакДауэлл, Шварценеггера и его жену Марию, Катрин Денев и много кого еще.




Партнеры