Корона с ржавчиной

28 мая 2003 в 00:00, просмотров: 3655

Нынешняя весна ознаменовалась в Москве громкими воровскими разборками. Кровавые расстрелы “активных членов преступных группировок” (как именуют воров борцы с оргпреступностью) стали постоянными атрибутами милицейских сводок. По городу поползли слухи, что между “законниками” разгорелась новая война и что исход ее будет страшен.Так ли это? Насколько вообще сильно сейчас воровское движение? И какие процессы в нем происходят?

Закуска из свинца

21 марта в 1.30 ночи оперативники и врачи “скорой” выехали по вызову в элитный суши-бар “Такэ” на Кутузовском проспекте. На месте происшествия их ждали два трупа и четверо раненых.

Двумя часами раньше в этот бар на “Ягуаре”, “БМВ” и джипе приехали шестеро кавказцев, спокойно сели в уголке, заказали бутылку вина и о чем-то тихо разговаривали. А в 1.15 к бару подрулили две иномарки с опущенными задними стеклами. Автоматные очереди ударили через витрину. Досталось всем посетителям. А киллеры мгновенно скрылись, бросив оружие. Никто даже не успел запомнить номера машин.

Пострадали чеченцы, приехавшие из Грозного, и азербайджанцы. На месте были убиты телохранитель-киллер Расим-оглы Бадалов и вор в законе Муслим Хасханов (Муслим), которому пуля попала в голову. Ранеными оказались Руслан Мусаев (Казбек) из подмосковной Шатуры — друг и правая рука Хасханова; 35-летний Артик Добчаев (Артек) — тоже вор в законе, один из лидеров чеченской диаспоры, вор Мубарис Гаджи-заде (Рафис) и Иса Мустафаев — лидеры азербайджанской группировки. Артек через несколько дней умер в больнице. Когда началась пальба, Добчаев в шоке поднялся и успел прокричать: “В нас же “черные” стреляют!”

Вор в законе — авторитетный, опытный вор, с мнением которого в воровской среде нельзя не считаться. Коронация происходит на сходках. Возведение в этот ранг невозможно без полного соблюдения воровского закона.

Оперативники считают, что жертвы нападения собрались на очередную “региональную” сходку, в которой участвовали представители Азербайджана, Чечни, Московской и Нижегородской областей. А главной целью киллеров был, несомненно, один из лидеров чеченской ОПГ — 30-летний вор Хасханов.

Новая война?

Так кто же стрелял в авторитетных посетителей бара и почему? Сразу возникло несколько версий.

По одной из них, в баре разрешался конфликт между чеченской и азербайджанской группировками по вопросу контроля над богатыми торговцами с Черкизовского рынка. Обсуждалась якобы и общая ситуация в городе. Ведь события на Дубровке сильно уменьшили влияние этнических группировок в Москве. Разумеется, ситуацией немедленно воспользовались “славянские” группировки (некоторые называют “измайловцев”) и начали вытеснять кавказцев. Однако в громком расстреле в баре “измайловские” явно не участвовали. Стреляли кавказцы!

Высказывались предположения, что это могли сделать дагестанцы, также имевшие экономические претензии к убитым. В частности, называлось имя авторитета Григория Гимбатова (Гриши Резаного). Он давно поссорился с Муслимом, на Гимбатова покушались в центре Москвы, тогда погибли два его родственника...

Авторитет — лицо, принадлежащее к преступному миру и занимающее в нем высокое положение. Руководствуется воровским кодексом чести. При отсутствии в зоне вора в законе выступает в роли “смотрящего за зоной” и назначается таковым только с письменного или устного разрешения группы воров. Вора также могут называть авторитетом, но для бытового понимания, как правило, авторитетом называют криминального лидера рангом несколько ниже. К данному определению не относятся современные бандитские авторитеты, не признающие главенства воров, — т.н. отморозки.

Возникли предположения, что в расстреле замешаны сами же чеченцы. Поводом для этого послужили события осени прошлого года, когда осужденного в Краснодаре известного полевого командира и чеченского криминального авторитета Лечи Бороду (Исламова) этапировали в Москву. Сразу после ареста он самовольно объявил себя вором в законе. Но “по понятиям” воевавший и убивавший “бригадный генерал” не может носить воровскую “корону”. К тому же обязательной в такой ситуации сходки воров и “рекомендующих лиц” тоже не было. И скорее всего “генерала” Исламова ждала бы плачевная судьба, если за него не вступились бы влиятельные воры Робинзон Арабули, Саша Ташкентский, Хусейн Слепой, Пецо, Омар Уфимский.

Однако чеченские воры, в том числе Артек и Муслим, остались при своем мнении и не признали Лечи Бороду вором в законе. Ради этого осенью прошлого года была собрана сходка местного значения в гостинице “Салют”, на которой страсти так накалились, что дошло до поножовщины, а Артек еще и получил табуреткой по голове. Проблемы это не решило, а нанесенные вору “оскорбления действием” только усугубили напряженную ситуацию внутри чеченского стана.

Тем временем убийства продолжились. 30 апреля в ночном клубе “Пещера” погиб азербайджанский вор в законе, 40-летний Мирсеймур Абдуллаев (Сеймур). Его расстреляли вместе с друзьями почти так же, как и в суши-баре на Кутузовском. Двое преступников в масках ворвались в 10 часов вечера в клуб и открыли шквальный огонь из пистолетов по группе кавказцев, сидевших за столиком. 12 из 25 выпущенных пуль попали в Сеймура. Был ранен его сподвижник Ильяс Бабаев. Мотивом преступления оперативники считают ответ на убийство в суши-баре “Такэ”. Говорят, что Сеймур был лидером крыла азербайджанского преступного сообщества Москвы, представители которого не хотели делиться с чеченцами доходами от рынков. Из-за этого якобы он и организовал расстрел конкурентов.

А еще оперативники обратили внимание на то, что эти убийства произошли после крупной воровской сходки, прошедшей 9 марта в одном из казино Домодедовского района Подмосковья. По разным оценкам, в ней приняли участие от 130 до 200 воров и “авторитетов”. Большинство расстрелянных позже бандитов принимали участие в этой сходке. Нет ли здесь какой-то связи?

Сходка федерального значения

Воровская сходка — коллективный орган управления воровским сообществом; нелегальное или полулегальное собрание воров в законе и примыкающих к ним криминальных лидеров для обсуждения и принятия решений по актуальным вопросам функционирования воровского сообщества. Вопросы, выносимые на сходки: “крещение”, “коронация” уголовных авторитетов титулом “вора”, разрешение конфликтов внутри сообщества, применение санкций за нарушение традиций, сбор, хранение и использование “общака”, определение мер противодействия конкурентам и правоохранительным органам, раздел сфер влияния...

Из “Энциклопедии МВД России”.

По имеющейся у “МК” информации, главным вопросом сходки 9 марта стала взрывоопасная ситуация между абхазскими и кутаисскими “законниками”. А точнее, серьезные претензии, грозящие лишением воровской “короны”, к одному из самых уважаемых и старых воров. Собравшиеся пытались помирить воров, а также решали, как очистить свои ряды от самозванцев (“сухарей” и “апельсинов”), покупающих “корону” за деньги.

Из самых известных воров, присутствовавших на той сходке, можно назвать Како и Тимура, Гурама, Бадри и Виталика Зверя. Было и новшество — сходка впервые проходила в режиме... телефонной конференции. Часть воров принимала участие в ней издалека, с помощью мобильников (раньше все авторитеты обязаны были лично присутствовать на собрании).

Как говорили потом участники встречи, “крутые контролировали, что происходит”. Имелись в виду воры Лаша, Тариэл, Шакро и другие, которые в последнее время предпочитают жить в Испании, подальше от наших правоохранительных органов. “У кого деньги есть, тот скоро в космос будет летать на сходку, а мы тут будем только слушать, что они решили”, — ворчали потом недовольные.

Тем не менее спор среди присутствовавших вышел таким горячим, что дошло даже до драки. И, похоже, общую проблему взаимоотношений воры так и не решили. Потом перешли к процедуре принятия новых членов в “семью”. Кстати, теперь вместо двух рекомендаций кандидатам в “законники” нужно заручиться как минимум четырьмя.

Воровская семья — группировка воров в условиях зоны по территориальной или иной принадлежности; воровское сообщество в целом.

Смотрите, кто ушел

Помимо банальных разборок в криминальном мире происходят и другие, по-настоящему знаковые события. Фактически прекратила свое существование элита воровского движения.

13 января этого года в Брянске был тяжело ранен вор в законе, так называемый смотрящий за Брянской областью Олег Рогачев (Рогаченок). Незадолго до этого победой Рогаченка закончилась его двухлетняя война со старым “смотрящим”, вором Борей Петрушиным-Брянским (Барыгой). Барыга вернулся в город после 15-летней отсидки и резко поставил на место зарвавшегося, по его мнению, Рогаченка. Петрушина неоднократно взрывали и обстреливали, он был тяжело ранен и лечился в Москве. А прошлым летом его все-таки убили. Но Рогаченок не смог удержать власть на Брянщине, поскольку не обладал таким же бесспорным авторитетом, как Петрушин. Олег даже вынужден был долго скрываться и вернулся только отпраздновать Старый Новый год. Но прямо во время вечеринки в кафе трое его друзей были жестоко изрезаны ножами, а сам Рогаченок попал под автоматные очереди и гранатометный выстрел.

18 апреля в Москве днем на Госпитальной площади у проходной военно-клинического госпиталя имени Бурденко был расстрелян из автомата с глушителем 42-летний вор в законе Артур Людков (Артур Астраханский). Оперативники считают его убийство продолжением конфликта между вором Шакро и “измайловской” преступной группировкой. Их война тянется давно, и счет убитым периодически пополняется то с одной, то с другой стороны. Людков какое-то время был шофером Шакро, а затем и сам выбился в воры.

22 апреля ночью в центре Брянска у автовокзала был застрелен вор в законе Мераб Табагуа и его соратники Алексей Крюков и Иван Занкевич. Мераб только освободился после 8-летней отсидки.

Все эти факты свидетельствуют, что ворам старой формации, привыкшим жить по законам, выработанным много лет назад “честными жуликами”, нет места в новом сообществе. Внешне все выглядит вполне пристойно. Отсидевшие длительные сроки воры радушно принимаются их нынешними собратьями. Но зона и свобода — очень разные понятия. И то, что в зоне считается законом, старые, “правильные”, воры пытаются восстановить на воле. Они не принимают увлечения нового поколения бизнесом, привычки жить в роскоши — то, без чего нынешние воры уже не могут обходиться. Неизбежно возникают конфликты. И, как правило, старые воры уже через несколько месяцев после освобождения становятся жертвами кровавых разборок. Затем их с почестями хоронят, произносят приличествующие случаю речи по поводу опыта и идейности “ветерана”. И с облегчением возвращаются к привычной уже роскоши, за которую лет 10 назад могли лишиться “короны” и жизни.

Одних авторитетов расстреливают на улицах, другие просто пропадают. Так произошло с Сережей Люблинским, который освободился полтора года назад и начал качать права на старой территории. Но место под солнцем было уже занято молодыми волками, которые не собирались делиться с пришельцем. В итоге Сережа Люблинский пропал без вести — ровно год назад.

Кто же приходит на замену идейным старым жуликам, которым не осталось места в новой криминальной иерархии? Эта замена далеко не всегда хороша даже для членов самой “семьи”.

Ошибка Гориллы

В настоящее время в “Матросской Тишине” находится всего один вор в законе — 30-летний Звиад Джинчарадзе (Горилла, или Звиад Кутаисский). Он тоже участвовал в сходке 9 марта.

Первый раз Горилла был осужден за незаконное хранение оружия еще в 1994 г. Затем находился в розыске за убийство, совершенное в Москве. Но долгое время ему удавалось скрываться... в питерской тюрьме. В Питере его арестовали за мошенничество. Наконец Звиада этапировали в Москву, где он показал себя во всей красе.

Когда Гориллу привезли в “Матроску”, оттуда как раз ушли по этапу два вора. И Звиад решил установить в тюрьме свои законы. Первое, что он сделал, — сменил прежних “положенцев” (тех, кто помогает вору править и распределять посылки с воли). Но он даже не попытался согласовать их кандидатуры с другими ворами на воле, как это принято в воровской среде. А особым авторитетом выдвиженцы Гориллы не пользовались. Разброд среди обитателей “Матросской Тишины” дошел до полной анархии, с которой Звиад сейчас уже не может справиться. А это, по воровским законам, одна из главных его обязанностей. Но, похоже, он решил жить по собственным понятиям.

Об этом говорит и возможная причастность Джинчарадзе к убийству в 1999 г. Тогда в кафе “Эмиль” на проспекте Вернадского был убит один из владельцев точки Натик Ибрагимов. Сыщики считают, что Горилла пытался подмять кафе под себя, а когда Ибрагимов стал сопротивляться — мог застрелить его. Работники питейного заведения нашли труп хозяина в пустой подсобке. Убийца к тому времени исчез.

Если это действительно сделал Горилла, то он нарушил сразу два воровских закона: во-первых, собственноручно убил, а во-вторых, убил не равного себе жулика, а простого барыгу.

Пример Гориллы очень показателен. Еще десяток лет назад только одного из перечисленных нарушений было бы достаточно для скорого суда жуликов. Сейчас это запросто может сойти с рук.

Тайная жизнь “семьи”

Так что же происходит в воровском течении? Чтобы ответить на этот вопрос, корреспондент “МК” встретился с одним из самых авторитетных воров столицы (по его просьбе мы не называем имени).

Мой собеседник чувствовал себя уверенно и свободно — настоящим хозяином не только питейного заведения, где проходил разговор, но и всей жизни. Если бы я не знал, кто передо мной, подумал бы: преуспевающий кавказский бизнесмен, каких сейчас много в столице. Только подобострастное отношение ресторанного персонала говорило об особом статусе гостя.

— Так новая война воров все-таки началась?

— Никакой новой войны между чеченцами и азербайджанцами нет. А предположение о том, что проблема в одном торговце с Черкизовского рынка, верно лишь отчасти. Началось все с более простых вещей примерно год назад. Тогда и Муслим, и Артек принимали участие в разборке по поводу разбитого “Мерседеса” Муслима. Вполне обычная ситуация. Но неожиданно дело дошло до драки, во время которой Артек получил табуретом по голове. А безнаказанно ударить вора не имеет право никто. Поэтому было еще несколько разборок, а закончилось стрельбой на Кутузовском.

— А как же убийство Сеймура?

— Поверьте, эти события никак не связаны. Сеймура убили из-за денег.

— Не повлияла ли на ситуацию последняя сходка?

— Смотря какую сходку вы имеете в виду. Их было несколько. Милиция говорит о конфликтной сходке 9 марта, но ей предшествовала еще одна, более важная, в Коломенском. А вообще за последнее время в регионе прошли три сходки.

— Я имею в виду сходку 9 марта.

— На ней просто некогда было заниматься другими вопросами. Нужно было решить возникший конфликт. А еще там было принято решение об ограничении принятия новых членов “семьи” и ужесточении правил.

— Стал ли кто-нибудь на этой сходке вором в законе?

— Желающих было очень много, около 20 человек. Но вором стал только один. Его никто не слушал, да и вообще не до этого было. Тогда он просто вскочил на стол и заорал: “Да вор я, вор! Что вы еще от меня хотите, спрашивайте!” И он докричался — его приняли в “семью”. А остальных — нет. Будут ждать своей очереди.

— К чему такие сложности?

— На конфликтных сходках вообще все очень сложно. Те, кто стоит в последних рядах, могут просто не услышать то, что говорят в первых. К тому же в запале спора многие переходят на грузинский язык, и воры других национальностей их просто перестают понимать. А грузинских воров изначально больше.

— Сколько сейчас всего воров?

— Сложно сказать. В Москве около 300. А в целом по стране — кто посчитает? Именно из-за того, что в последние годы слишком легко стали принимать в “семью”, дабы укрепить свои позиции и увеличить число сторонников, мы и решили ограничить прием. А иначе воров перестанут уважать. Да и “сухарей” стало много.

— Но ведь тех, кто живет по старым традициям, почти не осталось.

— Традиции со временем и должны меняться. Было время, когда вор приходил на зону и рассказывал старикам о телевизоре. А они сидели еще с царских времен и даже представления не имели, что это такое, считали, что новички просто придумывают. И за это могли “дать по ушам”, лишить воровской “короны”.

Но сейчас все меняется. И почти не осталось воров, которые сами идут на гоп-стоп. Какой смысл в одиночку брать квартиру, если все двери стальные, под сигнализацией и сразу примчится рота охраны? Наша задача — объединять и руководить, доказывать, что воровская идея жива. Сейчас мы контактируем и с властью, и с силовыми структурами, и с бизнесменами. Да и с журналистами, если это не вредит делу. Это реалии времени. Но главное — мы остаемся “семьей”, которая всегда защитит и поможет.

Через два дня после нашего разговора в Москве был расстрелян питерский вор Костя Могила. Отомстит ли за него “семья” или сами воры приговорили его как отступника?

Очевидно, что современные “законники”, хотя и делают вид, что придерживаются традиций, активно внедряются в крупные коммерческие структуры и одновременно пытаются контролировать весь криминальный мир страны. Однако это уже не то воровское движение, о котором так романтично и заманчиво рассказано в книгах. Эпоха босяков закончилась. Нынешние воры больше заботятся не о сохранении старых законов, а о капитале, предпочитая руководить подчиненными с европейских курортов. Не чураются они и дружбы с представителями власти — верного залога безбедной и спокойной жизни. Новые войны им совсем ни к чему — стрельба привлекает внимание и мешает бизнесу. А деньги важнее традиций.

ОТ ВАНЬКИ КАИНА — К “СЕМЬЕ”

До того времени, когда был создан российский уголовный розыск, “лихими людьми” занимался Разбойный приказ. Но его основной задачей был политический сыск. Поэтому предшествующий период можно назвать “золотым веком” воров.

Самым легендарным вором прошлого считают Ваньку Каина, который начал воровать еще в 30-е годы XVII века. Причем он не только воровал сам, но сколотил организованную банду с зачатками современного рэкета — вымогал деньги у купцов.

Во время правления Петра I Россия изобиловала ворами. Только в предместьях Москвы их насчитывалось больше 30 тысяч. Они жили обособленно, ходили “на дело” изолированными бригадами. Криминальные авторитеты стали быстро набирать силу после революции 1917 г. — политические враги нового государства начали привлекать на свою сторону профессиональных преступников.

Когда появились современные воры в законе, точно не установлено. Считается, что это порождение советских тюрем 20-х годов прошлого века. Но в то время бандформирования действовали разрозненно. Пожалуй, единственное исключение составляли карманники, делившие зоны влияния на сходках. Наверное, в этой, тогда самой уважаемой касте воровского мира, и появились первые “законники”.

По другой версии, к появлению воров в законе приложил руку ГУЛАГ. Ведь многочисленные лагеря нужно было каким-то образом удерживать под контролем изнутри. Поэтому образованию организованных воровских сообществ особо не препятствовали. А после Великой Отечественной войны воры в законе уже были лидерами уголовного мира и выработали свои “правила игры”.

Большие потери воры несли в междоусобных войнах, которые власти умело разжигали. Например, часть воров принимала участие в боевых действиях на фронтах Великой Отечественной и даже вернулась с войны с боевыми наградами. Но остальные жулики их не приняли, посчитав “ссученными” (предавшими воровские законы). Их еще называли “польскими ворами”. Эта воровская война в основном разгорелась в зонах и длилась до тех пор, пока не были найдены компромиссные решения.

После распада ГУЛАГа воры стали не нужны власти. 60-е годы сами воры называют периодом “провала движения”. Их количество резко уменьшилось, а сама воровская идея перестала интересовать молодых бандитов.

Ситуация резко изменилась после распада СССР. К этому времени “воровские семьи” в основном процветали в Грузии. Воров-славян можно было пересчитать по пальцам. Но перестройка привнесла новшества и в ряды жуликов. Один из них — Джаба Иоселиани — даже стал помощником президента Грузии Шеварднадзе. Недавно Джаба умер и был с почетом похоронен.

Тем временем весь поток грузинских воров хлынул в Россию. А чтобы закрепиться, им необходимо было создавать новые кланы, объединяя верных сподвижников. Количество “коронованных” стало расти как на дрожжах. Конечно, качество при этом не просто пострадало, а почти свело на нет престиж вора в законе. За деньги можно было купить любое звание. Резкое увеличение числа жуликов привело к тому, что они сами перестали понимать, кто действительно является членом “семьи”, а кто — самозванцем.

Не так давно воры осознали всю критичность этой ситуации и теперь пытаются контролировать ее, ужесточая правила приема в свои ряды.




Партнеры