Мерси от Марсо

23 июня 2003 в 00:00, просмотров: 228

Она была в Москве, на кинофестивале, всего три дня. Промелькнула, очаровала журналистов и упорхнула в Париж — домой, к детям и к работе, оставив о себе целый ворох слухов и домыслов. Приехав в столицу, она отказалась от прикрепленного к ней лимузина, выбрав авто поскромнее. Потом попросила переводчицу отвезти ее в “простой русский ресторан”, куда может “попасть любой москвич”. Там она заказала стерлядь и красное французское вино. Ее зовут Софи Марсо. Она — самая яркая звезда современного французского кино.

Еще несколько слов в пользу демократичности Софи Марсо. На интервью с российскими журналистами она пришла... пешком. Под ручку со своим мужем, продюсером Джимом Лемли. Да и все разговоры о своем сложном характере Марсо пресекла сразу же, как только началось интервью.

— Просто я очень устала. У меня много работы в Париже, у меня двое детей.

— Дети остались в Париже?

— Да, мой сын Венсан и дочь Жюльетт — в Париже. Я не хочу нарушать их жизнь. У сына уже свои привычки, друзья, школа в конце концов. И если я, например, уезжаю всего на три дня в Москву, то я могу его и не брать с собой. А вот когда я уехала на три месяца в Петербург, то я его, конечно, взяла с собой. Он именно там, на Невском проспекте, сделал свои первые шаги и сказал свое первое слово!

Я прежде всего — мама, и поэтому я не хочу надолго расставаться со своими детьми. Мои дети еще маленькие (сыну — 7 лет, а дочери — 1 год. — Н.П.), и я стараюсь проводить с ними как можно больше времени. На прошлой неделе я ездила с сыном и его одноклассниками на пикник в лес, и мы веселились весь день.

— А как одноклассники сына воспринимали звезду экрана?

— О, им пока все равно, кто такая Софи Марсо. Они немного кокетничали вначале, а потом успокоились, а через некоторое время сказали мне: “О’кей, давай играть в футбол”.

— На открытии кинофестиваля вы рассказали о переменах, которые произошли в вашей личной жизни во время съемок фильма “Анна Каренина” в Санкт-Петербурге. Это было очень похоже на то, что происходило в жизни вашей героини, не так ли?

— В Петербурге семь лет назад, на съемках “Анны Карениной”, я познакомилась с отцом моей будущей дочери Жюльетт. Это резко изменило мою жизнь. Но я бы не стала сравнивать себя с Анной. Эта роль слишком драматична.

— Тогда какая героиня больше похожа на настоящую Софи Марсо: Анна Каренина или Электра Кинг из фильма “И целого мира мало”?

— Ни одна! Обе эти героини впадают в крайности. Но играть и жить с этими ролями было интересно, потому что это было очень экстремально. Ведь в жизни нет таких возможностей для совершения крайних поступков, потому что это просто опасно. Ни Анна, ни Электра об этом не думали. Но обе эти героини — вымысел, а я — настоящая. Может быть, с точки зрения других людей я — вымысел. (Смеется.) Но ведь на самом деле это не так.

— По-моему, вы не говорите по-русски. Как же вы прочитали свою речь на незнакомом языке?

— Я не говорить по-русски (произносит с сильным акцентом). Я готовилась, потому что считаю, что в России должна была говорить на языке, на котором здесь говорят. А написать все мне помогла переводчица, которая работала со мной.

— Вы снимались у европейских режиссеров и сделали карьеру в Голливуде. Где вам было работать проще?

— На мой взгляд, есть два вида кино. Одно — коммерческое. То есть то кино, которое является индустрией. И это понятно, потому что кино требует больших денежных вложений. Другое — как локомотив, тащит за собой весь состав. Такое кино не должно быть коммерческим, потому что кино — еще и искусство. И оно должно нести с собой новые идеи, которые поначалу даже отпугивают зрителей. Мне кажется, что необходимо и коммерческое кино, и кино — искусство.

— А к какому кино вы отнесете фильм, в котором вы снялись недавно, — “Идиот” Достоевского в голливудской версии?

— Это романтическая комедия, которую Достоевский, в общем-то, не писал. Это не экранизация его известного произведения, а история, которая произошла с самим Достоевским, пока он писал “Идиота”. Ее и воплотил режиссер в картине.

— До 12 лет вы были девочкой из парижского пригорода, у которой папа был водителем грузовика, а мама — продавщицей. Софи Марсо сильно отличается от той девочки?

— Я все та же, какой была и раньше. Я вообще думаю, что люди становятся чуть хуже или чуть лучше, но сильной перемены не бывает. Я тот же человек, которым была и в 12 лет.

— Софи Марсо — актриса, режиссер, счастливая женщина и мама: вы во всем состоялись. Что дальше?

— Я сейчас работаю над новым проектом: хочу сделать еще один фильм как режиссер. У меня есть также и актерские планы, о которых пока не хочу говорить, потому что еще нет никаких контрактов. Кроме того, я очень суеверна.

— Ко всем своим достоинствам вы еще и писательница...

— Да, у меня вышла книга “Лгунья” — такая путаная биография. В ней я перемешала реальные события и вещи, которых со мной на самом деле не происходило. Почему я так поступила? Просто в моей биографии есть очень личные вещи, о которых я не могла рассказать открыто, иначе я никогда бы не закончила эту книгу. Именно поэтому пришлось делать такой микс из правды и выдумки.

— Вы в Москве впервые. Я слышала, вас шокировали автомобильные пробки на столичных улицах — это правда?

— Да, в вашем городе много машин, много энергии и много людей. Ну, это как и во всех больших городах. И проблемы большого города вам не чужды: те же пробки и сильное загрязнение. А вообще мне показалось, что Москва — очень впечатляющий город. Мне было интересно все, что я здесь увидела. Я побывала в Третьяковке, где посмотрела картины художников ХХ века.



    Партнеры