Казенный дом

24 июня 2003 в 00:00, просмотров: 674

То, как высоко стоит тот или иной чиновник на лестнице власти, всегда можно легко определить по причитающимся ему привилегиям. Кабинет с приемной, авто с водителем, медобслуживание в спецполиклиниках — это еще не самый “верх”. По-настоящему влиятельные люди — обладатели госдач. В прежние времена среди них были сплошь представители партийно-государственной элиты: члены ЦК, председатели обкомов, министры... А что же сейчас, кто из нынешних сильных мира сего имеет законное право круглый год и за госсчет жить в каком-нибудь живописном уголке Подмосковья? Об этом в интервью “МК” рассказал управляющий делами президента Владимир КОЖИН.

— Есть два вида дач: для постоянного, круглогодичного проживания и для временного отдыха — на неделю, на месяц. Это две разные вещи. Что касается первых, то это практически место жительства: такие дачи мы предоставляем строго в соответствии с указом президента, а круг их обладателей известен, ограничен, абсолютно ясен и прозрачен. К примеру, мы обслуживаем служителей Фемиды — судей Конституционного, Высшего арбитражного судов. Из Госдумы право на госдачу имеют председатель, зампреды и руководители фракций. Тот же принцип работает и для Совета Федерации: спикер и вице-спикеры, главам комитетов здесь ничего не перепадает. Аналогичная картина — в Белом доме: сейчас кроме Михаила Касьянова на дачах, предоставляемых государством, могут жить вице-премьеры и министры. Ну а в Администрации Президента к таким людям относятся сам глава, его заместители и начальники управлений. Но не всех, а тех, что имеют статус главных. В целом же персональных дач в распоряжении Управления делами — несколько сотен.

— А кому же достаются дачи для временного пользования — всем остальным?

— С каждым из органов власти, которые мы обслуживаем, скажем, с Госдумой, Администрацией Президента, аппаратом правительства, нами подписан специальный документ-положение. Согласно которому мы каждому из этих аппаратов предоставляем определенную квоту: как правило, 60, 80 дач — до сотни. Между конкретными чиновниками управление их не распределяет: это происходит непосредственно в Думе или Совете Федерации, в соответствии с их внутренними правилами. Еще помимо дач можно отдохнуть и в наших пансионатах — “Лесные дали”, “Поляны”. Там помимо всего прочего есть возможности для занятий фитнесом: тренажерные залы, бассейны на территории. Но все это — за отдельную плату.

— Давайте все-таки вернемся к госдачам. Самым престижным направлением здесь, как известно, считается Рублевка. А где еще живут сильные мира сего?

— Знаете, называть конкретные поселки я бы не хотел — по соображениям безопасности. Но могу сказать, что, например, дачи, где живет большинство заместителей главы Администрации Президента, находятся вовсе не на Рублевке. Хотя большинство наших комплексов расположено там, есть и другие популярные направления — к примеру, Калужское шоссе в сторону Бора, место под названием Архангельское. Есть дачи и в Снегирях, близ Красногорска, в районе Шереметьева и Клязьмы, но там дачные комплексы более низкого порядка: они пребывают в не очень хорошем состоянии, многие требуют серьезного ремонта. Критериев, чтобы дача находилась на каком-то определенном расстоянии от Москвы, к примеру, не больше 50 км, не существует: все сложилось исторически. Поэтому некоторым приходится добираться до работы по часу.

Ну а принцип расселения у нас такой: мы стараемся для каждой категории чиновников, которым положены госдачи, выделять свое дачное место. Например, судей мы селим с судьями, представители правительства живут в своем поселке, а Госдумы — в своем.

— Ну, это же с ума сойдешь: на работе и дома наблюдать одни и те же лица... С просьбами отселить куда-нибудь подальше от коллег не обращаются?

— Бывает, просят предоставить дачу в каком-то определенном поселке, но мы не идем навстречу всем просьбам и пожеланиям. Поэтому в результате многие отказываются от дач государственных и предпочитают строить свои собственные.

— А можно ли приобрести домик где-нибудь рядом с Волошиным или Селезневым? Возьмет, к примеру, какой-нибудь состоятельный господин и не пожалеет пары миллионов долларов за возможность по-соседски попить чайку со спикером Госдумы?

— Сегодня купить дачу в одном поселке с такими людьми невозможно: там, где они компактно проживают, нечего сдавать — все занято. В других популярных местах, в Жуковке например, выделяем специальную зону, где сдаем дачи в аренду. А продавать мы ничего не продаем.

— Что входит в обязательное содержимое госдачи кроме дома — сад, бассейн?..

— Стандартная госдача включает в себя дом и участок. Последний забором не отделен — это просто небольшая территория около дома, которую жильцы считают своей: клумбы там разбивают, например. Что касается домиков, то среди них есть как кирпичные, так и деревянные. Госдачи, как правило, двухэтажные, помимо кухни и столовой в домике есть еще три-четыре комнаты. Бассейнов нет. Внутри везде стоит мебель — столы, диваны; постелены ковры, посуда на кухне... В общем, это своего рода гостиница.

— А бывает, что кому-нибудь из жильцов не нравится интерьер, и они устраивают евроремонт по своему вкусу?

— Нет, изменений, связанных с переделкой, перестройкой или нарушением конструкции здания, мы не допускаем. Вот захочет человек свою картину повесить или любимый диванчик привезти — это пожалуйста.

— Вы сравнили дачи для чиновников с отелем. Но в гостиничных номерах прибирают горничные, а колдуют над обедами — ресторанные повара. А кто уборками-готовками занимается на госдачах — неужто сами жильцы?

— Порядок поддерживает штат обслуживающего персонала: убираются в домах специальные горничные. И, несмотря на высокий статус и, может быть, стремление сохранить свою частную жизнь в тайне, пока еще никто от их услуг не отказывался. Позаботились мы и о питании “первых лиц”: еду можно заказать прямо на дачу или же сходить в ресторанчик с приемлемыми ценами, расположенный прямо на территории поселка.

— Обладатели госдач сами платят за воду, электричество, отопление или это входит в бесплатный набор, оплачиваемый государством?

— Конечно, это небольшие деньги, соизмеримые с зарплатами, но все равно каждый месяц они отчисляют что-то вроде коммунальных платежей. Сумма зависит от площади — ведь у нас есть дома как по 100 квадратных метров, так и по 500. Но в среднем получается где-то в районе нескольких тысяч рублей.

— Многие высокопоставленные чиновники, обитавшие в таких подмосковных “гостиницах” в ельцинские времена, в массовом порядке оформляли их в собственность. Кто-нибудь из нынче отставных политиков что-нибудь вернул?

— Никто ничего не вернул.

— А в суд подать не хотите?

— У нас и так судов достаточно, так что вопрос останется закрытым. Другое дело, что сейчас приватизировать госдачи практически невозможно.

— Представим себе такой фантастический случай: Александр Волошин уходит в отставку. Неужели же его обяжут “покинуть помещение”?

— Да, госдачу придется освободить.

— И сколько времени отводится на переезд?

— Как правило, это делается в течение месяца.




Партнеры