Александр Кузнецов: "У моей дочки устойчивая психика"

2 июля 2003 в 00:00, просмотров: 417

Русская революция в мировом теннисе достигла апогея. Пять россиянок пробились в 16 сильнейших Уимблдона-2003: Вера Звонарева, Елена Дементьева, Анастасия Мыскина, Мария Шарапова и Светлана Кузнецова, которую Шамиль Тарпищев считает одной из самых перспективных спортсменок нового поколения. Но в 1/8 финала четверо наших девушек покинули английский турнир. И больнее всех было Звонаревой, потерпевшей поражение от Винус Уильямс. Мощная американка чувствовала, что обязана взять реванш за поражение в Париже, и с остервенением вырвала у Веры победу. А вот Кузнецова пробилась в четвертьфинал, выбив из борьбы юную перспективную красавицу Шарапову.

— Но эта победа стоила мне изрядных нервов, — призналась после матча корреспонденту “МК” Света. — Во втором сете утратила концентрацию и уступила 2:6. Но потом собралась и доказала, что могу играть сильнее, чем моя соперница.

Дольше со Светой поговорить, увы, не удалось, зато удалось застать дома ее папу — Александра Анатольевича Кузнецова (по совместительству ведущего российского тренера по велоспорту). Причем исключительно по счастливой случайности. Багаж его команды, которая улетала на чемпионат России в Уфу, не влез в маленький самолет “Ту-134”, Кузнецову пришлось вернуться и... рассказать немного о своей дочери корреспонденту “МК”.

— Как случилось, что в такой велосипедной семье, как ваша, где папа — заслуженный тренер СССР и России, глава центра олимпийской подготовки “Локо-Сфинкс” и мужской команды “Локомотив”, мама — шестикратная чемпионка мира, сын — серебряный призер Олимпиады в Атланте, дочка вдруг решила заняться теннисом?

— Да это вовсе не она решила, а мама. Именно она отвела Свету на корт. А дочка в детстве, наоборот, бросалась ракетками и все норовила погонять на велосипеде. Но Галина, моя жена, упорно снимала ее с велосипеда и снова вела на корт.

— Ваша жена не хотела, чтобы дочка пошла по ее стопам?

— Просто идти было особо некуда. Мы решили развивать исключительно мужской велоспорт, потому что у нас реально сильная команда и в нее имеет смысл вкладывать силы. А женской команды у нас нет, и ради одной Светы мы бы создавать ее не стали. Значит, нужно было искать что-то другое. Мы решили, что теннис подойдет.

— И как рано у Светы обнаружились яркие способности?

— Не сказал бы, что они обнаружились рано. На самом деле тренеры Свету долго не выделяли. И только лет в 15 стало ясно, что ей имеет смысл заниматься серьезно.

— Она сильно переживала после неудачи во Франции?

— Не думаю. У нее психика устойчивая.

— Волновалась перед матчем с Шараповой?

— Конечно, на таком турнире никого из соперников недооценивать нельзя. Тем более эту Шарапову так усиленно раскручивают, а Свету — нет.

— Вы сами видели этот матч?

— Что вы, мне некогда было смотреть.

— Даже на родную дочку?

— Так мне жена все по телефону рассказывает, а потом мы смотрим ее выступления вместе, правда, в записи. Мы со Светой вчера последний раз разговаривали, я только ее спросил: “Для тебя не слишком играть всюду сразу — и в паре, и в миксе, и в одиночках?” А она говорит: “Меня на все хватит, получше разомнусь!”

— В чем сила ее тенниса?

— Он очень мощный и умный, она вдумчиво настраивается на соперника.

— А как она настраивается на Жюстин Энен-Арденн?

— Я знаю только, что она бельгийки не боится. А значит, имеет шансы ее победить...




    Партнеры