Пять фальшивых звезд

4 июля 2003 в 00:00, просмотров: 147

Начну с конца. С возвращения домой. Потому что это самые свежие впечатления. В следующих номерах расскажу о некоторых особенностях русской жизни в Турции. Потом вы, уважаемые читатели, мне напишете. И мы вместе, еще до конца сезона, малость отрегулируем и эту знойную страну, и русских продавцов турецкого отдыха.

...Продавая путевку, агент сыплет на вас красивые названия отелей, число звезд, цены, поминутно добавляя “все включено, спиртное круглосуточно”. Но вы едете с ребенком, и потому особенно соблазнительно звучит:

— Пять звезд, и всего 20 минут от аэропорта!

Да, если до одного круглосуточного спиртного — полтора часа, а до другого — 20 минут, выбор очевиден. В одном случае три часа в автобусе (туда и обратно), в другом — 40 минут. Ваш ребенок будет на два с лишним часа меньше жариться на 50-градусной жаре. Приятно чувствовать себя заботливым отцом.

...И вот предпоследний день отдыха. Ты стоишь в холле надоевшего отеля и с тупым недоумением (спиртное круглосуточно) долго читаешь простое объявление:

“Выезд из отеля — 14.00.

Вылет из аэропорта — 17.30”.

Калькулятора нет. Мучительно вычитаешь в уме. Как ни старайся, получается три с половиной часа. Не может быть. Какая-то ошибка. Ведь езды 20 минут. Ну пусть полтора часа на регистрацию. Итого два часа.

А остальное время?

Идешь к стойке администратора. Твердо знаешь, конечно, что ничего изменить нельзя, но хочется понять — почему?

— Нет русски говорить, — бормочет турок.

Мычишь английское пожалуйста, делаешь хенде хох и другие немецкие жесты, и, поняв наконец, он отвечает точно то, что ты предполагал:

— Это нет делать наш отель. Это делать ваш агентство.

...И вот последний день. В холле 12 русских с детьми и чемоданами. 14.00. Подкатывает наш автобус. И гид в фирменной жилетке и с табличкой “ODEON Tours” предлагает поторопиться. Мы рады. Мы хотим домой. Но зачем спешить? Зачем, спрашиваю гида, так задолго выезжать?

— А нам еще в три отеля надо заехать.

От такого простодушия теряешь дар речи. Поехали. В одном отеле взяли еще 15 человек. В следующем сели двое. Мы думали, что остальные замешкались, пытаются в последний раз побольше съесть и выпить. Нет. Из этого отеля на наш рейс ехала только одна парочка. Двери автобуса открыты, двигатель работает, горячие выхлопные газы в третий раз заполняют салон. Может быть, лучше было катать этих двоих за нами, чем всех нас за ними? Но, слава богу, едем домой. Сейчас, говорю я сыну, еще час-полтора в аэропорту помаемся и...

— А сейчас у нас будет обязательная остановка — “МИР СЛАДОСТЕЙ”!

Это наш простодушный гид в микрофон объявил на весь автобус. Все обалдели. Какой мир сладостей? Зачем?

— Это обязательный элемент программы. Это такой магазин. Вы там купите...

“Мы ничего не хотим!” — хором закричали мы. Гид настаивал.

Микрофона у меня не было, поэтому я приподнялся и крикнул во все горло:

— Есть тут хоть один, кто хочет в мир сладостей?!

К чести россиян, а среди нас были дети от двух до двенадцати, — никто не хотел.

— Везите нас в аэропорт. Видите: никто не хочет.

— Я здесь гид! Я здесь главный! Я решаю, куда ехать!

— Нет, это мы здесь главные. Это мы заплатили деньги за то, чтобы вы нас обслуживали. И мы платили за дорогу в аэропорт, а не за то, чтобы объезжать здешние отели. И не за принудительные покупки, с которых кто-то, видать, получает комиссионные.

— Гиды от этого ничего не получают, — грустно сказал простодушный парень, поселив в нас уверенность, что его начальники уж точно получают.

Скоро проехали здоровенный бетонный мир сладостей, возле которого стояло 6—7 огромных автобусов, ожидая своих слабохарактерных, на все согласных пассажиров...

...Последний контроль перед входом в самолет.

— У вас в сумке нож. Надо сдать.

Рентгеновский аппарат нашел в моей сумке швейцарский ножик с 15 причиндалами. Отдавать было жалко, но что поделаешь. Сам виноват — положил бы в чемодан, сдал бы в багаж и — если не украдут в “Шереметьево” — все будет хорошо.

— А кто мне его отдаст?

— Вам его отдаст командир экипажа в Москве.

Ножик обмотали бумажкой с номером и такой же номер налепили на мой билет.

Вошли. Сели. Хотели было в ожидании взлета читать “Руслана и Людмилу”, но что-то меня толкнуло... Пошел к пилотам. Хотел сказать: “Ребята, не забудьте мне в Москве ножик отдать”. А стюардесса не пускает. Я про ножик, а она:

— Никаких ножей мы не берем.

— А-а-а...

— Когда опять в Турцию приедете, по этой квитанции, может быть, получите в аэропорту.

Я бегом из самолета по “рукаву”, в аэропорт. Навстречу валит густая толпа, липкая после мира сладостей. Вот и стойка, где отрывают посадочные талоны. На стойке, завернутый в бумажку с номером, мой ножик.

— Кто мне отдаст его в Москве?

— Командир экипажа.

— Но командир уже в кабине. Кто отдаст ему?

Девушки смущенно молчали. Может быть, думали, что воровать нехорошо. Потом одна сказала, что если я когда-нибудь вернусь в Турцию, то ведь у меня есть квитанция...

К счастью, служащий русской авиакомпании “ВАСО” (Воронежские самолетостроители) взял ножик и понес его в самолет, объяснив турчанкам, что он либо отдаст нож командиру экипажа, либо вернет его обратно.

Командира удалось уговорить.

Через три часа мы приземлились в Москве.

Стюардесса, замечательная русская девушка, отдала мне оружие, и мы с сыном смело шагнули на родину.




Партнеры